Лента новостей

15 июля 2019 г.
Адвокат осужден за юридическую помощь?
Защита Максима Загорского настаивает, что тот приговорен к лишению свободы исключительно за добросовестное исполнение профессиональных обязанностей
15 июля 2019 г.
Острые вопросы нужно решать сегодня
Совет АП Иркутской области принял решение об оказании бесплатной юридической помощи пострадавшим в результате наводнения
15 июля 2019 г.
Спорт как инструмент делового успеха
В Москве прошел первый турнир по пляжному волейболу среди адвокатов

Фото о событии

Мнения

Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности

Интервью

О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
17 июня 2019 г.
Елена Авакян
О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
Интервью у Елены Авакян берет редактор сайта ФПА РФ Сергей Гусев

Упрощение процедур не может быть самоцелью

26 февраля 2018 г. 22:53

Эксперты рассмотрели законопроект, которым предлагается реформа процессуального законодательства


Предложения по совершенствованию процессуального законодательства обсуждались 26 февраля на специальном заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека с участием представителей различных сегментов юридического сообщества, в том числе адвокатуры. Федеральную палату адвокатов РФ представляли президент Юрий Пилипенко и вице-президенты Генри Резник, Геннадий Шаров и Алексей Галоганов.


Открыв заседание, председатель СПЧ Михаил Федотов предоставил слово заместителю министра юстиции РФ Денису Новаку, который изложил позицию Правительства РФ по законопроекту, внесенному в Государственную Думу Верховным Судом РФ.

Обширный законопроект, который, по словам Дениса Новака, «направлен на оптимизацию судопроизводства и снижение нагрузки на судей», предполагает изменения целого ряда положений Гражданского процессуального кодекса РФ, Арбитражно-процессуального кодекса РФ и Кодекса административного судопроизводства РФ. Однако в заключении Правительства РФ многие предложения Верховного Суда подвергнуты критике, поскольку могут снизить уровень судебных гарантий защиты прав человека. В частности, как подчеркнул заместитель министра, речь идет о стремлении внести кардинальные изменения в процессуальные законы без широкого научного обсуждения и мониторинга, предусмотренного проектом Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

Денис Новак, а вслед за ним и другие участники дискуссии перечислили те положения законопроекта, принимать которые пока преждевременно, поскольку не созданы объективные предпосылки для их реализации. Возражения звучали, например, относительно идеи отказаться от составления мотивированных судебных решений и высылки повесток сторонам, введения института судебного поверенного с крайне узкими полномочиями. Высказывались мнения, что судебные издержки могут возрасти, доступ к правосудию – усложниться, а нагрузки на судей при этом не снизятся. Критические замечания высказала и Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, которая в своем выступлении признала, что Верховный Суд стремится оптимизировать процессуальные механизмы восстановления нарушенных прав, но сделать это мешает отсутствие Концепции судебной реформы. В такой ситуации, по мнению омбудсмена, нужно провести эксперимент на какой-то части территории страны, прежде чем вводить предложенные новации по всей России.

Отстаивавший позицию Верховного Суда председатель Президиума Совета судей РФ Виктор Момотов апеллировал к статистическим данным, из которых следует, что большая часть рассматриваемых гражданских и административных дел не содержат реального правового спора, судебные решения обжалуются лишь в 11,5% случаев. По словам Виктора Момотова, «составлять мотивированные решения нецелесообразно, если нет заинтересованных сторон».

Однако профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ Елена Борисова указала на возможность трактовать такую статистику иначе: по ее словам, многие не обжалуют судебные решения, потому что не верят в возможность выиграть дело. И тогда аргументы Верховного Суда становятся неубедительными, а цель предложенной реформы укладывается всего в три слова: ускорение, удешевление и упрощение.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко поддержал желание ВС РФ реформировать процедуры судопроизводства, которое в нашей стране, по его словам, находится частично в XIX, частично в XX, частично в XXI веке. Но, несмотря на то, что архаичные элементы судопроизводства давно нуждаются в модернизации, одно лишь упрощение процедур не всегда приводит к положительному результату. У ФПА РФ есть ряд существенных замечаний к законопроекту, которые в письменном виде направлены в Верховный Суд РФ и Государственную Думу ФС РФ, сказал Юрий Пилипенко. В частности, Федеральная палата адвокатов возражает против предлагаемого законопроектом значительного увеличения количества решений, мотивировочная часть по которым может не составляться судом, против наделения судьи правом ограничивать время выступлений участников процесса.

В своем выступлении президент ФПА РФ также предложил унифицировать наименования судебных актов: называть решениями все акты, которые суд первой инстанции принимает по результатам рассмотрения дела по существу, постановлениями – все акты вышестоящих инстанций, а определениями – лишь акты по процессуальным вопросам. Кроме того, Юрий Пилипенко выразил озабоченность неприемлемым отношением судей к принципу разумности при возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя: на практике суммы, подлежащие возмещению, нередко на порядок ниже реальных затрат.

В выступлениях членов СПЧ адвоката Юрия Костанова и председателя Независимого экспертно-правового совета Мары Поляковой также прозвучали предложения повысить качество правосудия не за счет снижения гарантий соблюдения конституционных прав граждан, а сохранив основополагающие принципы гражданского и административного процессов.

В целом большинство участвовавших в заседании СПЧ экспертов не считают возможным безоговорочно принять предложения Верховного Суда РФ по изменению процессуального законодательства.

Поделиться