Лента новостей

12 августа 2022 г.
Обсуждены вопросы внедрения КИС АР
Состоялось рабочее совещание представителей ФПА РФ с заместителем министра юстиции РФ Максимом Бесхмельницыным
11 августа 2022 г.
Досрочное прекращение полномочий Совета адвокатской палаты инициируется только Советом Федеральной палаты
11 августа в смешанном формате состоялось очередное заседание Совета ФПА РФ
10 августа 2022 г.
Печальная новость
Скончался бывший заместитель руководителя Департамента по адвокатуре ФПА РФ Николай Соколов

Мнения

Сергей Насонов
15 августа 2022 г.
Запретная презумпция?
Об абсурдности судейского запрета доведения защитником до присяжных заседателей содержания презумпции невиновности

Интервью

Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
21 июля 2022 г.
Владимир Плигин
Право призвано сделать жизнь предсказуемой, доступной и безопасной
Рождающиеся правовые нормы должны быть законными и легитимными, не опираясь только на предполагаемый большой объем принуждения

Сложные вопросы квалификации посредничества во взяточничестве

20 октября 2020 г. 16:25

Адвокатам рассказали о видах посредничества во взяточничестве, моменте окончания физического и интеллектуального посредничества, необходимости различать профессиональную и служебную деятельность при квалификации взяточничества


20 октября в ходе очередного образовательного вебинара ФПА РФ с лекцией «Квалификация посредничества во взяточничестве» выступил доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член НКС при Верховном Суде РФ, главный редактор журнала «Уголовное право» Павел Яни.

В начале выступления спикер напомнил о введении несколько лет назад уголовной ответственности по ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве. Профессор отметил, что в УК РСФСР 1960 г. ответственность за похожее преступление была сформулирована, но более общо. В 1960-е гг. Пленум Верховного Суда СССР дал разъяснение, которое позволяло отнести к посредничеству и физическое, и интеллектуальное, т.е. все то, что сейчас указано в ныне действующем уголовном законе.

По словам Павла Яни, в результате такого разъяснения споры практиков и теоретиков завели доктрину и правоприменение в тупик. В ряде случаев стало невозможным различать посредничество и соучастие в даче и получении взятки. В связи с этим в постановлении 1977 г. Пленум ВС СССР отказался от этой идеи и отнес к посредничеству исключительно передачу ценностей от дателя к получателю т.е. посредничество физическое, тогда как все остальное содействие, способствование этим лицам реализации коррупционного соглашения Пленум расценивал и требовал расценивать от судов как соучастие в даче или получении взятки.

Дача и получение взятки, по мнению эксперта, образуют один состав, лишь юридико-технически разделенный на несколько статей. Павел Яни привел мнение выдающегося советского ученого Б.В. Волженкина, считавшего, что дача и получение взятки и посредничество – преступления, совершенные в так называемом необходимом соучастии.

Профессор перечислил примеры квалификации соучастия во взяточничестве. Например, 15 студентов передали преподавателю взятки каждый по 2 тысячи рублей за успешную сдачу экзамена. У каждого из студентов его взятка образовывала одно самостоятельное преступление, в то время как у преподавателя – 15 самостоятельных эпизодов получений взяток.

Затем лектор подробно остановился на разъяснениях, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2019 г. № 59 «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года № 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" и от 16 октября 2009 года № 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий"» (далее – Постановление № 59). Так, п. 13.2 Постановления № 59 посредничеством во взяточничестве признается не только непосредственная передача по поручению взяткодателя или взяткополучателя, а также по поручению лица, передающего или получающего предмет коммерческого подкупа, денег и других ценностей, но и иное способствование в достижении или реализации соглашения между этими лицами о получении и даче взятки либо предмета коммерческого подкупа (например, организация их встречи, ведение переговоров с ними). Таким образом, отметил Павел Яни, интеллектуальное посредничество в виде организации встреч и переговоров считается оконченным независимо от достижения либо реализации соглашения, даже если посреднику не удалось добиться соглашения между сторонами.

Эксперт также акцентировал внимание адвокатов на необходимости разделять служебную и профессиональную деятельность при квалификации взяточничества. Он привел такой пример: если врач получает вознаграждение за то, что осмотрел пациента и назначил ему лечение, затем рассказал о полученном вознаграждении заместителю главного врача, а главврач, в свою очередь, обратился в правоохранительные органы, то данное вознаграждение нельзя квалифицировать как взятку. Врач использовал свои профессиональные знания. В случае, если бы врач удостоверил своей подписью историю болезни, выданную в данном учреждении, и этот листок временной нетрудоспособности наделял бы лицо определенными правами, то врач выступал бы как должностное лицо и совершил бы должностной подлог.

Обращаем ваше внимание, что трансляция будет доступна сегодня до 24.00. Повтор состоится в субботу, 24 октября.

Поделиться