Лента новостей

17 сентября 2020 г.
Подготовка к съезду и оперативные вопросы корпорации
17 сентября состоялось рабочее совещание с руководителями адвокатских палат Зауралья, Сибири и Дальнего Востока
17 сентября 2020 г.
Обсуждение продолжается
16 сентября состоялось очередное заседание рабочей группы по подготовке изменений в Устав ФПА РФ
16 сентября 2020 г.
Уведомительный, а не разрешительный порядок вступления адвоката в дело
Девятый кассационный суд напомнил, что для вступления в уголовное дело защитник не должен представлять соглашение

Мнения

Николай Рогачев
15 сентября 2020 г.
Адвокатура готова к новому вызову
Принятие положительного в целом законопроекта Минюста потребует от адвокатов большего напряжения сил и ответственного отношения к осуществляемой ими защите

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Сообщение сотрудника полиции должно подтверждаться объективными сведениями

7 августа 2020 г. 12:54

Следователь УВД попытался вызвать адвоката на следственные действия с помощью лжепредставителя Адвокатской палаты


Пытаясь привлечь защитника к дисциплинарной ответственности, следователь сам прислал в Минюст и адвокатскую палату видео, на котором зафиксирован телефонный разговор сотрудницы полиции, назвавшейся представителем АП г. Москвы, с адвокатом Сергеем Прежеславским, который после этого подал заместителю министра внутренних дел РФ жалобу на действия следователя. Он пояснил, что не являлся на следственные действия в СИЗО, поскольку они попросту не могли быть произведены, так как в учреждении введены карантинные меры и его подзащитную не выводят даже для участия в ВКС. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн обратил внимание на то, что вопрос о средствах коммуникации между следователем и защитником вообще не урегулирован УПК РФ.

Как сообщает «АГ», адвокат, заместитель председателя КА «Династия» Сергей Прежеславский направил жалобу заместителю министра внутренних дел РФ – начальнику Следственного департамента МВД России генерал-майору юстиции Сергею Лебедеву на действия следователя, который снял на видео, что не может ему дозвониться и отправить сообщение. Кроме того, на видео зафиксировано, как сотрудник полиции звонит адвокату с другого номера, называется представителем АП г. Москвы и просит разъяснить, почему он игнорирует следователя.

Следователь попытался привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности

10 июля следователь по особо важным делам 2-го отдела СЧ по РОПД СУ УВД по ТИНАО ГУ МВД России по г. Москве капитан юстиции Станислав Касибин направил в Минюст России, АП Московской области, а также в КА «Династия» представление на действия адвоката Сергея Прежеславского, осуществляющего, по его мнению, недобросовестную защиту.

Он указал, что 22 августа 2019 г. было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, по факту вымогательства денег у Ю. В ходе предварительного расследования была установлена причастность П. и К. к совершению преступления. 27 августа 2019 г. П. была задержана, на следующий день ей предъявили обвинение. 29 августа 2019 г. Троицкий районный суд г. Москвы избрал П. меру пресечения в виде заключения под стражу, которая неоднократно продлевалась. С 3 сентября 2019 г. защиту П. осуществляет Сергей Прежеславский.

16 марта 2020 г. П. предъявили обвинение в совершении пяти преступлений по п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. 20 мая после удовлетворения судом очередного ходатайства о продлении меры пресечения Станислав Касибин устно уведомил защитника о необходимости ознакомить обвиняемую с постановлением о назначении в отношении нее стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы. После этого, по заявлению следователя, Сергей Прежеславский перестал отвечать на телефонные звонки.

В представлении указывается, что адвокату было предложено 2 июня явиться в ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по г. Москве для участия в следственных действиях в отношении П. На это Сергей Прежеславский пояснил, что в указанную дату явиться не может. Следователь и адвокат договорились о проведении следственных действий 4 июня. Позже Сергей Прежеславский в телефонном разговоре сообщил, что отказывается идти в СИЗО в связи с пандемией коронавируса.

В представлении отмечается, что 4 июня адвокат для ознакомления с постановлениями о назначении судебных экспертиз в СИЗО не явился, причин неявки органам предварительного расследования не сообщил. В этот же день Сергей Прежеславский и П. были уведомлены о проведении следственных действий в СИЗО 11 июня. При этом обвиняемой был разъяснен порядок назначения защитника по назначению в порядке ст. 50, 51 УПК РФ в случае неявки Сергея Прежеславского. Копия уведомления была направлена на электронную почту КА «Династия» и посредством WhatsApp адвокату.

Станислав Касибин пытался связаться с защитником, однако на звонки и сообщения последний не отвечал. 8 июня через мессенджер он направил повторное уведомление и попросил ответить на его сообщения следующим образом: «С уважением! И будьте так любезны, ответьте все-таки на мои сообщения». В ходе телефонного разговора Сергей Прежеславский попросил следователя «больше не звонить ему и не тратить его время», а также «научиться общаться с людьми» и порекомендовал общаться «на “будьте любезны” со своими жуликами».

По мнению следователя, данная реакция свидетельствует о том, что адвокат прочитал предыдущие сообщения, в том числе направленные в его адрес уведомления. После этого разговора Сергей Прежеславский заблокировал номер Станислава Касибина. 10 июня следователь позвонил с другого номера, однако, услышав его голос, защитник положил трубку.

Следователь пытался связаться с адвокатом посредством обращения в КА «Династия», но там ему не помогли.

«Указанное поведение защитника Прежеславского С.В. свидетельствует о том, что он при осуществлении защиты обвиняемой П. действовал не в целях соблюдения законных прав и интересов своей подзащитной, а в целях создания видимости своей работы, путем провокации искусственных конфликтных ситуаций между ним и следователем, заменив таким поведением аргументированный диалог, лишив тем самым реальной защиты П., доверившую ему единолично осуществлять роль защитника при ее уголовном преследовании по обвинению в совершении пяти особо тяжких преступлений», – подчеркивается в представлении.

По мнению следователя, своими действиями Сергей Прежеславский нарушил требования п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя, и п. 4 ч. 1 данной статьи, согласно которой адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, а также ст. 53 УПК РФ.

Станислав Касибин попросил рассмотреть вопрос о возможности применения к адвокату мер дисциплинарного воздействия и принятия иных мер, направленных на недопущение подобного поведения и действий адвокатов при осуществлении защиты обвиняемых с целью соблюдения права обвиняемых на честную, разумную и добросовестную защиту. Он также попросил рассмотреть возможность о применении к председателю КА «Династия» Борису Асрияну мер дисциплинарного воздействия и принятии иных мер, направленных на недопущение подобного поведения и действий адвокатов при осуществлении защиты обвиняемых.

В качестве приложений следователь, помимо прочего, приложил скриншоты переписки с Сергеем Прежеславским, а также CD-диск с аудио- и видеозаписями состоявшихся между ними разговоров. При этом на одном из видео запечатлено, как девушка в форменном обмундировании сотрудника полиции набирает номер адвокату и, называясь представителем АП г. Москвы, просит дать пояснения относительно поступившей жалобы Станислава Касибина, уведомляет о необходимости явиться 15 июня для проведения следственных действий в СИЗО, а также о необходимости явиться 17 июня в Троицкий районный суд г. Москвы.

Адвокат пояснил ситуацию Минюсту

17 июля Управление Минюста России по Московской области попросило Сергея Прежеславского представить письменные доводы относительно указанных следователем обстоятельств.

В связи с этим адвокат направил в Совет АП Московской области запрос, в котором попросил разъяснить обязанность либо отсутствие таковой предоставлять объяснения в Управление Минюста РФ по Московской области, а также разъяснить порядок действий при вызове на участие в следственных действиях, не являющихся неотложными, в период самоизоляции в г. Москве и Московской области в условиях пандемии с 4 по 15 июня.

По словам Сергея Прежеславского, в ходе телефонного звонка представитель АП Московской области сообщил, что адвокат может самостоятельно решить, представлять объяснения в Управление Минюста РФ по Московской области или нет. С кем именно он общался, защитник не знает. В то же время он пояснил, что палата готовит письменный ответ.

23 июля Сергей Прежеславский направил письменные доводы в Управление Минюста РФ по Московской области. Защитник указал, что Станислав Касибин его надлежащим образом о проведении следственных действий 4, 11 и 15 июня не уведомлял. Он заметил, что приложенные распечатки переписки в мессенджере WhatsApp подтверждают, что он уведомлял следователя о том, что в период самоизоляции не намерен участвовать в следственных действиях, проведение которых не является неотложным. «При этом хочу отметить, что на протяжении периода самоизоляции я участвовал в судебных заседаниях по рассмотрению ходатайств следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу», – указал Сергей Прежеславский.

Адвокат отметил, что 20 мая после очередного рассмотрения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей предложил Станиславу Касибину дождаться окончания периода самоизоляции, после чего согласовать время явки на следственные действия с подзащитной, так как в материалах, представленных следователем в обоснование продления срока содержания под стражей, имелась справка из ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по г. Москве о том, что П. доставить в судебное заседание не могут по причине карантина в СИЗО, что было отражено в постановлении Троицкого районного суда г. Москвы.

Защитник отдельно обратил внимание на то, что ему звонила сотрудница полиции под видом представителя АП г. Москвы. «Со своей стороны я ей поясняю, что надлежаще следователем Касибиным С.Э. о необходимости явиться для проведения указанных следственных действий не уведомлен, – подчеркнул Сергей Прежеславский. – Подобные действия считаю не только ненадлежащим уведомлением, но и недопустимым поведением в отношении меня, как следователя Касибина С.Э., так и лиц, осуществляющих и снимающих на видео указанный телефонный звонок, в ходе которого, помимо всего прочего, разглашаются мои персональные данные и персональные данные моей подзащитной».

Сергей Прежеславский отметил, что 18 июня при рассмотрении ходатайства Станислава Касибина о продлении срока содержания под стражей в Троицком районном суде г. Москвы последний заявил, что продление срока содержания под стражей в отношении П. до 22 июля, а всего до 10 месяцев 24 суток, вызвано в том числе тем, что адвокат с 28 мая не является для проведения следственных действий в СИЗО-6, в связи с чем 4 и 11 июня следователь являлся в СИЗО с защитником, назначенным в порядке ст. 51 УПК РФ. 15 июня П. была ознакомлена с постановлением о назначении в отношении нее стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в присутствии защитника по назначению.

Однако, заметил адвокат, исходя из текста копии протокола ознакомления подзащитной с постановлением о назначении судебной экспертизы от 15 июня, заверенной печатью следственного органа, защитник при проведении следственного действия отсутствовал, П. от подписи протокола отказалась, зафиксировать ее отказ от подписи в протоколе не представилось возможным в связи с тем, что присутствие понятых в СИЗО в условиях карантинных мер невозможно обеспечить.

«Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что указанное представление следователя направлено на оправдание волокиты по данному уголовному делу, а также его незаконных действий при проведении следственного действия 15 июня 2020 г. в ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по г. Москве якобы с участием моей подзащитной и неизвестным адвокатом, назначенным ей, со слов следователя Касибина С.Э., в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ», – отметил адвокат.

Также защитник обратил внимание, что в указанные следователем периоды времени ему звонил назначенный следствием адвокат и говорил о том, что его приглашают на следственные действия с участием П. Однако после пояснений по сложившейся ситуации, убедившись в том, что никто не уведомлял Сергея Прежеславского о проведении следственных действий, тот отказался в них участвовать.

Защитник указал, что П. на качество оказываемой юридической помощи в рамках данного уголовного дела не жаловалась, явки в указанные следователем периоды не требовала.

Жалоба на следователя

3 августа Сергей Прежеславский подал жалобу заместителю министра внутренних дел РФ – начальнику Следственного департамента МВД России генерал-майору юстиции Сергею Лебедеву. В ней адвокат указал, что Станислав Касибин ненадлежащим образом осуществляет взаимодействие как с ним, так и с П. Кроме того, отметил адвокат, он говорит обвиняемой, что она «сядет минимум на 25 лет», и требует от нее сменить адвоката.

Дополнительно защитник отметил, что на видео, представленном следователем, присутствуют початые банки пива и служебные документы ограниченного допуска, такие как статистические карточки, постановления и протоколы.

«Указанное поведение Касибина и неустановленных должностных лиц СЧ подрывают авторитет органов внутренних дел, нарушают Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ (ст. 7)», – подчеркивается в жалобе. К ней адвокат приложил снятый следователем видеоролик.

Вопрос о средствах коммуникации между следователем и защитником не урегулирован УПК РФ

В комментарии «АГ» Сергей Прежеславский рассказал, что на все судебные заседания о продлении меры пресечения СИЗО присылало справки, что из-за принятых карантинных мер не может вывести подзащитную никуда, в том числе на ВКС. «Если начальник официально отвечает, что карантин, какие следственные действия там могут быть вообще?» – задается вопросом адвокат. Он отметил, что после того, как следователь стал названивать, он сообщил, что придет на следственные действия в первый же день, как только закончится режим самоизоляции.

«На очередном продлении стражи он сказал, что он якобы меня надлежащим образом уведомил, а я не явился, представил протокол ознакомления подзащитной с материалами дела, в котором отсутствовала фамилия защитника и его подпись. Было только пояснение следователя, что подзащитная от подписи отказалась, зафиксировать отказ от подписи посредством понятых не представляется возможным в связи с принятыми карантинными мерами», – рассказал Сергей Прежеславский.

Адвокат отметил, что следователь направил по почте России представление, а уведомления ему таким же образом по неизвестной причине прислать не может. «Я в пятницу, 31 июля, подал ходатайство, в котором просил меня уведомлять надлежащим образом, а именно посредством почтовой связи, заблаговременно учитывая время доставки. Тем не менее крайний раз следователь послал письмо на электронную почту АП МО, и палата уже переслала мне. Он прописал эту и следующую всю неделю являться в СИЗО, а на ходатайство не ответил», – рассказал защитник.

Председатель КА «Династия» Борис Асриян отметил, что офицер полиции назвалась в начале телефонного разговора представителем АП г. Москвы. «Если бы она была не в форменном обмундировании, можно было бы еще подумать, что это практикант или стажер. Следователь сам прислал видео, тем самым признался в превышении полномочий. Что было бы, если бы адвокат позвонил кому-то и представился следователем? Это был бы скандал. А тут что получается? Получается, что следователю можно называться органом адвокатского самоуправления?» – спрашивает он. Борис Асриян добавил, что МВД уже начало служебную проверку и связалось с адвокатом для прояснения ситуации.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн в комментарии «АГ» обратил внимание на то, что вопрос о средствах коммуникации между следователем и защитником вообще не урегулирован УПК РФ, именно поэтому и возникают конфликтные отношения между этими участниками уголовного судопроизводства. Он указал, что данная проблема известна адвокатскому сообществу и во многих случаях была предметом дисциплинарных производств.

Евгений Рубинштейн подчеркнул, что АП г. Москвы сформулировала свою позицию по данному вопросу и считает допустимым для адвокатов самостоятельно определять наиболее надежный способ коммуникации со следователем, обеспечивающий соблюдение прав своего доверителя и позволяющий оперативно получать важную для дела информацию: «Как показывает обычай делового оборота, наиболее распространенным способом коммуникации является стационарная телефонная или мобильная телефонная связь».

В разъяснении АП г. Москвы указано, что каким бы ни был способ коммуникации со следователем, адвокат обязан как минимум оставлять открытым и доступным для следователя почтовый способ получения адвокатом уведомлений и процессуальных решений. «Данный вывод основывается на том, что почтовая связь является наиболее распространенным, доступным и традиционным способом получения информации на территории Российской Федерации, позволяет передавать ее оперативно и в различных формах, а также обеспечить верифицируемость субъекта отправления и получения корреспонденции. Правовое обоснование указанного выше требования вытекает из обязанности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами (п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката), а также проявлять уважение к лицам, участвующим в деле (ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката)», – процитировал Евгений Рубинштейн разъяснения.

Что же касается получения информации якобы от следователя в случаях, не позволяющих проверить его источник, то советник ФПА РФ указал, что Совет АП г. Москвы сформулировал позицию, согласно которой не подтвержденное объективными сведениями сообщение следователя в устной или письменной форме в различных документах об уведомлении защитника о дне, времени и месте судебного заседания не может являться достаточным доказательством этого обстоятельства.

«Что касается обмана со стороны следователя при общении с адвокатом, то полученные таким способом результаты, по моему глубокому убеждению, вообще не могут использоваться в доказывании какого-либо факта в любом из видов юрисдикционного процесса, будь то уголовный процесс или дисциплинарное производство в отношении адвоката», – резюмировал Евгений Рубинштейн.

Как стало известно «АГ», АП МО не будет возбуждать дисциплинарное производство в отношении Сергея Прежеславского, в частности потому, что следователь не является субъектом, который может его инициировать.

Марина Нагорная

Поделиться