Видеолекции

Лента новостей

7 июля 2020 г.
Правоохранители хотят получать доступ к переписке граждан без судебного решения
Это предусмотрено законопроектом, который подготовили Минкомсвязи совместно с МВД, ФСБ и Минэкономразвития
7 июля 2020 г.
Вебинар ФПА в рамках цикла «Введение в профессию адвоката»
10 июля, в пятницу, состоится очередная онлайн-трансляция для стажеров, помощников адвокатов и адвокатов со стажем до года
6 июля 2020 г.
Удалось предотвратить опасный прецедент
Оправдательный приговор адвокату Александру Лебедеву устоял в апелляции

Мнения

Игорь Поляков
6 июля 2020 г.
Информация без рекламы
О работе Экспертного совета АП Приморского края по противодействию недопустимой информации

Интервью

Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
29 июня 2020 г.
Сергей Пашин
Если не знаешь, как поступить, – поступай по закону
Адвокат должен работать с полной самоотдачей, опираясь на нормы права

Целесообразно проводить комплексную экспертизу

2 июня 2020 г. 18:47

Адвокатам рассказали об аспектах судебно-психиатрической экспертизы по определению сделкоспособности


2 июня в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов старший научный сотрудник ФГБУ «НМИЦПН им. В.П. Сербского» МЗ РФ, психиатр, судебно-психиатрический эксперт, к.м.н. Ирина Чибисова выступила с лекцией на тему «Актуальные вопросы судебно-психиатрической экспертизы при решении вопроса сделкоспособности».

В начале своего выступления Ирина Чибисова привела статистические показатели производства судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) по искам о признании сделки недействительной. По ее словам, ежегодно наблюдается значительный прирост проведения таких экспертиз.

Лектор отметила, что предметом СПЭ по делам о признании сделки недействительной является оценка психического состояния лица на момент ее совершения с учетом совокупности клинических, личностных, социальных и соматогенных факторов. В задачи СПЭ входит определение влияния психического расстройства на способность лица понимать значение своих действий и руководить ими в момент заключения сделки.

Ирина Чибисова заметила, что медицинский критерий несделкоспособности не сформулирован законодательно и несделкоспособность определяется через понятие «такое состояние». Оно включает в себя психические расстройства (тяжелые и пограничные) и психологические особенности (повышенная внушаемость, подчиняемость). Поэтому целесообразно проведение именно комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, уточнила она.  

Эксперт подробно остановилась на составляющих интеллектуального (способность понимать) и волевого (способность руководить) компонентов юридического критерия несделкоспособности. Как пояснила лектор, нарушение хотя бы одной составляющей интеллектуального и волевого компонентов юридического критерия исключает возможность свободного волеизъявления лица и, как следствие, приводит к неспособности понимать значение своих действий и руководить ими.

В ходе экспертного исследования при определении сделкоспособности, как отметила Ирина Чибисова, эксперт устанавливает наличие или отсутствие психического расстройства; определяет категорию этого расстройства, степень его выраженности, тяжести; соотносит юридически релевантные психические расстройства с периодом заключения сделки с учетом динамики заболевания; дает оценку саморегуляции в период заключения сделки с учетом взаимодействия психопатологических, личностных и ситуативных факторов. Кроме того, дает интегративную оценку психических расстройств, индивидуально-психологических особенностей применительно к составляющим интеллектуального и волевого компонентов юридического критерия несделкоспособности.

Лектор выделила типичные ошибки при вынесении заключений судебно-психиатрической экспертной комиссией по делам о признании сделки недействительной – смешение правовых понятий дееспособности и сделкоспособности; решение экспертных вопросов, касающихся признания гражданина недееспособным в рамках экспертизы по гражданскому делу о признании сделки недействительной; выход экспертов за пределы своей профессиональной компетенции (например, оценка достоверности показаний свидетелей); избирательность привлечения материалов гражданского дела для экспертного вывода; ошибочное перенесение актуального состояния лица (на момент обследования) на период заключения сделки. Кроме того, когда в доказательной базе экспертного вывода применяются только клинические критерии обоснования диагноза, однако не раскрывается влияние психического расстройства на осознание и регуляцию поведения в юридически значимый период совершения сделки, то есть сам экспертный вывод о способности (неспособности) понимать значение своих действий и руководить ими не аргументируется.

В завершение лекции Ирина Чибисова ответила на вопросы слушателей вебинара.

Презентация лекции доступна по данной ссылке.

Обращаем внимание, что сегодня, 2 июня, вебинар будет доступен до 24.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в субботу, 6 июня.

Анна Стороженко

Поделиться