Лента новостей

25 ноября 2022 г.
Совет ФПА рассмотрел заключения КЭС
25 ноября в смешанном формате состоялось заседание Совета ФПА РФ
25 ноября 2022 г.
Как заработать безупречную репутацию
Стажерам адвокатов рассказали об основах соблюдения корпоративной этики
25 ноября 2022 г.
Дисциплинарная практика требует постоянного внимания
В Федеральной палате адвокатов РФ в рамках «Кутафинских чтений» прошла секция на тему «Тенденции дисциплинарной практики»

Мнения

Сергей Михайлов
23 ноября 2022 г.
Мы всегда готовы помочь
Об организации помощи pro bono

Интервью

Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению

В форму адвокатского запроса внесены изменения

9 декабря 2020 г. 12:31

Адвокатам предписали указывать в запросе персональные данные своих доверителей только при наличии их согласия на это


В зарегистрированном 4 декабря Приказе Министерства юстиции РФ от 30 ноября 2020 г. № 295 содержатся изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее – Требования). Согласно поправкам адвокат не обязан указывать в тексте запроса персональные данные своего доверителя и обосновывать, для чего ему необходимы запрашиваемые сведения. Советник ФПА РФ Сергей Макаров считает абсолютно нелогичным то, что в новой редакции документа неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Изменения в Требования были внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. по административному иску адвокатов Андрея Николаева и Ивана Павлова. Они просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что требование приводить в адвокатском запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные доверителя без его согласия противоречит как Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и Федеральному закону «О персональных данных». Они отмечали, что в связи с нарушением требований профильного закона адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Минюст России возражал против требований истцов, однако Верховный Суд РФ согласился, что предписания подп. 11 п. 5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях указывать в адвокатском запросе Ф.И.О. физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют Федеральному закону.

Верховный Суд РФ также указал, что подп. 12 п. 5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, не соответствует ч. 5 ст. 8 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации.

Еще в июне 2018 г. Минюст сообщил, что он готовит поправки к Требованиям, отвечающие решению Верховного Суда РФ. В подп. 11 п. 5 предлагалось уточнить, что указывать Ф.И.О. доверителя следует «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных». Предлагалась также новая редакция подп. 12 п. 5 – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», исключавшая указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования в основном соответствует обнародованному два года назад проекту. Однако в тексте появились также технические поправки – в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Советник ФПА РФ, доцент МГЮА Сергей Макаров констатировал, что «один из основных подзаконных законодательных актов, имеющих отношение к адвокатской деятельности – Приказ Министерства юстиции России № 288 от 14 декабря 2016 г. “Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса” – с прошлой недели действует в новой редакции». Он отметил, что «наряду с техническими изменениями (замена фразы «электронный адрес» на фразу «адрес электронной почты»), в Требования внесены содержательные изменения и дополнения – во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103 от 26 июля 2017 г., которым были признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу подп. 11 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в той мере, в какой он возлагает обязанность при направлении адвокатского запроса указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом, и подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений».

Комментируя новый приказ министра юстиции, Сергей Макаров подчеркнул, что «указанное Решение Верховного Суда РФ выполнено ювелирно: изменения, внесенные в подп. 11 и 12 п. 5, направлены ровно на исполнение этого решения.

Прежде всего, это видно при ознакомлении с новой редакцией подп. 11. Вопреки существовавшему в нашем сообществе пониманию решения Верховного Суда РФ, что указание фамилии, имени и отчества физического лица, являющегося доверителем адвоката, в целях сохранения адвокатской тайны в принципе не должно отражаться в адвокатском запросе, Верховный Суд всего лишь обусловил возможность указания данных о доверителе необходимостью получения согласия самого доверителя на это. Именно в таком ракурсе сейчас внесены дополнения в подп. 11 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса: он дополнен фразой “(в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных)”».

Сергей Макаров обращает особое внимание на то, что «и в изначальной редакции этой нормы (подп. 11 п. 5), и в ее новодействующей редакции неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Это абсолютно нелогичное положение, так как и физические, и юридические лица, которым оказывает юридическую помощь адвокат, в равной степени являются его доверителями, и требование указания наименования юридического лица нарушает адвокатскую тайну, охраняемую законом. Тем не менее в отношении физических лиц Верховный Суд РФ признал данную норму недействующей, и Министерство юстиции России сейчас внесло соответствующие изменения в нормативный правовой акт, а в отношении юридических лиц данная норма по-прежнему не соответствует Закону об адвокатуре».

В то же время, отмечает советник ФПА РФ, «новая редакция подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса устранила несоответствие указанной нормы Закону об адвокатуре».

Поделиться