Лента новостей

5 декабря 2022 г.
Вебинар ФПА РФ для бухгалтеров 9 декабря
ФПА РФ продолжает обучение для бухгалтеров и руководителей финансовых отделов адвокатских палат и адвокатских образований
5 декабря 2022 г.
За содействие
Представители адвокатского сообщества отмечены медалями Минюста России                  
5 декабря 2022 г.
Названы лауреаты Высшей юридической премии «Юрист года»
В День юриста по традиции также запущен правовой диктант

Мнения

Дмитрий Кравченко
5 декабря 2022 г.
Наша цель – объединение адвокатской молодежи
Совет молодых адвокатов Адвокатской палаты города Москвы как важный элемент институционального укрепления молодой адвокатуры Москвы

Интервью

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания

Совершенствование механизма компенсации

2 марта 2022 г. 18:00

Порядок подачи заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство уточнят


Минюст России представил для общественного обсуждения поправки, направленные на уточнение порядка и условий подачи нового (повторного) заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, а также обстоятельств, подлежащих учету при подаче такого заявления. Согласно поправкам, в случае если по результатам рассмотрения заявления о присуждении компенсации судом принято решение, то через год после вступления его в силу заявитель вправе обратиться в суд с новым заявлением, сообщает «АГ». По мнению одного адвоката, более четкое правовое регулирование позволит гражданам активнее обращаться за защитой нарушенного права, связанного с доступом к правосудию. Другой считает важным, чтобы дальнейшее совершенствование механизма компенсации за нарушение разумных сроков было направлено не столько на устранение процедурных недочетов, сколько на установление критериев, по которым должны определяться суммы компенсации.

Законопроекты разработаны в целях реализации Постановления Конституционного Суда РФ № 2-П/2022, о котором сообщалось ранее.

Напомним, постановление было принято по жалобе гражданина в связи с отказом в удовлетворении его требования о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, с которым он обратился после принятия судом решения по аналогичному заявлению, поданному ранее в отношении иного периода уголовного судопроизводства. При этом суд указал на то, что право обратиться возникнет у заявителя по истечении четырех лет с момента окончания периода, которому уже дана судебная оценка. В связи с этим заявитель просил признать, что ч. 7 ст. 3 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и ч. 5 ст. 250 КАС РФ противоречат Конституции.

КС РФ пояснил, что суд должен оценивать весь период уголовного преследования как единый событийный комплекс, так как иное противоречило бы принципу суммированной системной оценки доказательств, общности срока разрешения дела, единства оценки своевременности и эффективности осуществления судопроизводства по конкретному уголовному делу. Не отдельные действия участников уголовного судопроизводства, осуществляющих производство по уголовному делу в отдельные периоды, а именно все уголовное преследование в целом подлежит оценке судом, подчеркивалось в постановлении.

Читайте также:
О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок
Конституционный Суд РФ указал, что нельзя лишать лицо, ранее подавшее иск о компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, возможности претендовать на ее получение до истечения второго четырехлетнего срока судопроизводства

Также Конституционный Суд РФ разъяснил, что чрезмерная отсрочка права на подачу нового (повторного) заявления означала бы необоснованное и несоразмерное ограничение возможности судебной защиты прав граждан (в том числе на компенсацию вреда, причиненного нарушением разумного срока уголовного преследования) и препятствовала бы реализации задач судопроизводства. В то же время данное обстоятельство не отменяет необходимость увязать право на подачу нового заявления с истечением определенного разумного срока после вынесения решения суда по предыдущему заявлению.

Таким образом, КС РФ признал оспариваемые нормы не соответствующими Конституции в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, препятствуют подаче обвиняемым (подозреваемым) нового (повторного) административного иска о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок до истечения четырехлетнего срока, исчисляемого с момента завершения периода, которому дана судебная оценка в предыдущем решении о присуждении или об отказе в присуждении такой компенсации. В связи с этим КС РФ обязал федерального законодателя внести соответствующие изменения в законодательство.

Во исполнение постановления Минюст разработал проект о внесении изменений в ст. 3 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и ст. 250 КАС РФ.

Так, законопроект предусматривает внесение в ч. 7 ст. 3 указанного закона и в ч. 5 ст. 250 КАС РФ изменений, в соответствии с которыми, в случае если по результатам рассмотрения предшествующего заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок судом принято решение, то заявитель по истечении года со дня его вступления в силу вправе обратиться в суд с новым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. В данном заявлении он может ссылаться на ранее не заявлявшиеся им обстоятельства, свидетельствующие о нарушении права на уголовное судопроизводство в разумный срок. При этом согласно поправкам повторное обращение с заявлением об ускорении рассмотрения уголовного дела в порядке, установленном уголовно-процессуальным российским законодательством, не потребуется.

Авторы данной законодательной инициативы отмечают, что предложенный законопроектом годичный срок определен в качестве возможного в постановлении КС РФ, является разумным и обоснованным для подачи нового заявления о присуждении соответствующей компенсации. В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что по данным Судебного департамента при ВС РФ, судами в первом полугодии 2021 г. рассмотрено 17 дел о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, в 2019 г. – 35, в 2018 г. – 36 таких дел.

Минюст России также подготовил корреспондирующие поправки в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, раскрывающую то, какие обстоятельства учитываются при определении разумного срока уголовного судопроизводства. Так, в соответствии с данной нормой учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства. Кроме того, учитываются достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Согласно законопроекту данная статья дополняется указанием на то, что перечисленные в ней обстоятельства в совокупности за весь период, используемый при определении разумного срока уголовного судопроизводства, учитываются и в случае обращения лица с новым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Так, они принимаются во внимание, если судом ранее принято решение по аналогичному заявлению такого лица, поданному до прекращения уголовного преследования или до вступления в законную силу обвинительного приговора суда, в связи с тем, что продолжительность производства по уголовному делу превысила четыре года.

По мнению разработчиков, принятие законопроекта позволит защитить права граждан в случае нарушения правоохранительными органами разумных сроков уголовного судопроизводства.

Старший партнер АБ «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин отметил, что подготовленные законопроекты не содержат ничего нового, копируя предложения Конституционного Суда РФ, внесенные на переходный период после вынесения Постановления № 2-П.

Он заметил, что статистика рассмотрения дел о нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства свидетельствует о том, что случаи отказа в удовлетворении заявлений, равно как и их удовлетворения, являются неединичными, но в то же время в масштабах количества рассматриваемых дел их явно немного – в пределах 30-35 дел ежегодно. По мнению адвоката, более четкое правовое регулирование, внесенное в Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, а также в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, позволит гражданам активнее обращаться за защитой нарушенного права, связанного с доступом к правосудию.

Алексей Нянькин полагает, что справедливыми являются и внесенные уточнения в части правовых ситуаций применения положений ст. 214, 226, 237 УПК РФ, создающих дополнительные препятствия для заинтересованного лица. «Случаи, когда уголовные дела как “на лифте” по нескольку раз следуют от стадии предварительного расследования до суда первой инстанции и обратно, достаточно распространены. В таком случае исключение годичного срока ожидания после вступления в законную силу ранее вынесенного судебного акта является дополнительной гарантией обеспечения эффективности института права на судебную защиту», – прокомментировал эксперт. Он добавил, что следующим шагом, к которому должен прийти законодатель, является установление более четких критериев минимальных размеров компенсационных выплат за нарушение права на разумный срок судопроизводства, которые следовало бы увязать, к примеру, с кратностью величин прожиточного минимума в соответствующем субъекте РФ для отдельных категорий граждан.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский заметил, что неоправданно долгое расследование и рассмотрение дел в российских судах давно стало обыденным явлением. «20 лет назад нормы отечественного процессуального права вообще не предусматривали никакой защиты от следственной и судебной волокиты», – пояснил адвокат. Вместе с тем он добавил, что защита от нее была установлена Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с ч. 1 ст. 6 которой каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок.

Адвокат подчеркнул, что после вынесения ЕСПЧ ряда решений, установивших нарушение ст. 6 Конвенции российскими правоохранительными и судебными органами, в российском законодательстве появилась некая формальная система норм, призванных обеспечить рассмотрение дел в разумные сроки и компенсацию за нарушение таковых сроков. К таким нормам, как пояснил адвокат, можно отнести, в частности, Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, ст. 6.1 УПК РФ, ст. 6.1 ГПК РФ, несколько позже – и гл. 26 КАС РФ. «Казалось бы, был создан механизм, позволяющий как простимулировать правоохранительные органы к надлежащему выполнению своих обязанностей в части соблюдения разумных сроков, так и компенсировать вред, причиненный нарушением таких сроков. Законодатель восполняет имевший место пробел, выявленный Конституционным Судом, однако это все, к сожалению, выглядит красиво лишь с теоретической точки зрения», – заметил Сергей Колосовский.

При этом адвокат негативно оценивает создание в законодательстве института компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства в контексте сопутствующей правоприменительной практики. Сергей Колосовский пояснил, что, с одной стороны, законодатель создал дополнительный барьер для обращения граждан в ЕСПЧ: «Теперь жалоба в Страсбург на нарушение ст. 6 Конвенции может быть признана приемлемой лишь после прохождения судебных процедур в порядке гл. 26 КАС РФ, что сокращает количество лиц, сумевших все-таки подать жалобу в Европейский Суд, так как отечественная судебная процедура достаточно громоздка и формализованна».

С другой стороны, по мнению Сергея Колосовского, созданный механизм по сути своей является крайне неэффективным, поскольку присуждаемые суммы компенсации минимальны. Адвокат поделился, что в его практике был случай, когда гражданин находился в статусе обвиняемого около 10 лет, сумма компенсации за такой явно неразумный срок, присужденная судом первой инстанции, составила 30 тыс. руб., а апелляция увеличила размер компенсации лишь вдвое. «По всем известным мне административным искам порядок сумм сопоставим с названным. Учитывая отсутствие практики регресса к должностным лицам, непосредственно допустившим нарушение разумных сроков, подобные меры выглядят скорее имитацией, нежели реализацией реального механизма защиты и восстановления нарушенных прав», – заключил он.

При этом Сергей Колосовский добавил, что совершенствование механизма компенсации, безусловно, можно приветствовать и предлагаемые Минюстом изменения совершенно разумны и призваны пресечь продолжение нарушения разумных сроков, если одного судебного решения оказалось недостаточно. «Хотелось бы, чтобы дальнейшее совершенствование механизма компенсации за нарушение разумных сроков было направлено не столько на устранение процедурных недочетов, сколько на установление критериев, по которым должны определяться суммы компенсации. И эти критерии должны быть достаточно высокими – только в этом случае данный правовой механизм будет отвечать тем целям, ради которых он изначально конструировался и продолжает совершенствоваться», – резюмировал адвокат.

Анжела Арстанова

Поделиться