Лента новостей

26 февраля 2021 г.
Тонкости экспертиз по делам о банкротстве
Адвокатам рассказали об аспектах судебных экспертиз, проводимых в рамках банкротного процесса  
26 февраля 2021 г.
Последствия банкротства
Субсидиарная, деликтная, административная ответственность контролирующих должника лиц
26 февраля 2021 г.
Фокус, где сошлись проблемы современного деликтного законодательства
На какие аспекты следует обратить внимание законодателю, чтобы введение института уголовного проступка и новых кодексов об административных правонарушениях не привели к сложностям правоприменения

Мнения

Александр Гофштейн
20 февраля 2021 г.
Лицо российской адвокатуры
К 90-летию со дня рождения Генриха Павловича Падва

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Закон не повысит качество медиации

9 октября 2020 г. 15:23

Федеральная палата адвокатов РФ подвергла критике ряд положений законопроекта о медиации, разработанного Минюстом России


Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко направил заместителю министра юстиции РФ Максиму Бесхмельницыну письмо с изложением правовой позиции Федеральной палаты адвокатов РФ относительно проекта федерального закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации» (далее – законопроект). В правовой позиции ФПА РФ указывается, что запрет адвокатам и нотариусам заниматься медиацией не имеет под собой законных оснований, а также подчеркивается, что медиация как общественный институт может превратиться в подобие государственной службы по примирению.

Отметив, что законопроект, как следует из пояснительной записки, имеет своими целями создание благоприятных условий для развития медиации, ее популяризацию и совершенствование, снижение нагрузки на судебную систему, в ФПА РФ высказывают мнение о необходимости и востребованности ряда новых положений проекта. В частности, устанавливается обязательная медиация по семейным спорам с участием несовершеннолетних детей; включено общее положение о применении восстановительного правосудия – медиации в области уголовных дел; придается легитимный статус медиации в области образования («школьной» медиации).

Вместе с тем, отмечается в правовой позиции, «законопроект содержит ряд положений, с которыми Федеральная палата адвокатов РФ не может согласиться, поскольку они противоречат заявленным целям развития медиации и снижения нагрузки на судебную систему, являются произвольными и крайне противоречивыми».

Прежде всего, предлагаемый запрет для адвокатов и нотариусов выступать в качестве медиаторов «не имеет под собой законных оснований, противоречит устоявшейся общемировой практике, а также не учитывает тот положительный опыт, который был накоплен в нашей стране за прошедшие несколько лет с момента принятия действующего закона о медиации», где подобных ограничений нет.

ФПА РФ напоминает, что деятельность медиатора, как и адвокатская деятельность, не является предпринимательской и допускает совмещение статуса адвоката с осуществлением процедуры медиации. Наличие адвокатского статуса не препятствует участию в другом альтернативном способе разрешения споров – осуществлении функций третейского судьи.

Законопроект, как подчеркивается в письме, содержит «определенное внутреннее противоречие»: с одной стороны, он требует обязательного наличия у медиатора высшего юридического образования, с другой – предлагает запретить доступ к осуществлению медиации именно профессиональным юристам – адвокатам и нотариусам. «Такой запрет в отношении профессиональных юристов, подчиняющихся профессиональным и этическим стандартам, выглядит абсолютно произвольным и нелогичным», – констатирует ФПА РФ и выражает недоумение, почему и для чего авторы законопроекта перекрывают дорогу к медиации этой квалифицированной части юридического сообщества.

В ФПА РФ отмечают, что в течение последних 10 лет именно представители адвокатского сообщества являются востребованными медиаторами. Причем эта востребованность исходит, в том числе, и со стороны судейского корпуса. «Судьи, рассматривающие гражданские или арбитражные споры, в большинстве случаев предпочитают, чтобы процедура медиации проводилась именно медиаторами-адвокатами, хорошо знающими процессуальное законодательство и способными облечь итоговое медиационное соглашение в юридически правильную форму», – говорится в правовой позиции.

Понимая и разделяя желание авторов законопроекта полностью исключить потенциальную возможность каких-либо злоупотреблений со стороны лиц, участвующих в урегулировании споров в качестве медиаторов, в ФПА РФ считают необходимым «исключить запрет для адвокатов на выполнение функций медиатора». Одновременно предлагается установить дополнительные гарантии беспристрастности и независимости медиатора с действующим статусом адвоката, направленные на повышение качества работы медиатора. В частности, речь идет о предоставлении письменных гарантий по исключению конфликта интересов и распространении действие норм Кодекса профессиональной этики адвоката на деятельность адвоката в ходе его работы в качестве медиатора.

* * *

Кроме того, в правовой позиции ФПА РФ содержится негативная оценка того факта, что законопроект предполагает полное исключение саморегулирования со стороны профессионального сообщества медиаторов, устанавливая при этом «жесткое и всеобъемлющее регулирование со стороны государства всех вопросов организации и проведения медиации». Поскольку в основе медиации лежит негосударственный, альтернативный, создаваемый непубличными субъектами механизм разрешения споров и конфликтов, «такая тотальная форма государственного регулирования и контроля, которая предусматривается законопроектом, даст в недалекой перспективе обратный эффект». Медиация как общественный институт перестанет развиваться и превратится в подобие государственной службы по примирению.

Законопроект не учитывает положительный опыт в организации медиации в РФ и наличие признанных в мире нескольких российских научных школ, развивающих это направление с 1990-х годов, и, в отличие от действующего закона, не предусматривает ни одного вопроса или полномочия, которое передается в сферу саморегулирования. Не предусматривается и создание каких-либо органов саморегулирования, а Кодекс профессиональной этики медиаторов – принимается государственным органом. В ФПА РФ особо отмечают, что, согласно законопроекту, квалификационная комиссия, принимающая экзамен у будущих медиаторов, состоит исключительно из судей, представителей правоохранительных органов и Минюста.

«Мы полагаем, что упомянутый выше подход является очевидным “перегибом”, который целесообразно скорректировать, поскольку он не будет способствовать заявленным целям по развитию медиации, ее популяризации и совершенствованию», – говорится в письме.

* * *

Федеральная палата адвокатов РФ также считает целесообразным принятие дополнительных мер по стимулированию развития медиации в области арбитражных споров, которые не повлекут дополнительных расходов федерального бюджета.

Количество обращений к медиаторам и число судебных споров, закончившихся подписанием мирового соглашения с помощью медиатора по-прежнему крайне мало: за весь 2019 г. утверждено лишь 11 (!) таких соглашений. В то же время средняя нагрузка на судью продолжает расти и во многих регионах значительно превышает установленные нормативы. По статистике Верховного Суда РФ, количество дел, рассмотренных арбитражными судами по гражданско-правовым спорам с вынесением решения в 2019 г., составило почти один миллион (980 тысяч).

В условиях, когда процедура медиации в целом остается невостребованной как у граждан, так и у предпринимателей, несмотря на крайне высокую нагрузку на судей, в ФПА РФ полагают, что «для расширения применения медиации недостаточно принять закон о медиации. Нужны определенные экономические и правовые стимулы для того, чтобы граждане и предприятия пользовались процедурой медиации».

В письме приводится сравнение примирительных процедур в России и за рубежом. В Европе и в США успешность медиации связана именно с «альтернативой» по отношению к очень долгой и дорогой судебной процедуре. В российских арбитражных судах обратная ситуация: пошлина за обращение в суд низкая, а сроки разрешения споров – сжатые. Однако огромный переизбыток исков (зачастую абсолютно необоснованных), чрезмерная загруженность судей приводят к снижению качества судебных решений и неспособности сторон урегулировать споры без направления заявления в суд.

«Практика других стран, где медиация выступает в качестве серьезной альтернативы государственной судебной системе, показывает, что там исключена возможность обращений в суд “на всякий случай”, а также создан баланс между судебными издержками и экономическими мерами по стимулированию для обращения к медиации», – резюмируется в документе. Например, расходы на адвокатов, независимо от их реального размера, арбитражный суд пока взыскивает в «разумных пределах», которые немногим отличаются от размера пошлины. И в связи с этим такой аргумент, как расходы на судебную процедуру, риск взыскания судебных издержек, является очень весомой причиной для применения медиации в большинстве стран, но не в России.

В ФПА РФ полагают, что с учетом этих обстоятельств, во-первых, было бы целесообразным некоторое повышение размера государственной пошлины по крупным коммерческим спорам, которое не стало бы препятствием в доступе к судебной защите, а мотивировало бы стороны более ответственно подходить к обращению в суд. Во-вторых, дополнительным стимулом стал бы возврат истцу уплаченной пошлины в случае, если стороны обращаются к медиации и достигают соглашения. В-третьих, целесообразно рассмотреть введение обязательной медиации по некоторым категориям судебных споров, рассматриваемых арбитражными судами. Это могут быть споры о размере штрафных санкций; об изменении и расторжении договоров; дела, в которых заявляются встречные иски; споры о качестве выполненных работ.

«Профессиональная помощь медиатора по таким делам позволит значительно увеличить количество дел, оканчиваемых мировым соглашением, и снизить число обжалований судебных решений», – резюмируется в документе.

Кроме того, в ФПА РФ отмечают, что многие положения законопроекта требуют также значительной юридико-технической доработки.

Поделиться