Лента новостей

27 мая 2022 г.
В Совете Федерации обсудили гарантии адвокатской деятельности
27 мая в Совете Федерации ФС РФ прошел круглый стол «Гарантии осуществления адвокатской деятельности: перспективы развития законодательства»
27 мая 2022 г.
Жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ как действенный инструмент защиты
Адвокатам рассказали о нюансах подготовки и направления жалоб на действия (бездействие) и решения сотрудников дознания, следствия, прокурора в рамках производства по делу
27 мая 2022 г.
Консультирование как коммуникативный процесс
Адвокатам рассказали о психологических нюансах общения с доверителем

Мнения

Акиф Бейбутов
27 мая 2022 г.
БЮП по закону и Положению о помощи pro bono
Адвокаты Республики Дагестан осуществляют большой объем работы по оказанию бесплатной юридической помощи населению и предпринимателям

Интервью

Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
20 мая 2022 г.
Юрий Пилипенко
Минувшие 20 лет были золотым веком российской адвокатуры
Благодаря Закону об адвокатской деятельности соблюден баланс между интересами адвокатуры и общефедеральными ценностями

Суд взял на себя функцию обвинения

22 декабря 2021 г. 09:58

В приговоре адвокату Лидии Голодович суд назвал доводы стороны защиты надуманными


Как сообщает «АГ», у издания появилась мотивировка приговора Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга, который 16 декабря признал адвоката АП Ленинградской области Лидию Голодович виновной в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти) УК РФ. Суд назначил адвокату штраф в 200 тыс. руб. В частности, суд назвал надуманным указание на то, что потерпевшие оговаривают адвоката, поскольку она обратилась с заявлениями о возбуждении в отношении них уголовных дел. По мнению защитника коллеги Лилии Юрцевой, суд вышел за пределы предъявленного обвинения и в рамках судебного следствия устанавливал действия Лидии Голодович, которыми были нарушены общественный порядок и установленный порядок деятельности Невского районного суда.  

Читайте также:
Приговор адвокату неприемлем
Адвокат Лидия Голодович признана виновной в применении насилия к представителю власти

Напомним, в середине июля 2018 г. адвоката задержали в здании Невского районного суда г. Санкт-Петербурга после того, как она попыталась добиться пропуска на заседание свидетеля по гражданскому делу, в котором представляла одну из сторон. Судебные приставы, руководствуясь Правилами поведения граждан в здании суда, отказались пропустить молодого человека, поскольку он был в укороченных брюках, которые они сочли шортами. Чтобы получить разрешение на пропуск свидетеля, Лидия Голодович направилась в приемную председателя суда, где секретарь Оксана Батулина нажала тревожную кнопку. В итоге адвоката вывели в наручниках и доставили в отдел полиции.

Позже адвокат направила в ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу два заявления о преступлении, в которых просила привлечь к уголовной ответственности судебного пристава Эльвина Рахманова и прапорщика Росгвардии Дениса Хлопонина, задержавшего ее. Однако вместо этого уголовное дело по двум признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, было возбуждено в отношении самой Лидии Голодович.

В последующем Росгвардия выявила признаки превышения Хлопониным должностных полномочий и направила материалы проверки в ГСУ СКР по г. Санкт-Петербургу для принятия процессуального решения. Последний не усмотрел нарушений со стороны прапорщика.

В феврале 2019 г. Лидии Голодович было предъявлено обвинение. Рассмотрение уголовного дела во Фрунзенском районном суде началось в октябре 2019 г. Слушания неоднократно откладывались, и к прениям стороны перешли только спустя два года – 7 декабря 2021 г.

Рассмотрев дело, суд посчитал, что виновность адвоката подтверждается показаниями потерпевших, а также Оксаны Батулиной, бывшего судебного пристава А. Андреева и других свидетелей, которые пояснили обстоятельства произошедших событий. По мнению суда, виновность подтверждают и записи с камер видеонаблюдения, установленных на первом этаже суда, заключения судебно-медицинских экспертов, Правила поведения граждан в Невском районном суде, Инструкция о порядке пропускного режима, а также аудиозапись разговора в приемной председателя суда и другие доказательства.

Суд не нашел объективных оснований для оговора подсудимой, назвав надуманным указание стороны защиты на то, что потерпевшие оговаривают Лидию Голодович, поскольку она обратилась с заявлениями о возбуждении в отношении правоохранителей уголовных дел. Суд согласился с доводом Оксаны Батулиной о том, что ее показания более полны в суде, чем в рамках предварительного следствия, потому что ранее она отвечала на конкретные вопросы следователя, в суде же ее допрашивали дольше и подробнее. По этим же основаниям суд не нашел противоречий в показаниях потерпевших. Кроме того, он заметил, что они разговаривали со свидетелями, а потому дополнили картину происходящего, что не говорит о ложности их показаний. Они могли указать иную последовательность событий, которые были в этот день, но не были связаны непосредственно с ситуацией.

Не вызвали подозрений и показания Эльвина Рахманова о том, что насилие в отношении него было применено умышленно, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Это подтверждается показаниями свидетелей, заключениями экспертов и фотографиями телесных повреждений на его руках.

Суд также не нашел оснований не доверять заключениям экспертизы, которая проводилась по медицинским документам. Карточка травматика являлась объектом исследования, а не материалами, иллюстрирующими заключения экспертов, заметил он. Кроме того, суд пришел к выводу, что нет объективных оснований полагать, что ссадины получены в другое время, – свидетели подтвердили, что Лидия Голодович поцарапала Эльвина Рахманова. При этом суд указал, что отсутствие карточки травматика в связи с ее утратой не является основанием для признания заключений недопустимыми доказательствами. Сам Эльвин Рахманов действовал в соответствии с Законом о судебных приставах, посчитал суд.     

Относительно Дениса Хлопонина первая инстанция указала, что доверяет его показаниям о том, что Лидия Голодович замахивалась и пыталась его ударить. Он также действовал в рамках закона, а его показания согласуются с показаниями свидетелей. Доводы стороны защиты о том, что секретарь и потерпевшие действовали непрофессионально, а царапины можно было получить от браслетов Лидии Голодович, суд назвал надуманными.

Непривлечение адвоката к ответственности по ст. 20.1 КоАП не свидетельствует о том, что общественный порядок не нарушался, посчитал суд. Он указал, что общественный порядок представляет собой систему общественных отношений в общественных местах – совокупность видов и форм поведения граждан, которая регулируется и социальными, и правовыми нормами, соблюдение которых обеспечивает личную и общественную безопасность людей, уважение чести и человеческого достоинства. В связи с чем действия, нарушающие общественный порядок как таковой (в том числе крики, размахивание руками, оскорбительные выражения и действия, включая обращение на «ты», указание пальцем), шире действий, которые могут составлять объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП. При этом в момент прихода в приемную правоохранителей Лидия Голодович допускала и бранные слова – непристойные и оскорбительные высказывания.

Также суд указал, что непривлечение Лидии Голодович к административной ответственности по ч. 2 ст. 17.1 КоАП за неисполнение распоряжения судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности суда о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, а также вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Лидии Голодович по ст. 319 УК сами по себе не свидетельствуют о том, что подсудимая не нарушала общественный порядок, порядок деятельности суда или что требования судебного пристава были незаконны. При этом суд учел, что производство по ч. 2 ст. 17.3 КоАП было прекращено в связи с процессуальными нарушениями и в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Таким образом, посчитал суд, вывод органов предварительного расследования о нарушении подсудимой общественного порядка и установленного порядка деятельности суда и отказе покинуть приемную председателя нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

По мнению суда, вопрос о возможном допуске лица в шортах не был разрешен не из-за отсутствия приема в указанный день или нежелания секретаря помочь, а из-за нежелания адвоката соблюдать правила поведения граждан в общественных местах. Кроме того, свидетель Ч. пояснил, что вопрос мог быть разрешен председателем суда или председательствующим по делу судьей, на прием к председателю можно попасть посредством письменного заявления.

Суд исключил из обвинения указание на мотив – внезапно возникшие личные неприязненные отношения к потерпевшим, так как насилие, не опасное для жизни и здоровья, и угроза такого насилия в отношении них были применены в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, что является мотивом совершения преступления по ст. 318 УК.

Суд счел смягчающими обстоятельствами характеристику по месту жительства, отсутствие судимости и наличие хронических заболеваний. Он учел возраст, наличие работы и специального образования и назначил Лидии Голодович два штрафа – в 150 тыс. и 120 тыс. руб. По совокупности преступлений суд назначил окончательное наказание в виде штрафа в 200 тыс. руб.

По мнению одной из защитников коллеги, адвоката АП Санкт-Петербурга Лилии Юрцевой, суд вышел за пределы предъявленного обвинения и в рамках судебного следствия устанавливал действия Лидии Голодович, которыми были нарушены общественный порядок и установленный порядок деятельности Невского районного суда. Адвокат указала, что суд взял на себя функцию обвинения и определил действия Лидии Голодович как нарушающие общественный порядок.

«При этом, принимая решение о наличии в действиях Лидии Голодович составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК, суд не принял во внимание, что по смыслу уголовного закона ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности, т.е. применение насилия или угроз применения насилия должно осуществляться в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей (имеется в виду любая законная служебная деятельность)», – отметила Лилия Юрцева.

Адвокат посчитала, что суд первой инстанции не дал оценки доводам о необоснованности применения к Лидии Голодович физической силы со стороны Эльвина Рахманова, фактически пытавшегося осуществить административное задержание, и незаконности действий сотрудника отдела вневедомственной охраны Дениса Хлопонина, применившего к ней боевой прием и административное задержание с применением спецсредств – наручников.

Кроме того, по мнению Лилии Юрцевой, приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, а его выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебных заседаниях. «Потерпевший Эльвин Рахманов в предварительном и судебном следствии давал показания как свидетель событий, произошедших в приемной председателя суда с участием потерпевшего Дениса Хлопонина, и подробно описывал эти события. В рамках исследования видеозаписи с камер видеонаблюдения Невского районного суда установлено, что Рахманов после прибытия сотрудников Росгвардии (в том числе Хлопонина) покинул здание Невского районного суда», – заметила адвокат.

«Суд проигнорировал показания свидетелей судебного пристава А. Андреева и показания И. Ракова, данные в судебном следствии. Тогда они оба сообщили, что не видели, как Лидия Голодович предпринимала попытки нанести удары Денису Хлопонину. Кроме того, Андреев в рамках судебного следствия сообщил, что Рахманов мог получить царапины и синяки, когда применял к адвокату физическую силу. Он указал, что Лидия Голодович не кидалась на Эльвина Рахманова и никаких умышленных действий по причинению ему телесных повреждений не совершала», – рассказала Лилия Юрцева.

Отдельно защитник отметила, что в ноябре при ознакомлении с материалами уголовного дела было установлено, что отсутствуют аудиозаписи всех судебных заседаний, на которых допрашивали свидетелей обвинения и потерпевших, и составлены акты об отсутствии аудиозаписей в связи с технической неисправностью записывающего устройства.

Как ранее отмечал в комментарии «АГ» второй защитник Лидии Голодович, вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов, приговор будет обжалован.

Марина Нагорная

Поделиться