Лента новостей

1 марта 2024 г.
Перспективы развития КИС АР
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян выступила на ежегодной конференции адвокатов АП Кемеровской области – Кузбасса
1 марта 2024 г.
Страницы жизни в профессии
На сайте ФПА РФ размещен сборник работ победителей конкурса «Адвокатские истории»
29 февраля 2024 г.
В эфире – «Лучше спросите мэтра»
Президент ФПА РФ ответила на вопросы молодых адвокатов

Мнения

Екатерина Азовцева
1 марта 2024 г.
Просветительские мероприятия помогают родителям особенных детей воспользоваться льготами
Об участии в Правовом ликбезе для матерей, имеющих детей с инвалидностью

Интервью

Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации

Создание Единого реестра – одна из самых значимых новаций законопроекта

3 марта 2023 г. 17:54

Адвокаты проанализировали внесенные в Госдуму комплексные поправки в Закон об адвокатуре


Как ранее сообщалось, 22 февраля Правительство РФ одобрило и внесло в Госдуму проект поправок в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре (законопроект № 301952-8). Проект поправок был представлен Минюстом России на общественное обсуждение еще 2 декабря 2021 г., тогда документ вызвал неоднозначную оценку в адвокатском сообществе. Законопроект предусматривает создание Единого государственного реестра адвокатов, закрепление статуса КИС АР, изменение требований к претендентам на получение статуса адвоката, к адвокатскому запросу и иные поправки, – сообщает «АГ». В частности, эксперты «АГ» отметили, что создание Единого реестра – одна из самых значимых новаций законопроекта, которая позволит уменьшить, а возможно, и искоренить акты мошенничества в сфере оказания юридической помощи. Они поддержали идею законодательного закрепления статуса КИС АР, поскольку современные информационные подходы смогут значительно облегчить системное взаимодействие органов адвокатского самоуправления, адвокатских образований и адвокатов как между собой, так и с внешним миром.

Однако, как отметил вице-президент Федеральной палаты адвокатов Олег Баулин, доработанная редакция законопроекта, внесенная в Госдуму, согласована с Советом ФПА РФ и является результатом длительной совместной работы министерства и Федеральной палаты адвокатов РФ. В частности, из поправок, предложенных в ст. 17 Закона об адвокатуре, была исключена норма, предоставляющая Минюсту право на судебное оспаривание решения, принятого советом адвокатской палаты.

Олег Баулин отметил, что в проекте уточняются порядок оформления полномочий адвокатов на оказание юридической помощи – оформления и изготовления ордеров, основания и порядок приобретения статуса адвоката. Предусматривается ведение Единого государственного реестра адвокатов вместо региональных реестров. Он также пояснил, что подробное регулирование получает процедура внесения органами юстиции представлений о привлечении адвокатов к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей. «В целом законопроект для адвокатского сообщества ожидаем, и адвокатура сможет продолжить успешную работу в случае его трансформации в закон», – считает Олег Баулин.

Об адвокатском запросе

Законопроектом уточняются требования к адвокатскому запросу. Для недопущения случаев заключения соглашений между адвокатом и доверителем, предметом которых было бы только направление адвокатского запроса, предлагается внести соответствующее изменение в п. 1 ст. 6.1 закона, согласно которому направление адвокатского запроса (запросов) не может являться самостоятельным предметом соглашения об оказании юридической помощи.

Читайте также:
Использование адвокатского запроса не в рамках защиты доверителя недопустимо
Минюст обратил внимание на несоответствие некоторых адвокатских запросов закону

Стоит отметить, что данное положение соответствует ранее данным ФПА разъяснениям о недопустимости использования адвокатами публичного правомочия на направление обязательного к исполнению адвокатского запроса в качестве отдельной услуги, предоставляемой адвокатом за плату, в том числе в отрыве от квалифицированной правовой помощи его доверителю (Решение Совета ФПА 8 июля 2021 г.).

Адвокат АК «СанктаЛекс» Павел Гейко считает, что такое дополнение п. 1 ст. 6.1 Закона об адвокатуре является вполне юридически и этически правильным решением. По его мнению, нововведение поможет ограничить злоупотребления правом запрашивать информацию, которая непосредственно не относится к лицу, заинтересованному в получении юридической помощи. Однако, как заметил Павел Гейко, есть и другая сторона этого изменения: поправки могут затруднить адвокатам получение предварительной информации, необходимой для принятия решения об оказании доверителю юридической помощи.

Читайте также:
Настойчивость одного адвоката работает на интересы всей корпорации
В Иркутске адвокат добился привлечения директора УК к ответственности за игнорирование его запроса

Заведующий филиалом «Адвокатская фирма “ТонковЪ и Партнеры”» Евгений Тонков обратил внимание на то, что ст. 6.1 Закона об адвокатуре планируется дополнить п. 4.1, предоставляющим право в течение 10 календарных дней со дня получения адвокатского запроса возвратить его адвокату без ответа, если «организация или должностное лицо» сочтут, что в их компетенцию «не входит решение вопросов, поставленных в адвокатском запросе». По его мнению, эта новая норма снижает информационную эффективность адвокатских запросов. «В аналогичном дискурсе мы уже имеем обширную практику возвращения адвокатам жалоб, поданным в суды в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку судьи в них не увидели предмета обжалования», – пояснил он.

Заместитель председателя Комиссии по этике и стандартам ФПА Василий Раудин, напротив, считает, что норма о возвращении адвокату в 10-дневный срок запроса, который не входит в компетенцию соответствующего органа или должностного лица, направлена на ускорение процесса обмена информацией и на усиление защиты прав доверителей. «На практике встречаются случаи, когда адвокат направляет запрос в орган, который не является уполномоченным в соответствующей сфере. Это происходит, например, когда компетенция нескольких органов является смежной. При действующем регулировании у адресата запроса есть возможность ответить только через 30 дней, причем в случае если адресат ошибочный, ответ будет не по существу. Проектируемая норма позволит сократить этот срок “простоя” в три раза», – подчеркнул он.

Создание Единого государственного реестра адвокатов 

Как отмечают разработчики поправок, Единый государственный реестр адвокатов РФ станет единственным федеральным государственным информационным ресурсом, содержащим достоверные сведения обо всех адвокатах РФ. На данный момент каждый территориальный орган Минюста России самостоятельно ведет региональный реестр адвокатов.

Павел Гейко полагает, что изменения и дополнения, относящиеся к введению Единого реестра, в целом будут иметь скорее положительный эффект, чем отрицательный. Он пояснил, что это позволит уменьшить, а возможно и искоренить акты мошенничества в сфере оказания юридической помощи, даст доверителям точную, достоверную и проверенную информацию об адвокате и его статусе.

Партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и партнеры» Тимур Харди считает, что создание Единого реестра – одна из самых значимых новаций законопроекта. «Такое решение можно только поприветствовать, поскольку оно позволит людям узнавать статус адвоката. Тем самым будут сразу отсекаться мошенники и недобросовестные юристы, которые статуса адвоката не имеют, но пытаются себя выдавать за адвокатов в целях наживы (в случае мошенников) или повышения платы за работу (в случае юристов). Право на осуществление деятельности адвокат получит только после внесения в реестр, что тоже правильно», – пояснил адвокат.

В отличие от него, адвокат АП Краснодарского края Сергей Филимонов полагает, что необходимости во введении Единого реестра не имеется, поскольку территориальные органы Минюста справляются с ведением реестров в субъектах РФ, а введение этого дополнительного реестра приведет к дополнительным тратам из федерального бюджета.

Однако, как заметила вице-президента ФПА Елена Авакян, на сегодняшний день региональные реестры в должной степени не отвечают признакам публичной достоверности и практически очень часто в них наблюдаются разночтения. «В таких реестрах большое количество “мертвых душ”, нередко давно умерший адвокат числится живущим, кроме того, реестровые данные недостаточно полны. Наша система реестра адвокатов на сегодняшний день очень сильно проигрывает системам стран постсоветского пространства. Единый реестр – это единый федеральный ресурс, за его счет будут выполняться самые различные сервисы, которым требуется доверенная юридическая среда. В частности, например, вводится в эксплуатацию сервис “Цифровой социальный юрист”. Естественно, федеральный реестр адвокатов будет выступать в качестве источника данных для функционирования подобных сервисов», – рассказала она.

Елена Авакян заключила, что Единый реестр – это плюс, а не минус: «Важно иметь возможность полагаться на данные этого реестра как на публичную достоверную информацию».

Обязательность представлений Минюста и его территориальных органов

По мнению Сергея Филимонова, достаточно спорно выглядит проект ст. 17.1 закона, посвященной представлениям федерального органа юстиции и его территориальных органов. Так, предлагается наделить Минюст России наряду с его территориальными органами правом вносить соответствующие представления в адвокатские палаты субъектов РФ. При этом закрепляется обязанность для совета адвокатской палаты рассматривать все представления, внесенные Минюстом и его территориальными органами, и возбуждать по ним дисциплинарные производства.

Вместе с тем эта норма законопроекта повторяет позицию Совета ФПА, который в Решении от 8 июля 2021 г. указал, что представление управления Министерства юстиции РФ по соответствующему субъекту Российской Федерации о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката в соответствии с п. 7 ст. 17 Закона об адвокатуре является основанием для вынесения распоряжения о возбуждении дисциплинарного производства. «Оценка достаточности доказательств и обоснованности выдвинутых дисциплинарных обвинений на данной стадии Кодексом профессиональной этики адвоката не отнесена к компетенции президента палаты адвокатов либо лица, его замещающего», – указывал Совет ФПА.

Требования к претендентам на получение статуса адвоката

Тимур Харди назвал интересным нововведение о повышении требований к уровню образования претендента на статус адвоката. «Понятно, что адвокатом может стать лицо с высшим юридическим образованием. Однако в законопроекте предлагается уточнить, чтобы статус адвоката могли получать лишь лица, окончившие магистратуру по специальности “Юриспруденция” и получившие диплом бакалавра до этого также по данной специальности. Данное предложение направлено на повышение квалификационного уровня адвокатов», – заметил адвокат.

Он добавил, что согласно законопроекту при получении статуса адвоката потребуются медицинские документы о том, что претендент не состоит на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств. «Данный пункт спорен: статус адвоката не предполагает, к примеру, выдачу оружия или водительского удостоверения, а мешает или нет работе лечение от алкоголизма, к примеру, – это уже могут решить доверители – заказчики услуг данного адвоката. Однако это нюанс, а в целом поправки в этой части можно назвать направленными на повышение серьезности отбора претендентов на получение статуса адвоката, что должно повысить и качество оказания юридических услуг населению», – подчеркнул Тимур Харди.

Евгений Тонков считает, что поправки, обязывающие претендентов на статус адвоката собирать справки из наркологических и психоневрологических диспансеров, могут создать почву для злоупотреблений: «Злопамятный чиновник сможет теперь поставить на таком претенденте “наркологическое пятнышко”, от которого потом не избавиться».

В свою очередь Павел Гейко заметил, что высокий барьер для получения адвокатского статуса поможет существенно повысить уровень оказания юридической помощи повсеместно. Однако он высказал беспокойство по поводу того, что сокращение числа случаев успешного получения адвокатского статуса, по его мнению, может повлечь коррупционный риск, а также приведет к увеличению количества юристов, не обладающих таким статусом.

Закрепление статуса КИС АР

Павел Гейко поддерживает идею законодательного закрепления статуса КИС АР: современные информационные подходы смогут значительно облегчить системное взаимодействие органов адвокатского самоуправления, адвокатских образований и адвокатов как между собой, так и с внешним миром.

Однако он высказал опасение, что при всей положительности внедрения КИС АР и закрепления статуса системы в законе в конкретной ситуации это может привести к чрезмерному контролю со стороны Минюста. Кроме того, по его мнению, в связи с тем, что КИС АР будет аккумулировать в себе достаточно большой объем данных, получаемых от различных источников, появится возможность доступа к ним достаточно широкого дополнительного круга лиц, что может повлечь риски утечки или неправомерного использования информации.

В комментарии «АГ» Елена Авакян пояснила, что целью создания КИС АР была интеграция адвокатуры в том числе в систему цифровой трансформации общества, которая сегодня развивается семимильными шагами. Речь идет о появлении возможности взаимодействия с органами государственной власти через электронные сервисы, появлении статуса адвоката на портале госуслуг с возможностью направления адвокатского запроса, интеграции через систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) с судами, МВД, прокуратурой, вплоть до записи в СИЗО через личный кабинет. Все это категорически невозможно до появления нормативных оснований, пояснила она.

«Подключение к СМЭВ возможно только после того, как появится нормативный акт, описывающий соответствующую систему. Поскольку мы не являемся федеральным органом власти, структурой Правительства РФ, то единственное место, в котором может быть описана данная система, – это федеральный закон. Появление главы, описывающей КИС АР, – это огромный плюс с точки зрения дальнейшей “интеграбельности” нашей системы с электронными сервисами государства. Это принесет огромную пользу адвокатам, значительно повысит доверие к адвокатуре», – указала Елена Авакян.

Читайте также:
Работа по внедрению и эксплуатации КИС АР идет без сбоев
25 января в очно-заочном формате состоялось расширенное заседание Совета ФПА РФ с участием президентов региональных адвокатских палат

Кроме того, она подчеркнула, что КИС АР достаточно хорошо защищена: «Мы сегодня располагаемся на пространстве Сберклауда – одного из самых защищенных облачных пространств в мире. Сегодня мы работаем над усилением архитектуры, активнейшим образом продвигаемся в обеспечении как можно более высокого уровня информационной безопасности к моменту, когда мы будем входить в СМЭВ. Само по себе подключение к такой системе является ярким подтверждением того, что КИС АР с точки зрения информационной безопасности обладает высокой степенью защищенности».

Елена Авакян добавила, что многие идеи, которые были свойственны государству в части электронного контроля за адвокатурой, удалось нивелировать именно благодаря появлению КИС АР: «Многие функции мы можем выполнять сами, обеспечивая прозрачные аналитические статистические данные, например относительно оплаты труда защитников по назначению».

Иные поправки

Сергей Филимонов поддержал дополнение п. 1 ст. 7 закона подп. 7, устанавливающим обязанность адвоката в случае приостановления статуса в течение трех рабочих дней сдать удостоверение адвоката в территориальный орган юстиции либо в совет адвокатской палаты, членом которой он является, для последующей передачи в территориальный орган юстиции. В противном случае, заметил эксперт, возможно использование данного удостоверения при наличии приостановленного статуса, что является недопустимым.

Павел Гейко обратил внимание, что предлагаемый в п. 3 ст. 15 закона перечень судов и прокуратур, в здания которых адвокаты могут проходить по удостоверению, в определенной степени упорядочит сложившуюся практику, устранив проблему недопуска адвокатов. Вместе с тем он считает, что данная норма может создать предпосылку для затруднения прохода адвокатов в здания иных государственных органов, которыми данный перечень будет толковаться как исчерпывающий.

На это указал и Евгений Тонков: «Проектируемый п. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре говорит о том, что удостоверение адвоката дает право прохода в здания судов и прокуратур, но я снова не нашел упоминания о праве прохода в СИЗО, здания МВД, ФСБ и прочих силовых ведомств».

В свою очередь Василий Раудин напомнил, что семь лет назад в законе вообще не было нормы о доступе адвоката в здания каких бы то ни было органов по удостоверению; в 2016 г. такая норма появилась и затронула проход в здания ряда судов и прокуратур. «Это была огромная победа адвокатского сообщества, существенно укрепившая статус удостоверения адвоката как документа. Безусловно, хотелось бы, чтобы при предъявлении удостоверения адвокат мог проходить в здания большего числа государственных органов. Но, как мы видим, эта задача может быть решена только поступательно, шаг за шагом. Законопроект содержит очередной такой шаг: адвокаты могут получить возможность проходить по удостоверению в здания практически всех судов в РФ. И это нельзя не приветствовать», – резюмировал адвокат.

Отметим, что в действующей редакции закона удостоверение адвоката подтверждает право беспрепятственного доступа в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов РФ (не считая здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, и здания прокуратур). Согласно же поправкам этот список значительно расширен, и адвокаты будут вправе беспрепятственно проходить в здания кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, районных судов, городских судов, межрайонных судов, кассационного военного суда, апелляционного военного суда, окружных (флотских) военных судов, гарнизонных военных судов, специализированных судов, арбитражных судов округов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов РФ, специализированных арбитражных судов.

Елена Авакян также положительно оценила расширение списка судов, в которые адвокаты смогут проходить по удостоверению. «Ни одна практика не решается мгновенно. Это взаимосвязанные вещи: если повысится доверие к документу, появится Единый реестр, возможность верифицировать удостоверение адвоката, то тогда, в конечном итоге, появится и возможность перейти на электронное удостоверение. Это всё звенья одной цепи. Мы достаточно активно лоббируем вопрос доступа к системам МВД, СИЗО и других госорганов в удаленном формате. Я надеюсь, что мы получим возможность коммуницировать с нашими подзащитными в электронном виде», – отметила она.

Анжела Арстанова

Поделиться