Лента новостей

24 июля 2024 г.
Предлагаемая поправка способна повлечь нарушение права обвиняемого на защиту
ФПА РФ направила в Аппарат Правительства РФ и в Министерство юстиции РФ правовую позицию, в которой представила свои возражения на законопроект, предусматривающий сокращение сроков ознакомления с материалами уголовного дела
23 июля 2024 г.
В защиту прав обвиняемых
ФПА РФ представит правовую позицию на законопроект, ограничивающий сроки ознакомления с материалами уголовного дела
23 июля 2024 г.
В ФПА поддержали идею создания Ассоциации адвокатов по семейным и наследственным делам
Новое объединение будет способствовать обмену опытом между квалифицированными специалистами

Мнения

Павел Стаценко
24 июля 2024 г.
Более 1000 бесплатных консультаций и яркие примеры успешной помощи в суде
Об итогах первого года работы Центра бесплатной юридической помощи при Адвокатской палате Республики Саха (Якутия)

Интервью

Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
22 июля 2024 г.
Овагим Арутюнян
Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
«Хорошо, когда кто-то тебе помогает, особенно на начальном этапе, – это важно для любой профессии, а для адвокатуры, наверное, в особенности»

Темы обращений, системные проблемы, актуальные задачи

18 мая 2023 г. 09:54

Большинство жалоб подсудимых Татьяне Москальковой в 2022 г. касались необъективной оценки доказательств судом


15 мая Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова представила Президенту РФ Владимиру Путину Доклад о своей деятельности за 2022 г., отметив, что этот год оказался самым сложным за период ее работы, – сообщает «АГ». Как указано в документе, в 2022 г. к Уполномоченному поступило 79 420 обращений, что почти на треть больше (33,7%), чем в предыдущем году (59 407). Из них 1773 (2,3% от письменных обращений) – коллективные, в том числе 468 – о нарушениях прав неопределенного круга лиц. Как отмечается в ежегодном докладе Уполномоченного по правам человека в РФ, анализ показывает, что во многих случаях в приговорах прямо ссылаются непосредственно на материалы оперативно-разыскной деятельности как на полноценные доказательства. Советник ФПА Нвер Гаспарян заметил, что Уполномоченным в докладе сформулирована принципиальная позиция, ранее декларированная Конституционным Судом, о том, что все процессуальные действия с лицом, в отношении которого осуществляются ОРМ, проведенные без защитника, не должны признаваться допустимыми доказательствами, а полученные в результате ОРД доказательства должны быть закреплены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, и выразил надежду, что представители обвинения в своей практике будут следовать этой позиции.

ABpfOshhdAUrMDICAywzhJFv1tcDlAS0 800.jpg

Что больше всего волнует граждан

Согласно докладу рейтинг наиболее значимых для респондентов прав и свобод не претерпел существенных изменений. Первое место по значимости традиционно занимает право на бесплатную медицинскую помощь, при этом значение этого показателя сократилось на четыре пункта (в 2021 г. его отметили в числе значимых 73% респондентов, в 2022 г. – 69%). На втором месте в рейтинге значимости прав – право на бесплатное образование (в 2021 г. – 59% опрошенных, в 2022 г. – 56%). Третье место заняли личная свобода и неприкосновенность (в 2021 г. их значимость отметили 56% опрошенных, в 2022 г. – 49%). По мнению Уполномоченного, это говорит о том, что на фоне значительного роста в 2021 г. в условиях пандемии COVID-19 востребованность указанного права начала снижаться после снятия антиковидных ограничений.

При этом право на справедливый суд и равенство перед законом разместилось на девятом месте по значимости. Показатель значимости этого права в последние годы снижается (в 2021 г. его отметили 28% респондентов, в 2022 г. – 26%). Причины снижения Татьяна Москалькова видит в снятии введенных в период пандемии коронавируса ограничений, а также в принятии закона о дистанционном участии в судопроизводстве, что повысило доступность судов для граждан.

Административные правонарушения

Отмечается увеличение обращений о нарушении прав участников производства по делам об административных правонарушениях (+11,4%) по вопросам обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях (+51%); обращения постановлений по делам об административных правонарушениях к исполнению (+56%); наложения административных наказаний (+25%); возбуждения дел об административных правонарушениях (+16%). При этом снизилось количество жалоб, связанных с применением мер обеспечения по делам об административных правонарушениях (–31%).

Адресная помощь была оказана 156 гражданам при производстве по делам об административных правонарушениях, в том числе по четырем коллективным и пяти жалобам с неопределенным кругом лиц. Органами прокуратуры по результатам проверок, осуществленных по ходатайствам аппарата Уполномоченного, внесены 18 представлений и 6 требований в адрес начальников органов внутренних дел, территориальных органов ФССП России, налоговых органов, 4 протеста в суд на незаконные постановления о наложении административных наказаний. 14 должностных лиц были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Заключение под стражу

По вопросу обоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, а также сроков содержания под стражей поступило 551 обращение. Количество таких жалоб снизилось на 15,6% по сравнению с предыдущим годом и на 16% – по сравнению с 2020 г., что обусловлено, прежде всего, уменьшением количества ходатайств об избрании данной меры пресечения, рассмотренных судами, по делам экономической направленности (в 2020 г. – 436, в 2021 г. – 11%, в 2022 г. – 14%).

В заявлениях указывалось, что заключение под стражу применено в нарушение действующего законодательства, без достаточных к тому оснований. «Аргументы, представленные стороной защиты, нередко, по нашему мнению, были убедительными и требовали прокурорской проверки, в связи с чем нами направлялись соответствующие ходатайства о пересмотре вступивших в силу решений в кассационном порядке и замене меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую», – отмечается в докладе.

Читайте также:
Улучшить поправки в УПК о порядке заключения под стражу предпринимателей
ВС РФ считает, что его предложение поспособствует более широкому применению мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, и позволит исключить необоснованную квалификацию преступлений в сфере экономики

Остается актуальной проблема несоразмерности и необоснованности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателей. С момента введения в УПК РФ ч. 1.1 ст. 108 условия заключения под стражу предпринимателей по уголовным делам экономической направленности неоднократно конкретизировались в целях минимизации давления на бизнес с использованием инструментария уголовного процесса. Однако следственные органы и суды при рассмотрении вопроса об избрании руководителям предприятий меры пресечения в виде заключения под стражу исходят из того, что вменяемые в вину противоправные деяния не относятся к предпринимательской деятельности по смыслу ст. 2 ГК РФ, поскольку совершены в нарушение закона. Следовательно, по мнению правоприменителей, ограничения, установленные ч. 1.1 ст. 108 УПК, на руководителей предприятий, совершивших такие преступления, не распространяются.

Уголовное право и процесс

Как и в предыдущие годы, большой удельный вес (20,5% зарегистрированных обращений) в 2022 г. занимали обращения по поводу защиты прав человека в уголовном процессе (12 519), из них 63% затрагивали права подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, 37% – права потерпевших. Наблюдался рост жалоб на объективность и полноту предварительного расследования (+51%) и привлечение в качестве обвиняемого (+9%). По остальным темам обращений в защиту прав участников уголовного процесса на досудебной стадии отмечается заметное снижение в сравнении с 2021 г., указывается в докладе.

В докладе отмечается, что затянулось принятие законодательного решения о введении понятия уголовного проступка. Проект очередной редакции федерального закона по данному вопросу, разработанный Верховным Судом, находится на рассмотрении Госдумы с февраля 2021 г. (законопроект № 1112019-7). Татьяна Москалькова полагает, что скорейшее принятие данного закона снизит нагрузку на органы следствия и суда, что будет способствовать повышению эффективности их работы. «Исчезнет шлейф судимости, который тянется за человеком всю его жизнь при совершении незначительного общественно опасного деяния и влечет для него самые негативные последствия при трудоустройстве, получении каких-либо разрешительных документов, выстраивании социальных коммуникаций и т.д.», – указано в документе.

Согласно докладу есть системная проблема, затрагивающая права потерпевших, а также свидетелей, – конкуренция правовых норм Закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и УПК РФ. Нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие вопросы ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела в полном объеме, применяются без учета положений законодательства о персональных данных. В результате при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемый получает доступ к персональным данным потерпевшего и свидетелей, включая их адреса места жительства. «В целях защиты прав потерпевших и других участников уголовного процесса необходимо ограничить возможность доступа к указанным персональным данным обвиняемых и их защитников путем внесения изменений в УПК РФ в части сохранения конфиденциальности таких сведений при оформлении протоколов следственных действий», – предлагается в докладе.

Согласно докладу современная модель досудебного производства, представляющая собой растянутую во времени деятельность государственных органов, уже сама по себе является существенным ограничением доступа человека к правосудию. Повышению эффективности расследования преступлений, в первую очередь по защите прав потерпевших, будет отвечать такой порядок, при котором все следственные действия смогут начинаться сразу после регистрации заявления о преступлении. При этом момент придания заявителю статуса потерпевшего должен совпадать по времени с началом производства по делу.

Нарушение права на оказание юридической помощи и защиту

Согласно докладу наблюдаются сложности в получении первичных консультаций по интересующим соотечественников вопросам, отмечается отсутствие доступных русскоязычных адвокатов, способных квалифицированно представлять их интересы в компетентном суде иностранного государства. «Поэтому по-прежнему остается актуальной задача создания реестра русскоязычных и общедоступных адвокатов, способных квалифицированно представлять интересы российских граждан в компетентных судах иностранного государства. Реестр может быть создан при участии МИДа России на базе Международной ассоциации русскоязычных адвокатов. Оказывать помощь можно в представительствах Россотрудничества за рубежом (центрах науки, “русских домах”) при более широком использовании возможностей Фонда защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, по вопросам оплаты труда адвокатов», – указано в докладе.

Отмечается, что каждая десятая жалоба, связанная с вопросами проведения публичных мероприятий, касалась недопуска адвокатов к задержанным на таких мероприятиях и препятствования общению с ними. В обращениях граждане указывали, как правило, на воспрепятствование сотрудниками полиции в совершении телефонного звонка адвокату для участия в деле и в пропуске его в здание отдела полиции. Вместе с тем, указала Уполномоченный, проведенные проверки показали отсутствие правовых оснований для удовлетворения их просьб и что адвокаты допускались на территорию отдела полиции после регистрации в специальных журналах и соблюдения других требований по идентификации личности и статуса, отмечается в докладе.

Советник ФПА РФ, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Нвер Гаспарян с сожалением отметил, что проведенные проверки показали отсутствие оснований для удовлетворения каждой жалобы на недопуск адвокатов к задержанным и препятствования общению. «Вместе с тем следует отдать должное аппарату Уполномоченному по правам человека, который признал незаконными действия сотрудников Урванской полиции КБР, не пустивших адвоката Диану Ципинову к своему доверителю. Недопуск адвокатов становится хронической болезнью правоохранителей, которая требует экстренного и кардинального лечения», – отметил он.

В докладе указывается, что 20 декабря 2022 г. в Доме прав человека была проведена большая научно-практическая конференция на тему: «Вопросы защиты прав граждан с применением цифровых технологий в уголовном процессе», участники которой поддержали предложение о дополнении в ст. 89 УИК РФ и ст. 18 Закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в части предоставления подозреваемым, обвиняемым и осужденным свиданий для оказания юридической помощи путем использования систем видео-конференц-связи. Дополнения предусматривают дистанционные свидания с адвокатами с возможностью сохранения адвокатской тайны, необходимые для обеспечения возможности неукоснительного соблюдения прав подозреваемых, обвиняемых и осужденных на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе при введении режима особых условий. Принимая во внимание, что создание интернет-канала для общения адвокатов с подзащитными, содержащимися под стражей, является одной из целей федерального проекта «Нормативное регулирование цифровой среды» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации», Уполномоченный полагает, что дистанционный формат свиданий адвокатов и их подзащитных должен найти свое скорейшее закрепление в федеральном законе.

Отдельную группу составляли жалобы на отказы в удовлетворении ходатайств о приобщении к делу оправдательных доказательств (703 жалобы). Подсудимые, настаивая на неправильной квалификации или своей невиновности в совершении преступлений, представляли суду доказательства, которые были отклонены. Принимая во внимание, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязательность приобщения к материалам уголовного дела сведений и документов, предоставленных стороной защиты, Уполномоченный по жалобам смогла восстановить права двух граждан.

Читайте также:
Президент РФ подписал «адвокатский» закон
В УПК РФ внесены изменения, дающие адвокатам дополнительные гарантии независимости

Нвер Гаспарян с сожалением отметил, что «полезные» изменения, внесенные в ст. 159 УПК Законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ, нередко оказываются неработающими. Принадлежность следователя к стороне обвинения и наличие у него обвинительных устремлений не являются оправданием для такой негативной практики, поскольку согласно ст. 73 УПК РФ следователь обязан установить и оправдывающие обвиняемого доказательства, считает советник ФПА, и если следователь этого не делает, то это является явным нарушением закона.

Согласно докладу большинство жалоб подсудимых касались необъективности оценки доказательств судом (1654). Нередко в них указывалось на использование результатов оперативно-разыскной деятельности в нарушение закона. Статья 89 УПК устанавливает, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-разыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Исходя из этого, в практической деятельности правоприменители ориентируются на «введение» результатов ОРД в систему доказательств по уголовному делу посредством проведения следственных действий. «Анализ показывает, что во многих случаях в приговорах прямо ссылаются непосредственно на материалы оперативно-разыскной деятельности как на полноценные доказательства. Данная проблема формируется на досудебной стадии, однако раскрывается на стадии судебного следствия, когда судом дается оценка доказательствам», – указывается в докладе.

Вместе с тем, гарантируя подозреваемому и обвиняемому право на защиту, Конституция исходит из особого статуса данных субъектов уголовно-процессуальных отношений и необходимости установления дополнительных гарантий защиты их прав и законных интересов. При этом, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 27 июня № 11-П/2000, в целях реализации конституционных прав подозреваемого, обвиняемого, включая право на помощь адвоката (защитника), необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого в рамках производства по уголовному делу осуществляется публичное уголовное преследование. Поскольку такие действия направлены на выявление обстоятельств, уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, в совершении преступления, ему должна быть предоставлена возможность получить помощь адвоката (защитника). Таким образом, все процессуальные действия с лицом, в отношении которого осуществляются оперативно-разыскные мероприятия, проведенные без защитника, не должны признаваться допустимыми доказательствами, а полученные в результате ОРД доказательства должны быть закреплены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

«Отрадно, что Уполномоченным по правам человека сформулирована принципиальная позиция, ранее декларированная Конституционным Судом, о том, что все процессуальные действия с лицом, в отношении которого осуществляются оперативно-разыскные мероприятия, проведенные без защитника, не должны признаваться допустимыми доказательствами, а полученные в результате ОРД доказательства должны быть закреплены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. Остается надеяться, что представители обвинения в своей практике будут следовать этой позиции, важной для адвокатского сообщества», – указал Нвер Гаспарян.

Марина Нагорная
Фото: kremlin.ru

Поделиться