Лента новостей

14 июня 2019 г.
Суд должен быть беспристрастен
Защита добилась изменения подсудности по уголовному делу адвоката Лидии Голодович
14 июня 2019 г.
Юбилей липецкой адвокатуры
14 июня в Липецке состоялось торжественное празднование 65-летия адвокатуры Липецкой области
14 июня 2019 г.
Москва – Воронеж
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко встретился с адвокатами Воронежской области

Мнения

Евгений Забуга
14 июня 2019 г.
Наше будущее зависит от нас самих
Стандартизация адвокатской деятельности: тренд или необходимость?

Интервью

Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
11 июня 2019 г.
Анар Багиров
Адвокатура Азербайджана: гарантии независимости и адвокатская монополия
Интервью у Анара Багирова берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Следственный судья – pro et contra

2 февраля 2018 г. 13:01

1 февраля Верховный Суд РФ и Российский государственный университет правосудия провели круглый стол «Институт следственных судей в уголовном процессе»


Быть ли в России институту следственного судьи? Обеспечит ли он реальную состязательность сторон на предварительном следствии? Будет ли это способствовать повышению качества правосудия и сокращению его сроков? Это шаг в будущее или возвращение к прошлому? С этими и многими другими вопросами пытались разобраться участники дискуссии: представители КС РФ и ВС РФ, председатели судов и судьи, депутаты Государственной Думы ФС РФ, представители правоохранительных органов, юридической науки, в том числе зарубежные гости. Мнение адвокатуры представили президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков и советник президента ФПА РФ, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Пастухов.

Модераторами выступили заместитель председателя ВС РФ – председатель Судебной коллегии по уголовным делам, доктор юридических наук Владимир Давыдов, судья ВС РФ в отставке, заместитель начальника Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики ВС РФ – начальник отдела систематизации законодательства и анализа судебной практики в области уголовного судопроизводства, доктор юридических наук Михаил Шалумов, заведующая отделом проблем уголовного судопроизводства РГУП, доктор юридических наук Оксана Качалова.

Владимир Давыдов в своем вступительном слове отметил, что в последнее время институту следственных судей посвящено множество конференций и круглых столов, поскольку тема эта крайне актуальна. «Кто-то видит в этом феномене панацею, есть и скептические мнения полного отрицания этой идеи. Но все это крайности, а истина, как обычно, где-то посредине», – сказал он.

Напомним, что активное обсуждение возможности введения в российский уголовный процесс института следственных судей началось в связи с соответствующим поручением Президента РФ. В итоге даже был подготовлен соответствующий законопроект. Однако Верховный Суд РФ, Генеральная прокуратура РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и другие заинтересованные участники не смогли прийти к единому мнению в части реализации идеи. Дискуссия возобновилась в связи с обращением председателя СПЧ Михаила Федотова в Администрацию Президента РФ о необходимости продолжения контроля за исполнением упомянутого поручения главы государства.

Заместитель председателя ВС РФ пояснил, что для понимания объема работы, которой будут заниматься следственные судьи в случае введения этого института, нужно провести детальный анализ судебной статистики. При этом даже в первом приближении понятно, что только для судебного контроля за избранием меры пресечения и иных мер процессуального принуждения потребуется достаточно большой штат следственных судей.

Ежегодно судебная система рассматривает ходатайства о мере пресечения в отношении около 400 тысяч лиц, более 600 тысяч ходатайств в порядке ст. 165 УПК РФ, 120 тысяч обжалований по основаниям ст. 125 УПК РФ, более полумиллиона ходатайств в процедурах судебного контроля за негласными следственными действиями и ОРД. В связи с колоссальным объемом работы реализовать идею института следственных судей возможно только на уровне судов районного звена, а не областного, как это предполагалось ранее. Председатель Судебной коллегии по уголовным делам еще раз призвал к внимательному изучению проблемы, максимально точному прогнозу результатов введения этого института, прежде чем менять действующее законодательство в этой части.

Заместитель министра юстиции РФ Михаил Гальперин сообщил, что он представляет Россию в Европейском суде по правам человека не только по должности, а фактически является представителем ЕСПЧ в России, что и обусловило характер его выступления. 20-летнее пребывание нашей страны в европейской судебной юрисдикции было охарактеризовано выступающим как «история успеха». Он добавил, что в соответствии с судебной практикой ЕСПЧ активно и в позитивном ключе менялось национальное законодательство. Этому способствовали в том числе разъяснения Верховного Суда РФ и Генеральной прокуратуры РФ по вопросам практики ЕСПЧ.

При этом, как заметил Михаил Гальперин, судебные акты Европейского Суда ставят практические задачи, которые предстоит решать институту следственных судей в случае его введения. Это касается проверки наличия веских оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, обоснованности выдвинутого обвинения и критичного отношения к доводам о невозможности избрания иной меры пресечения. Целая группа дел, рассмотренных ЕСПЧ, сформировала подход о необоснованности продления сроков содержания под стражей в связи с необходимостью ознакомления с материалами уголовного дела по результатам предварительного следствия. В связи с этим, считает замминистра юстиции РФ, остро встает вопрос об имплементации решений ЕСПЧ в судебную практику и прежде всего о судебном контроле на стадии предварительного расследования.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко высказал благодарность Верховному Суду РФ за инициирование возобновления этой дискуссии. «Есть много аргументов против института следственных судей, – подчеркнул он. – Это не панацея, но шаг в верном направлении. Панацея – это суд присяжных по каждому делу, в котором подсудимый не признает свою вину». Президент ФПА РФ с сожалением отметил, что сейчас следователи совершенно не боятся нарушать закон и уже на начальной стадии расследования определяют виновного и даже предсказывают вид и размер наказания. Причем их прогнозы зачастую сбываются, что формирует опасную ситуацию, когда весь ход уголовного преследования определяется исключительно органом расследования при отсутствии должной роли суда, в том числе и в форме оперативного судебного контроля. Он подчеркнул, что необходимо создавать порядок, когда следствие реально несет ответственность за соблюдение закона. По мнению Юрия Пилипенко, существует ряд проблем на пути введения института следственных судей, но можно поступить так, как это было с судом присяжных: начать внедрение нового института в порядке эксперимента в ряде регионов с дальнейшим его распространением по всей стране. Проблема кадрового обеспечения тоже решаема. Адвокатура не может гарантировать, что обеспечит необходимый для этого кадровый резерв, да и состоявшиеся в профессии адвокаты не очень уж и мечтают о судейской мантии. Но не так давно, напомнил он, Герман Греф уволил из своей структуры более 2 тысяч квалифицированных юристов, заменив их юридическими роботами. Кроме того, достойное денежное содержание следственных судей дает вполне обоснованные перспективы в наполнении сформированных вакансий квалифицированными юридическими кадрами.

Участники дискуссии рассмотрели альтернативные подходы совершенствования судебной процедуры в виде предложения о расширении надзорных функций прокурора в уголовном процессе, определили конституционно-правовые предпосылки институциализации судебного контроля в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

С большим интересом был выслушан доклад заместителя председателя Верховного Суда Республики Казахстан Абая Рахметулина, который рассказал о трехлетнем опыте реализации в новом уголовно-процессуальном законодательстве Казахстана института следственных судей, а также о втором этапе его развития в текущем году, создании специализированных следственных судов, расширении круга вопросов, рассматриваемых следственными судьями, совершенствовании их компетенции. Применительно к вопросам деятельности защитника было отмечено, что адвокатский запрос по законодательству Республики Казахстан подлежит исполнению в течение 10 суток, а в рамках процедур судебного контроля срок ответа сокращен до двух суток.

Касательно отдельных спорных вопросов создания института следственных судей участники круглого стола проанализировали практику ЕСПЧ, которая непосредственно влияет на процедуры судебного контроля в ходе предварительного расследования, соотношение функций следственного судьи и надзорных полномочий прокурора, обсудили мнения представителей региональных судов о проблемных практических вопросах, которые возникнут в случае введения института следственных судей.

Поделиться