Лента новостей

20 января 2021 г.
Привести судебную практику к общему знаменателю
В настоящее время размеры компенсации морального вреда называют «глумлением над гражданами, которые пытаются взыскать эту компенсацию»
20 января 2021 г.
Свобода доказывания в суде присяжных
КС: Доводы подсудимого и защиты в суде присяжных о том, что преступление совершено другим лицом, не нарушают пределы судебного разбирательства  
19 января 2021 г.
Еще один протокол по делу Дианы Ципиновой признан недопустимым доказательством
Производство по делу об административном правонарушении в отношении Дианы Ципиновой по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ прекращено за отсутствием состава правонарушения

Мнения

Алексей Иванов
20 января 2021 г.
Адвокат и реклама кошачьего корма. Можно, но осторожно?
О возможности получать вознаграждение за размещение чужой рекламы в своем аккаунте в соцсети

Интервью

Будущее – за консолидацией адвокатов
29 декабря 2020 г.
Максим Белянин
Будущее – за консолидацией адвокатов
Специалисты станут объединяться в коллективы

В форму адвокатского запроса внесены изменения

9 декабря 2020 г. 12:31

Адвокатам предписали указывать в запросе персональные данные своих доверителей только при наличии их согласия на это


В зарегистрированном 4 декабря Приказе Министерства юстиции РФ от 30 ноября 2020 г. № 295 содержатся изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее – Требования). Согласно поправкам адвокат не обязан указывать в тексте запроса персональные данные своего доверителя и обосновывать, для чего ему необходимы запрашиваемые сведения. Советник ФПА РФ Сергей Макаров считает абсолютно нелогичным то, что в новой редакции документа неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Изменения в Требования были внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. по административному иску адвокатов Андрея Николаева и Ивана Павлова. Они просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что требование приводить в адвокатском запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные доверителя без его согласия противоречит как Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и Федеральному закону «О персональных данных». Они отмечали, что в связи с нарушением требований профильного закона адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Минюст России возражал против требований истцов, однако Верховный Суд РФ согласился, что предписания подп. 11 п. 5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях указывать в адвокатском запросе Ф.И.О. физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют Федеральному закону.

Верховный Суд РФ также указал, что подп. 12 п. 5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, не соответствует ч. 5 ст. 8 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации.

Еще в июне 2018 г. Минюст сообщил, что он готовит поправки к Требованиям, отвечающие решению Верховного Суда РФ. В подп. 11 п. 5 предлагалось уточнить, что указывать Ф.И.О. доверителя следует «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных». Предлагалась также новая редакция подп. 12 п. 5 – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», исключавшая указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования в основном соответствует обнародованному два года назад проекту. Однако в тексте появились также технические поправки – в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Советник ФПА РФ, доцент МГЮА Сергей Макаров констатировал, что «один из основных подзаконных законодательных актов, имеющих отношение к адвокатской деятельности – Приказ Министерства юстиции России № 288 от 14 декабря 2016 г. “Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса” – с прошлой недели действует в новой редакции». Он отметил, что «наряду с техническими изменениями (замена фразы «электронный адрес» на фразу «адрес электронной почты»), в Требования внесены содержательные изменения и дополнения – во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103 от 26 июля 2017 г., которым были признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу подп. 11 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в той мере, в какой он возлагает обязанность при направлении адвокатского запроса указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом, и подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений».

Комментируя новый приказ министра юстиции, Сергей Макаров подчеркнул, что «указанное Решение Верховного Суда РФ выполнено ювелирно: изменения, внесенные в подп. 11 и 12 п. 5, направлены ровно на исполнение этого решения.

Прежде всего, это видно при ознакомлении с новой редакцией подп. 11. Вопреки существовавшему в нашем сообществе пониманию решения Верховного Суда РФ, что указание фамилии, имени и отчества физического лица, являющегося доверителем адвоката, в целях сохранения адвокатской тайны в принципе не должно отражаться в адвокатском запросе, Верховный Суд всего лишь обусловил возможность указания данных о доверителе необходимостью получения согласия самого доверителя на это. Именно в таком ракурсе сейчас внесены дополнения в подп. 11 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса: он дополнен фразой “(в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных)”».

Сергей Макаров обращает особое внимание на то, что «и в изначальной редакции этой нормы (подп. 11 п. 5), и в ее новодействующей редакции неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Это абсолютно нелогичное положение, так как и физические, и юридические лица, которым оказывает юридическую помощь адвокат, в равной степени являются его доверителями, и требование указания наименования юридического лица нарушает адвокатскую тайну, охраняемую законом. Тем не менее в отношении физических лиц Верховный Суд РФ признал данную норму недействующей, и Министерство юстиции России сейчас внесло соответствующие изменения в нормативный правовой акт, а в отношении юридических лиц данная норма по-прежнему не соответствует Закону об адвокатуре».

В то же время, отмечает советник ФПА РФ, «новая редакция подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса устранила несоответствие указанной нормы Закону об адвокатуре».

Поделиться