Лента новостей

14 июня 2019 г.
Суд должен быть беспристрастен
Защита добилась изменения подсудности по уголовному делу адвоката Лидии Голодович
14 июня 2019 г.
Юбилей липецкой адвокатуры
14 июня в Липецке состоялось торжественное празднование 65-летия адвокатуры Липецкой области
14 июня 2019 г.
Москва – Воронеж
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко встретился с адвокатами Воронежской области

Мнения

Евгений Забуга
14 июня 2019 г.
Наше будущее зависит от нас самих
Стандартизация адвокатской деятельности: тренд или необходимость?

Интервью

Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
11 июня 2019 г.
Анар Багиров
Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
Интервью у Анара Багирова берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Способы разрешения бизнес-конфликтов

16 февраля 2018 г. 14:01

Почему третейское разбирательство можно назвать более предсказуемым и справедливым


16 февраля в Президентском центре Б.Н. Ельцина продолжила работу XV Международная научно-практическая конференция «Ковалевские чтения». Состоялась арбитражная конференция «Бизнес-конфликты: уголовно-правовой или гражданский путь разрешения?», на которой эксперты рассмотрели возможности эффективного использования третейского разбирательства в качестве альтернативного способа разрешения бизнес-споров. Модераторами выступили президент ФПА РФ, председатель Президиума Арбитражного центра при Институте современного арбитража Юрий Пилипенко и руководитель Уральского отделения Российской школы частного права, заведующий кафедрой гражданского права УрГЮУ Бронислав Гонгало.


Арбитражные соглашения

Первая панельная дискуссия – «Арбитражные соглашения – профилактика бизнес-конфликта, в том числе в уголовно-правовой плоскости» – стала логическим продолжением разговора о наболевшем.

Накануне многие эксперты указывали, что бизнес-конфликты все чаще разрешаются с помощью уголовно-правовых инструментов. Для достижения своих целей одна сторона обвиняет другую в совершении преступления, что приводит к вмешательству государства в споры, которые логичнее было бы разрешать с помощью третейского разбирательства. Профессор Уральского государственного юридического университета (УрГЮУ) Зинаида Незнамова не только отмечала, что риски предпринимателей очень велики, поскольку грань между административным правонарушением и преступлением довольно тонка, но и подчеркивала, что правоприменитель с удовольствием превращает гражданско-правовые деликты в псевдопреступления.

О том, что уголовное преследование имеет «конкурентные преимущества» перед арбитражем, в пятницу сообщили управляющий партнер, руководитель международной практики и практики частных клиентов КА «Pen&Paper» Антон Именнов и Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Елена Артюх. Они призвали бизнесменов просчитать все шаги, прежде чем жаловаться государству. «Как только запустят машину силового давления на бизнес, остановить ее будет очень сложно», – заявила Елена Артюх, констатировав, что необходимые законные механизмы противодействия этой машине практически отсутствуют.

Кроме того, практика использования силовых методов давления не приводит к положительной репутации ни для российских компаний как партнеров по бизнесу, ни для российской юрисдикции как места ведения бизнеса. Использование конструктивных и цивилизованных способов разрешения споров (в том числе арбитража) – одна из основных гарантий в глазах зарубежных партнеров по бизнесу.

Модераторы призвали спикеров вернуться к теме дискуссии, то есть к арбитражным соглашениям. По словам Юрия Пилипенко, сила первого доклада была такова, что все сосредоточились на уголовной стороне дела. Однако в следующих выступлениях спикеры погрузились в сугубо арбитражные реалии.

Так, член Президиума Арбитражного центра при Институте современного арбитража, профессор кафедры гражданского и административного судопроизводства МГЮА им. О.Е. Кутафина Елена Уксусова, рассказывавшая об арбитраже как одной из форм разрешения гражданско-правовых конфликтов, закончила краткий обзор способов защиты гражданских прав в различных инстанциях выводом о «более гибком подходе арбитража». Но у него есть только одна функция – разрешение гражданско-правовых споров. Функции содействия и контроля остаются прерогативой государственного суда. Хотя в последнее время, по словам спикера, наблюдается курс законодателя на расширение полномочий арбитража, «ему подведомственны не все корпоративные споры, так как многие из них осложнены публичным элементом».

Партнер, руководитель практики международных судебных споров и арбитража АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Евгений Ращевский напомнил, что «новый шелковый путь», скорее всего, пройдет через территорию России. Это означает, что будет заключаться большое количество контрактов, содержащих арбитражную оговорку. Чем больше контрактов – тем больше конфликтов. Разрешаться они будут, следовательно, в арбитраже, который должен быть готов к решению самых сложных задач. Более того, российский арбитраж должен успешно конкурировать с судами в Сингапуре и Гонконге, которые уже делают все возможное, чтобы стать как можно более привлекательными для участников третейского разбирательства.

Директор Центра правовых технологий и примирительных процедур (медиации) УрГЮУ Светлана Загайнова предложила присутствующим вспомнить о таком альтернативном способе разрешения корпоративных споров, как медиация. Сегодня при разрешении бизнес-споров стороны довольно часто используют «тяжелую артиллерию», то есть обращаются к уголовно-репрессивным методам. Но можно использовать и иную методику, «которая дает максимальную эффективность». И хотя медиация в нашей стране делает только первые шаги, она, опираясь на международный опыт, обязательно займет свою нишу, и наши предпринимательские структуры непременно начнут пользоваться юридическими услугами, которые предлагаются для примирительных процедур, выразила надежду спикер.

Светлана Загайнова считает, что адвокатское и нотариальное сообщества должны ввести медиацию в список оказываемой юридической помощи, чтобы эта сфера не ушла в руки людей, очень далеких от юридической профессии.

Доказательства в арбитраже

Вторая панельная дискуссия – «Доказательства в арбитраже: безграничные возможности или опасная зона для злоупотреблений» – прошла более спокойно. Эксперты отмечали, что вопросы предоставления доказательств в арбитраже не подчинены единому регулятивному акту, в отличие от процесса в государственных судах. Порядок представления доказательств частично закреплен в применимых арбитражных регламентах, кроме того, используются международные стандарты представления доказательств. Однако это не исключает фальсификацию доказательств, а также инициирование необоснованных доследственных проверок.

На что ориентироваться сторонам при предоставлении различных видов доказательств (документы, свидетельские показания, экспертные заключения) в арбитраже? Как эффективно противодействовать потенциальным злоупотреблениям недобросовестных сторон в арбитраже (фальсификации доказательств, дача ложных показаний)? Насколько соотносятся правила предоставления доказательств с моральными аспектами предпринимательских соглашений? Эти вопросы перед спикерами поставили модераторы дискуссии – ответственный администратор Арбитражного центра при Институте современного арбитража Андрей Горленко и заведующий кафедрой гражданского процесса УрГЮУ, профессор Уральского отделения Российской школы частного права Владимир Ярков, выступивший модератором дискуссии.

О современных тенденциях правил доказывания в международных спорах рассказал доцент кафедры гражданского процесса УрГЮУ Игорь Ренц. Он сообщил, что правила работы всех современных арбитражных учреждений довольно близки. Они обязательно содержат минимальные стандарты, предоставляющие сторонам спора определенные гарантии, однако имеют и национальные особенности. При этом, по мнению спикера, невозможно отрицать стремление права к деформализации процедурных правил, чтобы их легко можно было бы изменить по соглашению сторон. И в этом плане арбитраж имеет несомненные преимущества перед силовым методом разрешения спора.

Однако, как заметил Андрей Горленко, не нужно забывать и об ответственности за противозаконные действия, которые могут быть выявлены, и тогда привлечение силовых структур становится необходимым.

Эту тему развил в своем выступлении старший юрист Norton Rose Fulbright Андрей Панов. Он уверенно заявил, что свидетели в арбитраже часто говорят неправду, зная об отсутствии ответственности за лжесвидетельство. При этом ложь в международном арбитраже легко выявляется с помощью перекрестных допросов, которые проводят адвокаты. «Всегда найдутся специалисты, которые выявят ложь и разоблачат лжеца. Даже если разоблаченный свидетель и не признался во лжи, считайте, что адвокат выиграл этот раунд», – заявил спикер.

О том, каким образом наказываются участники арбитражного процесса, фальсифицирующие доказательства, рассказал старший преподаватель кафедры уголовного права УрГЮУ Данил Сергеев. Изготовление фальшивых доказательств – это оконченное преступление. В то же время, обратил внимание спикер, тонкости ст. 303 УК РФ позволяют по-разному отвечать на вопрос, является ли фальсификация доказательств в третейском суде преступлением против правосудия. И потому в ряде случаев такое преступление может остаться безнаказанным. Если же по результатам третейского разбирательства следует обращение в государственный суд или проводится экспертиза, то уголовное дело вполне может быть возбуждено.

Руководитель практики разрешения споров и корпоративного права Московского офиса Коллегии адвокатов «Регионсервис» Евгения Червец привела пример из практики споров в государственном суде по договорам подряда, где заключения государственной экспертизы, взятые из материалов уголовного дела, привели к выводу о недобросовестности заказчика, что грозило ему банкротством. Однако в дальнейшем эти экспертизы были признаны недопустимым доказательством, так как уголовное дело не было завершено приговором. Такая ситуация, по мнению спикера, вряд ли возможна в третейском суде, неукоснительно соблюдающем принцип равноправия и состязательности сторон. И потому третейское разбирательство можно назвать более предсказуемым и справедливым.

Партнер Vinder Law Office Екатерина Булдакова, выступление которой было посвящено оценкам письменных доказательств в третейских и государственных арбитражных судах, сделала вывод, что окончательный ответ на вопрос о фальсификации доказательств может быть дан только в государственном суде.

Управляющий партнер АБ «Пучков и партнеры» Денис Пучков, один из организаторов XV «Ковалевских чтений», подвел итоги конференции, назвав ее нынешний формат очень успешным. Он поблагодарил Федеральную палату адвокатов РФ и Уральский государственный юридический университет за активное участие в ее подготовке.

Поделиться