Лента новостей

26 ноября 2020 г.
Лучшие практики будут рекомендованы регионам
В рамках организованной Советом Федерации онлайн-конференции состоялся обмен международным и региональным опытом оказания бесплатной юридической помощи
26 ноября 2020 г.
Сохранить этические нормы и профессионализм
25 ноября в формате видео-конференц-связи проведен российско-британский круглый стол «Роль юристов в современном мире и в поддержании верховенства права»
26 ноября 2020 г.
Повысить уровень правовой защищенности населения
Бесплатную юридическую помощь предлагается распространить на всех предпенсионеров и пенсионеров

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

«Телефон твой – враг твой»

13 ноября 2020 г. 16:01

Отслеживание активности в телефонных и интернет-сетях помогает собрать доказательства по уголовному делу


13 ноября в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов лекцию на тему «Прослушивание телефонных переговоров как доказательство в уголовном деле» прочел управляющий партнер АБ «KALOY.RU» Калой Ахильгов. В своем выступлении он рассказал об истории и настоящем таких способов оперативно-разыскных мероприятий, как «прослушка» средств связи, отслеживание локации фигуранта и его активности в сети «Интернет».

В начале своего выступления Калой Ахильгов рассказал об истории «прослушки». Он вспомнил о созданной Советским Союзом и странами Варшавского договора засекреченной системе перехвата информации (СОУД), которая использовалась не только для ведения глобальной радиоэлектронной разведки, но и для слежения за телефонными переговорами «подозрительных лиц». После появления в начале 1990-х гг. бытовых устройств с автоматическим определением номера вызывающего абонента (АОН), сразу же ставших очень популярными, их также стали использовать для проведения оперативно-разыскных мероприятий (далее – ОРМ), позволяющих получить необходимые доказательства.

Наконец, уже в начале 2000-х гг. Систему технических средств, используемых правоохранительными органами, пополнил комплекс технических средств и мер, предназначенных для проведения ОРМ в сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи, а также радиосвязи (сокращенно – СОРМ). При этом в соответствии с Федеральным законом «О связи», Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и на основании Приказа Министерства связи № 130 от 25 июля 2000 г. всем российским операторам связи предъявляются требования согласования плана мероприятий по внедрению «СОРМ», в противном случае их лицензия может быть аннулирована.

При этом в нашем законодательстве до сих пор нет четких определений, какие методы могут быть использованы для сбора сведений о гражданах и каким образом их следует передавать в качестве доказательств органам следствия и суду.

Закон об ОРД, принятый 25 лет назад, претерпел лишь небольшие изменения: например, в него добавили снятие компьютерной информации как одно из ОРМ. В нем даже нет четкого указания, в отношении кого можно проводить ОРМ. Лицо, в отношении которого проводят ОРМ, может обжаловать действия оперативных служб, если считает их незаконными, однако доказать незаконность негласных, засекреченных действий практически невозможно, считает лектор. К тому же суды удовлетворяют почти 90% требований о проведении «прослушки» или доступе в жилое помещение.

Калой Ахильгов охарактеризовал разные виды ОРМ и отметил архаичность ряда формулировок закона, например, проводить осмотр почтовых отправлений можно только на основании решения суда, а осмотр электронной почты следователи производят сами, без стеснения. А чего стоит понятие «негласный съем информации, передаваемых по сетям электрической связи»?! Так что, по его мнению, давно уже назрела необходимость принять новый закон об ОРД.

Говоря о нашем времени, Калой Салимович отметил, что сегодня уже трудно представить себе человека без мобильного устройства. При этом телефон, месседжер, почта, навигатор и многое другое уместилось в одной маленькой «коробочке». Однако эта «коробочка», помимо удобств, которые доставляет человеку, является еще и источником информации об этом человеке. Ведь развиваются не только каналы связи, но и «обратная сторона медали» – способы прослушки, просмотра переписок, отслеживания локации и даже наши «путешествия» в сети «Интернет». И на практике эти ОРМ могут нарушать и нередко нарушают конституционные права граждан.

«Телефон твой – враг твой», – перефразировал он известную фразу римского сатирика Ювенала.

Безусловно, в борьбе с преступностью необходимо использовать все перечисленные методы. Но, как отметил лектор, для этого в законе должны быть четко прописаны допустимые способы как добычи такой информации, так и передачи ее следственным органам для приобщения к материалам дела. Нужно также установить, как и в каких случаях граждане могут получить информацию о проведении в отношении них ОРМ.

Для начала проведения ОРМ заводится «Дело оперативного учета», которое потом может быть истребовано судом. Начать ОРМ вправе практически все правоохранительные органы (органы дознания, следствия и суд). Процедура передачи ОРМ из оперативных служб в органы дознания, следователю или в суд прописана в специальной Инструкции, утвержденной совместным приказом МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ. Это подзаконный акт, который в ряде пунктов противоречит действующему законодательству РФ. И хотя во всех подобных случаях следует применять именно закон, на практике должностные лица предпочитают ссылаться на Инструкцию, предоставляющую им большие полномочия и избавляющую их от волокиты.

Говоря о том, что порой подзаконные акты ставятся применителями права выше, чем федеральные законы, лектор обратил внимание на то, что факт расхождения между законом и Инструкцией может быть использован адвокатом для подачи ходатайства о признании составленных на основании ОРМ документов недопустимыми доказательствами. Такое же ходатайство может быть подано в тех случаях, когда не ясно, с какого устройства перенесена запись на диск и является ли она точной копией первичной записи.

Калой Ахильгов с сожалением констатировал, что «в нашем законодательстве все далеко неоднозначно: формулировки оперативно-розыскных мероприятий, их трактовки и, тем более, правоприменение дают много поводов говорить не только о несовершенстве законодательства, но и о низких требованиях к его применению и отсутствию должного контроля». Все эти факторы создают условия для необъективного расследования и злоупотреблений обвинителем своим правом, резюмировал лектор и указал, что далеко не всегда граждан удается защитить свои права в суде.

Он предложил слушателям ознакомиться с Определением Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР» и Постановлением Европейского Суда по правам человека от 7 ноября 2017 г. по делу «Дудченко против России» (жалоба № 37717/05).

В завершение лекции Калой Ахильгов ответил на вопросы слушателей вебинара.

Повтор трансляции состоится в воскресенье, 15 ноября.

Поделиться