Лента новостей

12 декабря 2019 г.
Адвокат – особая профессия
В рамках «Юридической декады», приуроченной ко Дню Конституции РФ, 11 декабря состоялось совместное заседание Школы современного парламентаризма РАНХиГС и Ассоциации молодых парламентариев при Государственной Думе ФС РФ
12 декабря 2019 г.
Полезные нововведения
Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев рассказал в эфире канала «Россия 1» о поправках, внесенных в Закон об адвокатуре
12 декабря 2019 г.
Консолидация для укрепления авторитета права
Учрежден Клуб (Совет) заслуженных юристов Российской Федерации

Мнения

Сергей Макаров
12 декабря 2019 г.
Стажировке – да!
Но нужно изменить отношение к ней

Интервью

ФПА РФ поддержала законопроект о профилактике семейного насилия
13 декабря 2019 г.
Елена Авакян
ФПА РФ поддержала законопроект о профилактике семейного насилия
Член Совета ФПА РФ Елена Авакян дала интервью «Российской газете»

Суды не смогли установить характер спорного правоотношения

13 ноября 2019 г. 15:48

Адвокат Игорь Третьяков подал в ВС РФ жалобу на решение о взыскании «гонорара успеха»


Как сообщает «АГ», председатель АК «Третьяков и партнеры» Игорь Третьяков, который обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, подал кассационную жалобу на постановление Арбитражного суда Московского округа, который ранее согласился с решениями нижестоящих инстанций по делу о взыскании с адвоката вознаграждения за оказанные юридические услуги НПО им. Лавочкина. Начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина рассказала, что прокурор в арбитражном процессе настаивал на том, что при заключении договоров не проводилось никаких закупочных процедур, при этом ходатайства ответчиков об истребовании документов были отклонены. По ее мнению, прокуратура настаивала на отсутствии таких документов в связи с попыткой сформировать доказательственную базу для уголовного дела.

Напомним, с 5 июля 2016 г. по 26 января 2018 г. НПО им. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг, дела по которым были однородны и касались споров об исполнении государственных контрактов. За свою работу адвокат получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»).  

Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело и ему предъявили обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой с использованием своего служебного положения в особо крупном размере. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

13 августа прокуратура Московской области в интересах Росимущества подала к НПО им. Лавочкина и Игорю Третьякову исковое заявление о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Как указано в решении Арбитражного суда Московской области от 18 декабря 2018 г., прокуратура просила взыскать с Игоря Третьякова в пользу НПО им. Лавочкина более 308 млн руб. неосновательного обогащения и 13 млн руб. процентов, а также проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ по дату рассмотрения спора по существу.

Суд решил, что требования заявителя о признании недействительными оспариваемых договоров подлежат удовлетворению, и указал на необходимость вернуть НПО им. Лавочкина более 308 млн руб., отказав во взыскании процентов за пользование чужими деньгами.

Не согласившись с решением суда, прокуратура, Игорь Третьяков, Сергей Лемешевский и Межрегиональная коллегия адвокатов (МКА) г. Москвы обратились в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами. Апелляция оставила решение в силе, указав: с учетом того что сделки исполнялись и истцом не доказано явное превышение произведенной оплаты над рыночной стоимостью оказанных услуг, требование о взыскании процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК со ссылкой на п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», удовлетворению не подлежит.

Согласно постановлению Арбитражного суда Московского округа, прокуратура Московской области, Межрегиональная коллегия адвокатов г. Москвы, Сергей Лемешевский и Игорь Третьяков в кассационных жалобах просили отменить судебные акты нижестоящих судов, ссылаясь на неполное выяснение судами обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суды посчитали установленными, а также нарушение норм материального и процессуального права. Кроме того, МКА г. Москвы указала на нарушение судами принципа подведомственности. Лемешевский и Третьяков дополнительно указывали на неправомерность выводов судов о заключении договоров в обход действующего законодательства и непринятие во внимание судами того обстоятельства, что условие Положения о закупках устанавливает право НПО им. Лавочкина заключить договор с адвокатом без проведения торгов независимо от цены договора.

Кассация оставила решения нижестоящих судов в силе (подробную информацию см. в «АГ»).

8 ноября Игорь Третьяков подал кассационную жалобу (имеется у «АГ») в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. В ней отмечается, что нижестоящие суды фактически уклонились от исследования самих спорных договоров и обстоятельств их заключения, освободили прокурора от доказывания факта нарушения процедуры закупки, немотивированно отказав в удовлетворении ходатайств ответчика об истребовании у НПО им. Лавочкина документов, сопровождавших процедуру закупки. При этом, указывается в документе, в материалах уголовного дела, предоставленных адвокату после окончания следственных действий в рамках ст. 217 УПК РФ, содержатся пояснительные записки и протоколы закупочной комиссии НПО им. Лавочкина по каждому спорному договору, которые по утверждению прокурора якобы никогда не принимались.

Игорь Третьяков также отметил, что в соответствии с п. 75 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Российская Федерация в гражданских правоотношениях действует как равноправный участник и нарушение ее прав как акционера юридического лица или нарушение прав юридического лица с прямым или косвенным участием Российской Федерации не является нарушением публичных интересов.

Адвокат указал, что в соответствии с подп. 18 п. 6.6.2 Положения о закупках заключение договоров на оказание услуг адвокатами (физическими лицами) является основанием для осуществления закупки у единственного поставщика. При этом Положение не предусматривает каких-либо ограничений и специальных требований к предмету и цене договоров, заключаемых с адвокатами.

Согласно подп. 37 п. 6.6.2 Положения основанием для проведения закупки у единственного поставщика является заключение договора для приобретения продукции, начальная (максимальная) цена которой не превышает 500 тыс. руб. с НДС в год, при условии, что совокупный годовой объем закупок заказчика по данному основанию не превышает 10% от общего объема закупок, совершенных в течение предыдущего отчетного периода). Игорь Третьяков указал, что материалами дела подтверждается, что цена договоров не превышала 500 тыс. руб.

Он отметил, что обладает статусом адвоката, а в силу подп. 18 п. 6.6.2 Положения о закупках договоры на оказание услуг с адвокатом заключаются неконкурентным способом. При этом для заключения договора с адвокатом как с единственным поставщиком цена договора не имеет значения. Таким образом, при заключении спорных договоров мог применяться неконкурентный способ закупки.

Игорь Третьяков указал, что согласно п. 5 ст. 166 ГК заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на это лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на ее действительность. Адвокат заметил, что при рассмотрении дела суды, на основании пояснений прокуратуры, пришли к выводу о том, что НПО им. Лавочкина нарушило процедуры закупки у единственного поставщика.

Он подчеркнул, что признание договоров ничтожными построено исключительно на доводе об их искусственном дроблении. Нижестоящие инстанции никак не прокомментировали довод о невозможности заключения единого договора по 19 судебным делам, которые возбуждались судами на протяжении 2015–2018 годов.

Адвокат также указал, что подавал заявление о применении срока исковой давности, которое было проигнорировано судами первой и апелляционной инстанций. Это привело к принятию незаконного решения.

По мнению Игоря Третьякова, признав недействительными оспариваемые сделки, суды должны были не только решить вопрос о возврате полученных денежных средств за оказанные услуги, но и рассмотреть вопрос о взыскании в его пользу всего, что получила другая сторона – НПО им. Лавочкина. При этом в силу того, что судом установлен факт оказания услуг по спорным договорам, взаимные предоставления сторон считаются равными, денежные средства, уплаченные НПО им. Лавочкина за оказанные и принятые им услуги, не подлежат возврату.

Игорь Третьяков указал, что была предусмотрена возможность выполнения услуг привлеченными исполнителем лицами: в соответствии с условиями договоров заказчик обязался оформить доверенности на представителей исполнителя на ведение арбитражных дел. «Более того, тот факт, в какой части оказаны услуги были лично Третьяковым, а в какой – привлеченными сотрудниками, не является основанием для признания сделки недействительной, а касается того обстоятельства, надлежащим образом оказаны услуги или ненадлежащим. Исполнение обязательства не может служить основанием для вывода о недействительности сделки. Представитель АО “НПО Лавочкина” подтвердил, что АО “НПО Лавочкина” были заинтересованы в получении юридических услуг от Третьякова И.А. и намеревались получить юридические услуги», – подчеркивается в кассационной жалобе.

Адвокат отметил, что неоднократно обращался в администрацию СИЗО-4 с просьбой заверить доверенность на судебное представительство его интересов при рассмотрении дела либо допустить к нему нотариуса, однако следственные органы немотивированно отказывают в предоставлении разрешения на выдачу доверенности, а руководство СИЗО без соответствующего согласия доверенности заверять отказывается.

Игорь Третьяков также указал, что вывод кассационного суда о том, что спор вытекает из нарушения прав акционеров НПО им. Лавочкина, но при этом не является корпоративным, подтверждает тот факт, что суды не смогли установить характер спорного правоотношения и надлежащим образом разрешить вопрос о составе участвующих в деле лиц.

Он подчеркнул, что при заявлении корпоративного иска корпорация, совершившая оспариваемую сделку, должна была быть привлечена в качестве истца, однако НПО им. Лавочкина участвовало в деле в качестве ответчика. Это, по мнению адвоката, повлекло неправильное распределение бремени доказывания. НПО им. Лавочкина, являясь истцом по делу и лицом, в чьих интересах заявлены требования, должно было наравне с прокурором доказывать факт несоблюдения Положения о закупке и недобросовестность адвоката. «Статус ответчика не только помог избежать бремени доказывания, но позволил АО “НПО Лавочкина” делать заявления о признании иска», – резюмировал Игорь Третьяков.

Он указал, что НПО им. Лавочкина при заключении и исполнении спорных договоров выступало как самостоятельный субъект гражданского права, обладающий имуществом на праве собственности, которое включает право свободного распоряжения этим имуществом. При этом прокурор указал, что обращается с иском в суд в защиту прав и интересов Российской Федерации в лице Росимущества и ГК «Роскосмос» как акционера НПО им. Лавочкина. Данные обстоятельства, посчитал адвокат, свидетельствуют о том, что спор не затрагивал какие-либо государственные интересы.

Таким образом, Игорь Третьяков попросил Верховный Суд отменить решения нижестоящих инстанций и отказать в удовлетворении иска.

Представитель Игоря Третьякова Елена Кузьмина рассказала, что при рассмотрении дела, особенно в суде первой инстанции, они с коллегами столкнулись с постоянным нарушением принципа состязательности сторон. В частности, Третьякову так и не удалось добиться от следствия и администрации СИЗО разрешения на заверение доверенности для арбитражного дела или допуска нотариуса, а Лемешевский вообще не уведомлялся о судебных заседаниях первой инстанции, за исключением последнего.

«В заседаниях от прокуратуры принимались документы, не направленные заранее сторонам, а ходатайства иных лиц об отложении дела для ознакомления с этими документами не удовлетворялись. Прокурор в арбитражном процессе настаивал на том, что при заключении договоров не проводилось никаких закупочных процедур, при этом ходатайства ответчикам об истребовании документов были отклонены. Почему прокуратура настаивала на отсутствии таких документов, остается только догадываться. Возможно, такое процессуальное поведение связано с попыткой сформировать доказательственную базу для уголовного дела», – предположила Елена Кузьмина.

 


Поделиться