Лента новостей

4 октября 2022 г.
Опыт подобной работы у ФПА имеется
Российскую адвокатуру ожидает пополнение: по предварительным оценкам, в нее войдут еще около 500 адвокатов
3 октября 2022 г.
Вебинар ФПА 7 октября
В пятницу пройдет очередной вебинар для адвокатов
30 сентября 2022 г.
Добра, здоровья, счастья и благополучия!
ФПА РФ поздравляет с юбилеем Владимира Калитвина

Мнения

Сергей Иванов
29 сентября 2022 г.
О внедрении подсистемы АРПН КИС АР
Ее запустят, когда в АП Вологодской области убедятся в готовности адвокатов и уполномоченных лиц к использованию системы

Интервью

Стараемся помогать каждому
9 сентября 2022 г.
Михаил Михайлов
Стараемся помогать каждому
Адвокаты АПБО активно оказывают юридическую помощь гражданам на условиях pro bono

ВС удовлетворил требования адвоката

12 сентября 2022 г. 18:55

Адвокат добился в ВС РФ признания незаконными действий полицейских, не пустивших его в здание ОМВД с телефоном


Как сообщает «АГ», Верховный Суд РФ опубликовал Кассационное определение от 24 августа по делу № 49-КАД22-6-К6, которым признал незаконными действия должностных лиц районного ОМВД в Республике Башкортостан, выразившиеся в отказе пропустить в здание полиции адвоката с мобильным телефоном. Суд подчеркнул, что федеральное законодательство не содержит каких-либо норм, устанавливающих запрет адвокату посещать с техническими средствами здание полиции с целью участия в следственных действиях. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил, что позиция Верховного Суда РФ позволит адвокатам беспрепятственно посещать с телефонами правоохранительные органы. 

1 апреля 2021 г. адвокат АП Пермского края Роберт Шафиков как представитель потерпевшего явился в ОМВД России по Татышлинскому району Республики Башкортостан для участия в следственных действиях, проводимых в отношении его доверителя. Для прохода в здание сотрудник дежурной части предложил адвокату сдать сотовый телефон в ячейку, которая находилась в фойе. Роберт Шафиков отказался сделать это, пояснив, что телефон нужен ему для снятия копий документов из уголовного дела, в связи с этим его не пустили в отдел.

Роберт Шафиков обратился с жалобой на действия дежурного к начальнику ОМВД, но тот отказал в ее удовлетворении (документ есть у «АГ»), указав, что сотрудником дежурной части ОМВД каких-либо нарушений требований закона, а также прав и свобод гражданина в связи с отказом в пропуске в здание ОВД не допущено. Начальник отдела полиции также сообщил, что специальные ящики для временного хранения технических средств установлены для удобства посетителей и оставление там запрещенных к проносу вещей и предметов является добровольным, если нет иной возможности.

Суды признали запрет законным

Впоследствии Роберт Шафиков обратился в суд с административным исковым заявлением к ОМВД, позднее к участию в деле в качестве соответчика было привлечено МВД по Республике Башкортостан. Адвокат просил признать незаконными действия сотрудников полиции, выраженные в запрете ему проноса мобильного телефона, мотивируя свои доводы тем, что он вместе с доверителем был приглашен для допроса к следователю. Роберт Шафиков отмечал, что Инструкция по обеспечению режима секретности в РФ и другие акты предназначены для служебного пользования и не относятся к гражданам, в том числе адвокатам. Он подчеркивал, что законодательство РФ не содержит запрет для адвоката иметь при себе средства мобильной связи, которые могут быть использованы в том числе для фиксации содержания информации из уголовного дела. Доказательств того, каким образом и какой информацией конфиденциального характера адвокат мог противоправно завладеть или нарушить режим секретности, явившись к следователю для выполнения следственных действий, располагая телефоном, ему ответчиком не представлено, пояснялось в административном иске.

В судебном заседании адвокат также пояснил, что согласно сложившейся практике внутриведомственные приказы основаны не на законе, носят ведомственный характер. Он отмечал, что в здании полиции он находился под сопровождением следователя, никак не мог нарушить режим секретности.

Представитель административного ответчика исковые требования не признал, пояснив, что в отделе полиции разработана и утверждена Инструкция о пропускном режиме на территории объектов МВД России по Татышлинскому району в соответствии с действующим законодательством о режиме секретности. Согласно данному документу на территорию отдела сотовые телефоны, средства видеосвязи не пропускаются, пронос личных средств связи исключен. Кроме того, представитель ОМВД пояснил, что права истца никак не нарушены, поскольку при заявлении участника уголовного дела на снятие копии с его материалов предоставляется видеокамера, фотоаппарат, не имеющие выхода в интернет, а также копия запрашиваемого документа. Кроме того, информация может быть представлена на электронном носителе.

Начальник ОМВД РФ пояснил суду, что в действиях сотрудников полиции никаких незаконных действий не имеется, поскольку пронос на территорию отдела личных технических средств записи изображения и звука, радиоприемных, радиопередающих устройств и средств связи, позволяющих несанкционированно получать информацию, запрещен. Он указал, что согласно Инструкции о пропускном режиме административное здание является режимным помещением и это положение является обязательным для всех без исключения посетителей. Начальник отдела полиции подчеркивал, что граждане и адвокаты обязаны исполнять все требования сотрудника полиции, которые вытекают из Закона о полиции. Пронос в здание полиции сотовых телефонов по согласованию со следователем, в чьем производстве находится уголовное дело, не предусмотрен, пояснял он.

Следователь ОМВД по Татышлинскому району РФ подтвердила суду, что Роберт Шафиков является представителем потерпевшего по уголовному делу и был приглашен для проведения очной ставки. Она также отметила, что при ознакомлении с материалами дела участникам уголовного дела не разрешается фотографировать их.

Решением Балтачевского межрайонного суда Республики Башкортостан в удовлетворении административного иска было отказано, апелляция и кассация оставили его без изменений. Суды, признавая требования адвоката необоснованными, проанализировали федеральные нормы, закрепляющие гарантии независимости адвокатов, а также регулирующие вопросы полномочий органов полиции и отношения в сфере противодействия терроризму. Они исходили из того, что оспариваемые действия соответствуют требованиям Инструкции о пропускном режиме на территории объектов данного отдела МВД России. Запрет на пронос и использование на территории объекта ОМВД телефона с функциями фото- и видеозаписи установлен в целях обеспечения режима собственной безопасности подразделения МВД, защиты служебной информации и сведений, составляющих государственную тайну, указали суды. Они добавили, что это соответствует положениям законодательства РФ о защите государственной и иной охраняемой законом тайны и не может расцениваться как нарушение принципа открытости для общества деятельности полиции, а также как нарушение прав, свобод и законных интересов Роберта Шафикова.

Считая, что запрет адвокату пройти в кабинет следователя для участия в следственных действиях с имеющимся у него мобильным телефоном является законным, суды указали, что при рассмотрении данного административного дела не установлены нормативные правовые акты, регулирующие порядок пропуска на территорию ОВД адвокатов, имеющие большую юридическую силу, чем указанная инструкция, которой руководствовались при осуществлении своей деятельности сотрудники дежурно-постовой службы.

ВС удовлетворил требования адвоката

Не согласившись с принятыми судебными актами, Роберт Шафиков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ (имеется у «АГ»). Адвокат отмечал, что нормативные акты, изложенные в оспариваемых решениях, никакого отношения к адвокатской деятельности не имеют. Он указал, что в соответствии со ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну.

В кассационной жалобе подчеркивалось, что в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ адвокат вправе знакомиться с материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. Адвокат пояснил, что реализация этого права корреспондирует обязанности органов предварительного следствия обеспечить такое право на основании и в порядке, установленных нормами УПК.

Роберт Шафиков также заметил, что административный ответчик не сослался на федеральный закон или подзаконный акт, содержащие норму, которая запрещала бы адвокату приносить в здание, где расположено следственное подразделение полиции, телефон, какими бы функциями он ни обладал. «Представленные в суд ответчиком инструкции, распоряжения являются служебными и предназначены для служебного пользования, касаются только сотрудников, федеральных государственных гражданских служащих и работников МВД и никоим образом не могли служить основанием для ущемления права адвоката пройти в здание полиции, имея при себе принадлежащий ему телефон», – разъяснил адвокат.

Кроме того, в кассационной жалобе подчеркивалось, что в материалах дела отсутствуют доказательства, которые свидетельствовали бы, что адвокат намеревался пронести в здание полиции телефон с целью использования его в противоправных целях.

Читайте также:
Право адвоката закреплено законом
УМВД по ХМАО-Югре подтвердило, что нельзя препятствовать защитникам в использовании телефона на территории ОВД

Изучив дело, ВС указал, что при рассмотрении и разрешении настоящего спора по существу судами не принято во внимание то обстоятельство, что федеральное законодательство не содержит норм, устанавливающих запрет адвокату посещать здание полиции с целью участия в следственных действиях. Суд отметил, что согласно п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции полиция для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет право обеспечивать безопасность и антитеррористическую защищенность, в том числе с применением технических средств, зданий, сооружений, помещений и иных объектов федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальных органов, организаций и подразделений.

ВС пояснил, что полиция вправе требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах; осуществлять досмотр или личный осмотр граждан, осмотр находящихся при них вещей, досмотр или осмотр транспортных средств при въезде на охраняемые объекты и выезде с них. При выявлении нарушений, создающих на охраняемых объектах угрозу безопасности граждан, а также условий, способствующих хищениям имущества, полиция имеет право принимать меры по их пресечению и ликвидации, подчеркнул ВС.

Читайте также:
«Важная победа права и здравого смысла над произволом»
КС подтвердил отсутствие запрета на пронос адвокатами телефона в здания МВД

Судебная коллегия обратила внимание, что Конституционный Суд РФ, проверяя конституционность п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, признал его не противоречащим Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования данная норма не может служить основанием для запрета должностными лицами полиции прохода адвокатов в связи с оказанием юридической помощи в уголовном судопроизводстве в административные здания ОВД с мобильным телефоном, имеющим функции аудио- и видеофиксации, а также выхода в интернет. Это не препятствует должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование, определять возможность использования соответствующих функций телефона при производстве предварительного расследования (Постановление КС РФ от 26 мая 2022 г. № 21-П). ВС указал, что выявленный конституционно-правовой смысл названной нормы является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Верховный Суд со ссылкой на КС РФ подчеркнул, что запрет прохода адвокатов в административные здания МВД России с техническими средствами, имеющими функцию фото- и видеофиксации, а также функцию выхода в интернет, может быть основан исключительно на конкретных положениях федерального закона. Иное ставило бы под сомнение положения Конституции о верховенстве федеральных законов и об обязанности органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан соблюдать их, уточнил он.

В определении отмечается, что Закон о полиции также устанавливает, что любое ограничение полицией прав, свобод и законных интересов граждан, а также прав и законных интересов общественных объединений и должностных лиц возможно только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом.

Как пояснил ВС, анализ этого и иных федеральных законов свидетельствует, что в системе действующего правового регулирования они – в отличие от ч. 1 ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, прямо запрещающей защитнику проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства, позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись, – не содержат каких-либо норм, ограничивающих проход адвокатов, оказывающих юридическую помощь по уголовным делам, в занимаемые ОВД административные здания с соответствующими техническими средствами, в том числе с мобильными телефонами.

«Следовательно, ссылка судов на положения п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции в обоснование вывода о законности требования сотрудника полиции к административному истцу оставить мобильный телефон для временного хранения в специально отведенном месте как обязательного условия входа в здание полиции для участия в следственных действиях является несостоятельной», – указано в определении.

Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что судебными инстанциями при разрешении спора были допущены существенные нарушения норм материального права, в связи с чем он отменил оспариваемые судебные акты, удовлетворив заявленные административные исковые требования. ВС признал незаконными действия должностных лиц ОМВД России по Татышлинскому району Республики Башкортостан, выразившиеся в отказе пропустить в здание полиции к следователю для участия в следственных действиях адвоката Роберта Шафикова с имеющимся у него мобильным телефоном.

Адвокаты оценили позицию ВС

В комментарии «АГ» Роберт Шафиков отметил, что по смыслу решений нижестоящих судов инструкция о пропускном режиме верховенствует над законом, так как они указали, что при рассмотрении данного административного дела не установлены нормативные правовые акты, регулирующие порядок пропуска на территорию ОВД лиц, имеющие большую юридическую силу, чем инструкция.

Адвокат заметил, что важную роль для принятия решения ВС РФ сыграло Постановление № 21-П, которым КС РФ подтвердил отсутствие запрета на пронос адвокатами телефона в здания МВД. «Определение ВС, очевидно, повлияет на судебную практику, и коллеги смогут оспаривать подобные незаконные действия сотрудников полиции, главное – не опускать руки и идти до конца», – заключил Роберт Шафиков.

Адвокат АП Республики Карелия Николай Флеганов отметил, что осуществление защиты по уголовному или иному делу подразумевает не просто формальное участие защитника в следственном или процессуальном действии. Он убежден, что защитник также должен иметь возможность ознакомиться с постановлениями следователя и иными материалами дела, которые касаются непосредственно доверителя. Для квалифицированного оказания юридической помощи адвокаты осуществляют фотокопирование материалов. «Адвокаты ведут и адвокатские досье, в том числе в электронном виде. В некоторых случаях с помощью своих гаджетов они фиксируют нарушения своих профессиональных прав, а равно прав своих доверителей на защиту. Телефон нужен защитнику при осуществлении своей деятельности и чтобы просто позвонить на телефон доверия с жалобой на действия сотрудника либо связаться с представителем Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов для того, чтобы сообщить о нарушениях. Нежелание пропускать адвоката к подзащитному со средствами связи – существенное нарушение закона со стороны конкретного правоприменителя. Отрадно, что суды не оставляют подобные нарушения без внимания», – прокомментировал Николай Флеганов.

Адвокат практики уголовно-правовой защиты бизнеса МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков подчеркнул, что проблема, поднятая в определении ВС, является достаточно актуальной. «Благодаря внутриведомственным документам (в частности, инструкциям о пропускном режиме) правоохранители создавали пространство для ограничения права на получение квалифицированной юридической помощи, а также искажали принцип верховенства федерального законодательства. Суды же зачастую, не вдаваясь в детали, вставали на их сторону и отказывали в удовлетворении жалоб адвокатов», – поделился адвокат.

Артем Чекотков заметил, что ранее похожая проблема была проигнорирована Верховным Судом: судья ВС и заместитель председателя в апреле 2021 г. отказали в передаче кассационной жалобы с аналогичным содержанием в Судебную коллегию по административным делам. В результате дело рассмотрел Конституционный Суд и вынес Постановление № 21-П, которым выразил противоположную позицию и встал на сторону заявителя. «В деле, рассмотренном КС по жалобе заявителя, в помещения ОВД не впустили защитника. ВС же, ссылаясь на позицию КС, распространил ее и на адвокатов – представителей потерпевших. Тем самым наглядно демонстрируется вектор развития судебной практики по данному вопросу. Надеемся, что суды, осознавая риски отмены решений в проверочных производствах, будут тщательнее относиться к доводам сторон, а правоохранители перестанут игнорировать очевидные всем требования, руководствуясь внутриведомственными инструкциями, а не положениями федерального законодательства», – заключил адвокат.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян также отметил, что затронутая тема сегодня достаточно актуальна: «Нередко встречаются должностные лица, которые запрещают проходить в правоохранительный орган с телефоном. И все чаще происходят конфликты с адвокатами, когда последние пытаются записать на свой гаджет допускаемые нарушения закона».

Нвер Гаспарян поприветствовал позицию ВС, вынесенную на основании недавнего постановления КС. По его мнению, такая позиция, с одной стороны, позволит адвокатам беспрепятственно посещать правоохранительные органы с телефонами, используя их свойства для эффективной и квалифицированной защиты граждан. «С другой стороны, это сократит количество конфликтов между нашими коллегами и теми представителями власти, которым хотелось бы скрыть от публики свои собственные злоупотребления. ВС четко указал, что нет норм закона, которые препятствовали бы проходу адвоката со своим телефоном. Данное кассационное определение следует максимально распространять среди наших процессуальных оппонентов для всеобщего просвещения», – считает Нвер Гаспарян.

Анжела Арстанова

Поделиться