Лента новостей

23 июля 2024 г.
В защиту прав обвиняемых
ФПА РФ представит правовую позицию на законопроект, ограничивающий сроки ознакомления с материалами уголовного дела
23 июля 2024 г.
В ФПА поддержали идею создания Ассоциации адвокатов по семейным и наследственным делам
Новое объединение будет способствовать обмену опытом между квалифицированными специалистами
22 июля 2024 г.
В ФПА обсудили проблемы профессионализации судебного представительства
Сохранить принципы независимости и некоммерческого характера деятельности

Мнения

Владимир Гарнин
22 июля 2024 г.
Развиваем традиционные направления и воплощаем новые идеи
О деятельности Комиссии по культурно-массовой и спортивной работе Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

Интервью

Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
22 июля 2024 г.
Овагим Арутюнян
Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
«Хорошо, когда кто-то тебе помогает, особенно на начальном этапе, – это важно для любой профессии, а для адвокатуры, наверное, в особенности»

В уголовном судопроизводстве имеются серьезные проблемы

17 июля 2020 г. 14:36

Адвокаты прокомментировали важнейшие положения доклада Татьяны Москальковой за 2019 г.


Как ранее писала «АГ», 14 июля на заседании Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству федеральный омбудсмен Татьяна Москалькова представила Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2019 г. Адвокаты обратили внимание на стабильно высокое количество жалоб относительно нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, сообщает «АГ». Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн заметил, что граждане больше всего недовольны необъективностью и неполнотой предварительного расследования, а также незаконностью, необоснованностью и несправедливостью приговоров. «Это отчетливо говорит о том, что в уголовном судопроизводстве имеются очень серьезные проблемы, которые не удается решать законодательными и праворазъяснительными мерами. Нельзя исключать, что такое положение может привести к накоплению критической массы недовольства гражданами правоохранительной системой и породить социальный взрыв», – считает эксперт.

Сообщается, что к Уполномоченному поступило 38 328 письменных обращений, из них 1683 (4,4%) – коллективные. Почти треть обращений (32%) касалась вопросов реализации уголовно-процессуального законодательства (12 168), что на 9% больше по сравнению с 2018 г.

В этой группе произошло увеличение количества жалоб по вопросам дознания и предварительного следствия – 4961 (на 27%), из которых заметный рост продемонстрировали жалобы на обоснованность уголовного преследования – 2114 (на 34%). На 29% увеличилось количество жалоб, связанных с отказом в регистрации заявлений о преступлениях, и на 27% – на решения об отказе в возбуждении уголовного дела (1396).

Процессуальные нарушения

Каждое девятое обращение поступило по вопросам реализации уголовно-исполнительного законодательства (4187), что увеличило количество обращений на 13%. Так, значительно увеличилось число жалоб по вопросам содержания в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах – с 791 до 1059 (на 34%), досрочного освобождения от отбывания наказания – с 195 до 250 (на 28%). Наблюдается рост числа жалоб на применение физической силы и специальных средств с 152 до 364 (более чем в 2 раза).

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн считает, что невозможно обойти вниманием двойной рост количества обращений о незаконном и необоснованном применении физической силы и специальных средств сотрудниками уголовно-исполнительной системы. По его мнению, с точки зрения раскрытия и расследования подобного рода деяний это означает полный провал в организации досудебного разбирательства, и здесь необходим поиск причин такой низкой эффективности.

Согласно докладу самая большая группа обращений касалась стадии предварительного расследования (41%). По сравнению с 2018 г. их количество увеличилось на 27%. Заявители жаловались на необоснованность возбуждения уголовных дел, длительность сроков уголовного судопроизводства, незаконность следственных действий, несправедливость оценки доказательств. При этом количество обращений, связанных с обоснованностью уголовного преследования, увеличилось на 34% (2114). Также заявители часто поднимали проблемы оценки доказательств на стадии предварительного расследования (826).

Примерно на уровне прошлого года осталось количество жалоб на избрание и продление меры пресечения в виде заключения под стражу (662). При этом увеличилось количество обращений от предпринимателей и лиц, имеющих заболевания.

Евгений Рубинштейн отметил, что удельный вес обращений о нарушении прав человека в уголовном процессе не уменьшается с каждым годом. Он обратил внимание на то, что граждане больше всего недовольны необъективностью и неполнотой предварительного расследования, а также незаконностью, необоснованностью и несправедливостью приговоров. «По сути, граждане недовольны правоприменительной практикой на важнейших стадиях уголовного процесса. Это отчетливо говорит о том, что в уголовном судопроизводстве имеются очень серьезные проблемы, которые не удается решать законодательными и праворазъяснительными мерами. Нельзя исключать, что такое положение может привести к накоплению критической массы недовольства гражданами правоохранительной системой и породить социальный взрыв. Первые ростки такого недовольства уже отчетливо видны на Дальнем Востоке», – заметил советник ФПА РФ.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов Уральского федерального округа Илья Сливко заметил, что в докладе поднимается тема оценки доказательств, которая на сегодняшний день по уголовным и административным делам осуществляется исключительно с обвинительным уклоном. «Несмотря на то что адвокаты, как правило, – бывшие сотрудники правоохранительных органов и часто умнее и мудрее самих следователей и прокуроров, их ходатайства полностью игнорируются. Сами работники правоохранительных органов, прокуратуры и суда указывают на постоянное снижение качества расследования уголовных дел», – подчеркнул он. Илья Сливко считает: для того, чтобы изменить систему правосудия и исключить факты незаконного привлечения к уголовной и административной ответственности, необходимо в первую очередь предоставить адвокатам широкий спектр полномочий по получению доказательств. Он указал, что необходимо установить ответственность для правоохранителей и судей за принятие незаконных решений.

«Также хочу заметить, что волокита по уголовным делам, те же сроки расследования, в основном затягиваются тогда, когда уголовное дело не планируется направлять в суд. То есть оно было возбуждено исключительно из-за жалоб потерпевшего. Вот по таким делам, конечно, сроки расследования нарушаются систематически, и с этим надо бороться», – подчеркнул адвокат.

Законность приговоров

Указывается, что к Уполномоченному поступают обращения по вопросам законности, обоснованности и справедливости приговоров по уголовным делам (35% – 4301). «Вместе с тем отмечается положительная тенденция снижения их количества. Считаем, что это связано не только с качеством работы судов, но и с расширением практики применения судами введенного в 2016 г. института прекращения уголовных дел с назначением меры уголовно-правового характера в виде штрафа. В 2019 г. вынесено более 19 тыс. решений суда о прекращении уголовных дел с назначением судебного штрафа, однако данный показатель на 10,6% меньше, чем в 2018 г.», – подчеркивается в докладе.

Адвокат АП г. Москвы Алексей Касаткин отметил: то, что лидирующее место занимают обращения, связанные с объективностью, полнотой и сроками расследования, законностью, обоснованностью и справедливостью приговора, не вызывает удивления. По его мнению, проведенная Верховным Судом реформа в сфере апелляционного и кассационного обжалования судебных решений уже показывает свои «плоды» в виде увеличения количества отмененных решений суда первой инстанции, однако это напоминает «работу над ошибками», а также вызывает тревогу в продолжительности и системности такой работы. «Разумнее изначально построить соответствующий всем стандартам дом, чем потом постоянно его перестраивать, замазывая дыры», – отметил он.

«В докладе достаточно полно освещены все проблемы, с которыми сталкиваются сторона защиты и потерпевшие на стадии доследственных проверок и предварительного следствия, что в очередной раз свидетельствует об их неискоренимости и отсутствии каких-либо положительных подвижек к этому со стороны государственной власти. В целом доклад отражает действительное положение дел в сфере соблюдения уголовного и уголовно-правового законодательства в настоящее время», – заключил Алексей Касаткин.

В результате инициированных Уполномоченным проверок органами прокуратуры, дознания и предварительного следствия были отменены 404 незаконных постановления следователей и дознавателей, из них: 319 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, 71 постановление о приостановлении предварительного следствия, 14 постановлений о прекращении уголовного дела. Было возобновлено расследование по 87 уголовным делам, возбуждено 21 дело. Также по 9 жалобам мера пресечения изменена на более мягкую, 10 граждан освобождены от уголовной ответственности, а уголовные дела в отношении них прекращены.

Согласно докладу к дисциплинарной ответственности по фактам нарушений закона в прошлом году привлечено 114 виновных должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, к уголовной – два должностных лица.

Прокурорский надзор

Как указано в докладе, в связи с актуальностью вопроса обеспечения законности в деятельности должностных лиц на стадии предварительного следствия среди ученых и практиков давно идет дискуссия о расширении полномочий прокурора на стадии предварительного следствия. В частности, предлагается: закрепить за прокурорами право прекращать уголовное преследование (полностью или частично) в отношении обвиняемых либо изменять квалификацию деяния на менее тяжкую; наделить прокурора правом на возбуждение уголовного дела; установить обязанность следователей и дознавателей представлять на согласование прокурору копии документов, обосновывающих необходимость избрания или продления меры пресечения в виде заключения под стражу; предусмотреть право прокурора давать указания об устранении нарушений закона, обязательные для исполнения следственным органом.

По мнению Уполномоченного, положительным шагом в этом направлении является принятие закона, наделяющего прокурора полномочиями требовать от органов дознания и следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, разрешать споры о передаче сообщения о преступлении по подследственности, а также выносить постановления о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Евгений Рубинштейн заметил, что представители адвокатского сообщества неоднократно обсуждали вопрос об эффективности деятельности прокуроров. «Общим лейтмотивом таких обсуждений являлся тезис о том, что прокуроры недостаточно используют даже те полномочия, которые у них имеются в настоящее время. Поэтому нет никаких гарантий, что с новыми полномочиями прокуроры станут действовать эффективнее. Думается, что основной вопрос об эффективности деятельности прокуроров заключается не в наличии или отсутствии полномочий, а в отсутствии принципиального независимого правового мышления. Нежелание прокуроров вникать в доводы жалоб участников уголовного судопроизводства, обосновывать свои решения, а стремление поддержать следователей любым способом приводит к низкой эффективности их деятельности. Как показывает практика последнего времени, прокуроры могут принимать независимые решения только в противостоянии со Следственным комитетом РФ, когда затрагиваются их внутриведомственные или иные интересы», – подчеркнул советник ФПА РФ.

Количество жалоб пострадавших от преступлений за год увеличилось на 6,7% и составило 3117. «Традиционно самая большая группа обращений связана с регистрацией сообщений о преступлениях и их предварительной проверкой. Они составляют 40% от общего числа заявлений пострадавших от преступлений. В основном люди жалуются на уклонение от регистрации заявлений о преступлениях, на длительность их проверок, на решения об отказах в возбуждении уголовного дела. В этой группе обращений по сравнению с 2018 г. количество жалоб на отказы в регистрации заявлений о преступлениях увеличилось на 29%, а на решения об отказе в возбуждении уголовного дела – на 27%», – отмечается в документе.

Указывается, что в результате мер, принятых по обращениям, оказано содействие в восстановлении прав 372 гражданам, пострадавшим от преступлений. В 241 случае были пересмотрены решения об отказе в возбуждении уголовного дела или, напротив, – возбуждены уголовные дела. Также было отменено 57 постановлений о приостановлении предварительного следствия или дознания, 13 – о прекращении уголовного дела. В отношении 16 заявлений о совершенном преступлении принято решение об их регистрации и начале доследственной проверки. По результатам проверок 104 должностных лица органов дознания и предварительного следствия привлечены к дисциплинарной, а двое – к уголовной.

«Не могу не отметить, что среди коллег бытует мнение, что механизм обращения в Аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ неэффективен, в связи с чем он не получил широкого использования. Вместе с тем моя личная практика показывает, что подобные обращения, хотя и не являются панацеей, но способствуют достижению ряда значимых для стороны защиты результатов: установления контроля за ходом и результатами расследования руководителями правоохранительных органов, более глубокого изучения материалов дел в связи с жалобами, усиления прокурорского надзора и т.д.», – подчеркнул Алексей Касаткин.

Нарушение прав заключенных

Татьяна Москалькова обратила внимание на то, что в 2019 г. количество обращений в защиту прав заключенных и осужденных по сравнению с 2018 г. возросло на 13,8%. В группе обращений о неправомерных действиях должностных лиц уголовно-исполнительной системы больше всего поступает жалоб на незаконное и необоснованное применение физической силы и специальных средств. Их количество по сравнению с 2019 г. выросло более чем в два раза. Если в 2017 г. таких жалоб было зарегистрировано 114, то в 2018 г. – 155, а в 2019 г. – уже 364.

«Помимо обращений по поводу применения физической силы и специальных средств заявители также жалуются на неправомерное, по их мнению, наложение дисциплинарных взысканий, произвольное ограничение веса посылок и передач, необоснованное проведение обысков в камерах с изъятием личных вещей, отказ в свиданиях с родственниками и на другие необоснованные действия персонала», – отмечается в докладе. При этом в 2019 г. поступило 143 жалобы на необоснованное привлечение к дисциплинарной ответственности, тогда как годом ранее – только 17.

Значительную группу обращений составляют жалобы на качество и доступность медицинской помощи в учреждениях УИС. В обращениях заявители выражали несогласие с тактикой лечения и назначаемыми медицинскими препаратами, просили об оказании содействия в прохождении обследования в учреждениях гражданского здравоохранения, в получении специализированной медицинской помощи, сообщали о формализме и равнодушии к обвиняемым и осужденным, которым нужна медицинская помощь.

В четыре раза увеличилось количество обращений по поводу условий конвоирования и этапирования. Жалобы связаны с перевозкой заключенных в спецавтомобилях и железнодорожных вагонах. Продолжают поступать обращения, связанные с переводом в иное исправительное учреждение (+6,3%).

Каждое одиннадцатое обращение поступило по вопросам освобождения осужденных от отбывания наказания в виде лишения свободы условно-досрочно или ввиду тяжелой болезни. В 2019 г. их число увеличилось на 23,4%.

Илья Сливко отметил, что содержание заключенных в уголовно-исправительных учреждениях улучшается с каждым годом: питание становится лучше, прорабатывается досуг заключенных, делаются ремонты, все больше уделяют внимание защите прав заключенных. «Понятно, что меры все-таки запаздывают с общим самосознанием граждан и их социальными и правовыми требованиями. Из-за того, что все происходит за “закрытыми дверями”, остаются незафиксированными и безнаказанными множество нарушений прав заключенных и даже случаи их насильственной смерти», – указал он.

Вместе с тем, отметил адвокат, нельзя не согласиться с тем, что имеется тенденция к улучшению ситуации относительно медицинских учреждений: постоянно проводятся ремонты, вводится компьютерный учет, закупается оборудование, увеличиваются заработные платы врачей.

Марина Нагорная
Фото: ombudsmanrf.org

Поделиться