Лента новостей

22 января 2021 г.
Давление со стороны органов следствия?
В отношении адвоката АП Ульяновской области возбуждено уголовное дело из-за привлечения ею специалиста
22 января 2021 г.
Права и обязанности адвоката-защитника
Продолжается курс вебинаров ФПА РФ, направленных на совершенствование профессионального мастерства адвокатов
21 января 2021 г.
Ошибка следствия
Президент АП Республики Марий Эл Ольга Полетило добилась оправдания пристава-исполнителя, которая не взыскала у должника имущество

Мнения

Эллада Бозова
25 января 2021 г.
Дискуссионный клуб возобновил работу
О сжатом, но информативном формате обмена мнениями адвокатов

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Взгляд практиков

14 декабря 2016 г. 16:27

ФПА РФ считает необходимым доработать недавно принятый закон, усиливающий ответственность силовиков за необоснованное преследование предпринимателей


В опубликованной правовой позиции Федеральная палата адвокатов РФ указала на ряд сложностей, с которыми может быть сопряжено практическое применение новой нормы УК РФ.

Напомним, что проект соответствующих поправок был внесен в Госдуму Президентом РФ в конце октября этого года, через месяц закон был принят в третьем чтении.

Законом, в частности, вносятся изменения и дополнения в ст. 299 УК РФ. Верхний порог срока лишения свободы за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности предлагается увеличить с пяти до семи лет. За то же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления либо повлекшее причинение крупного ущерба или иные тяжкие последствия, законом устанавливается ответственность в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет.

Также указанная статья дополняется ч. 3, в соответствии с которой «незаконное возбуждение уголовного дела, если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба, – наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет». При этом уточняется, что крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает 1 500 000 руб.

Рассмотрев указанный закон, ФПА РФ в своей правовой позиции отметила, что применение ч. 3 ст. 299 на практике может быть сопряжено с целым рядом сложностей.

Во-первых, в рамках предусмотренного регулирования сложно доказать незаконность возбуждения уголовного дела. В соответствии с новой нормой, объективная сторона рассматриваемого состава преступления выражается в незаконном возбуждении уголовного дела. Однако постановление о возбуждении уголовного дела можно признать незаконным только в том случае, если у следователя и дознавателя на момент вынесения такого постановления не было для этого повода (сообщения о преступлении) и оснований (достаточных данных, указывающих на признаки состава преступления). На стадии проверки сообщения о преступлении закон требует от уполномоченного лица лишь установить, что произошедшее событие формально содержит признаки состава преступления, а удостовериться в их наличии или отсутствии позволяет после проведения комплекса следственных и процессуальных действий. При этом достаточность данных для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела определяется каждым следователем субъективно, что приводит к сложности в доказывании незаконности возбуждения.

Во-вторых, текущая конструкция состава преступления усложняет доказывание причинной связи между решением о возбуждении уголовного дела и указанными в норме последствиями.

В соответствии с новеллой, последствием преступления должно быть прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба. Однако само по себе вынесение постановления о возбуждении уголовного дела не может каким-либо образом воспрепятствовать предпринимательской деятельности – такие последствия могут повлечь определенные следственные или процессуальные действия: арест имущества; изъятие финансовых или бухгалтерских документов; изъятие хранилища данных (сервера); заключение под стражу руководителя организации, индивидуального предпринимателя и др. Все эти действия, как подчеркивается в правовой позиции ФПА РФ, охватываются более широким понятием «уголовного преследования». Указанные несоответствия приведут к сложностям в доказывании причинной связи между решением о возбуждении уголовного дела и прописанными в норме последствиями, считают в ФПА РФ.

И, в-третьих, на практике могут возникнуть трудности с установлением субъекта преступления.

В соответствии с ч. 3 ст. 299 УК РФ субъектом преступления является должностное лицо, возбудившее уголовное дело. Поэтому даже в тех случаях, когда уголовное дело возбудил один следователь, а следственные и процессуальные действия, которые привели к негативным последствиям, проводил другой, к уголовной ответственности, исходя из формулировки указанной нормы, будет привлечен первый из них.

«Изложенное свидетельствует о том, что состав правонарушения должен заключаться именно в незаконном уголовном преследовании», – подытоживается в документе.

Несмотря на эти замечания, в ФПА РФ считают, что президентские предложения позволят обеспечить условия для исключения возможности давления на бизнес и создания благоприятного делового климата в стране. 

Поделиться