Лента новостей

8 декабря 2021 г.
Результативная встреча
Задолженность перед адвокатами со стороны МВД России будет погашена до конца года
7 декабря 2021 г.
Адвокаты обучат нейросеть
Федеральная палата адвокатов РФ сообщила о начале разработки искусственного интеллекта в сфере оказания правовой помощи
7 декабря 2021 г.
Награды получат самые достойные
Состоялось заседание Комитета по награждению адвокатскими наградами им. Ф.Н. Плевако

Мнения

Талия Хабриева
8 декабря 2021 г.
Направления развития законодательства в Российской Федерации
О реформах, направленных на повышение качества государственного управления

Интервью

Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
3 декабря 2021 г.
Михаил Толчеев
Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
Цифровая экосистема адвокатуры снизит транзакционные издержки и позволит не оказаться в аутсайдерах

Следователи, а теперь и суд требуют не предусмотренные действующим законодательством документы

23 марта 2021 г. 17:48

Краснодарский адвокат добивается вступления в уголовное дело своих доверителей, находящихся в розыске


19 марта Ленинский районный суд г. Новороссийска вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы адвоката Кореновского филиала № 2 Краснодарской краевой коллегии адвокатов Татьяны Третьяк, которой следователь отказал в допуске к участию в уголовном деле ее доверителей. В комментарии «АГ» адвокат Татьяна Третьяк посчитала, что при рассмотрении жалобы старший помощник прокурора вышел за рамки дела и придумал довод о том, что она не может вступить в дело, так как представила ордер на двух обвиняемых, а между их показаниями могут быть противоречия. Председатель Комиссии АП Краснодарского края по защите профессиональных прав адвокатов Ростислав Хмыров отметил, что следователи, а теперь и суд продолжают требовать документы, которые не предусмотрены действующим законодательством.

Отказ обусловлен отсутствием письменных заявлений обвиняемых о допуске защитника

В производстве следователя по расследованию преступлений на обслуживаемой территории отдела полиции (по обслуживанию Восточного района) СУ УМВД России по г. Новороссийску Марины Петровой находятся уголовные дела, возбужденные по ч. 2 ст. 306 УК РФ в отношении И. и по ч. 2 ст. 307 УК РФ в отношении Х., а также уголовное дело, возбужденное ОМВД России по г. Геленджику 28 сентября 2015 г. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

3 марта адвокат Татьяна Третьяк, защищающая Х. и И., вручила под роспись следователю ряд ходатайств, в которых в том числе содержались уведомления о вступлении в уголовные дела в качестве защитника по соглашению. Через три дня следователь вынесла постановления об отказе в удовлетворении ходатайств о допуске в качестве защитника и выдаче испрашиваемых процессуальных документов, мотивировав их тем, что Х. и И. объявлены в межгосударственный розыск и не могут представить рукописные заявления о допуске защитника для участия в уголовном деле. В постановлениях указано, что оно рассмотрено в рамках одного уголовного дела. Так Татьяна Третьяк узнала, что дела ее доверителей были объединены.

Посчитав действия следователя незаконными, адвокат обратилась в Ленинский районный суд г. Новороссийска с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ (имеется у «АГ»). Она отметила, что ч. 4 ст. 49 УПК РФ не содержала и не содержит по настоящее время обязанности подозреваемому (обвиняемому) представлять свое письменное (тем более рукописное) согласие в адрес следователя о допуске защитника. Кроме того, в соответствии с поправками 2018 г. в УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело, а не допускается к участию в нем, и обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в дело, а не с момента допуска. Татьяна Третьяк также сослалась на п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре, согласно которой никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления иных документов, кроме ордера или доверенности, для вступления адвоката в дело.

Адвокат указала, что Верховный Суд в Определении № 83-УД20-1 указал, что из приведенных законоположений, а также правовой позиции КС, изложенной в определениях от 22 апреля 2010 г. № 596-О-О; от 22 ноября 2012 г. № 2054-О; от 23 июня 2016 г. № 1432-О, следует, что выполнение процессуальных обязанностей защитника предполагает наличие у него ордера на ведение уголовного дела конкретного лица и не ставится в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится дело. Следовательно, отметила Татьяна Третьяк, действующее правовое регулирование закрепляет уведомительный, а не разрешительный порядок вступления адвоката в дело (Обзор Судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2020 г.), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 июля 2020 г.).

«Таким образом, учитывая, что мной не заявлялись ходатайства следователю М.А. Петровой о моем допуске, а имелась лишь просьба обеспечить реализацию прав, гарантированных мне п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, решение о запрете на мое вступление в дело вынесено с очевидным грубейшим превышением полномочий», – посчитала адвокат. Татьяна Третьяк просила суд признать незаконными постановления следователя.

Также 15 марта адвокат попросила Комиссию АП Краснодарского края по защите профессиональных прав адвокатов дать заключение по сложившейся ситуации (обращение имеется у «АГ»).

Обвиняемый должен в письменном виде выразить свое волеизъявление в отношении приглашения конкретного защитника

Согласно постановлению суда (имеется у «АГ») в суд по электронной почте поступили заявления, авторами которых указаны Х. и И., которые просили удовлетворить жалобу адвоката. Кроме того, в судебном акте отмечается, что 12 марта обвиняемым заочно была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Старший помощник прокурора в заседании указал, что адвокат представляет интересы одновременно двух обвиняемых, которые в настоящий момент не допрошены по существу предъявленного обвинения, в связи с чем следователь лишен возможности установить, что интересы одного не противоречат интересам другого и, следовательно, может ли один и тот же адвокат представлять интересы двоих обвиняемых. Кроме того, ст. 73 УПК РФ обязывает следователя установить личность лица, подающего ходатайство, а в связи с тем, что обвиняемые на допрос к следователю не являются, находятся в розыске, то от кого именно поступило заявление о том, что Татьяна Третьяк приглашена обвиняемым, установить невозможно.

Суд указал, что согласно ст. 50 УПК РФ защитник приглашается обвиняемым, т.е. обвиняемый должен в письменном виде выразить свое волеизъявление в отношении приглашения конкретного защитника, с которым у него заключено соглашение. «Сущность участия защитника в уголовном судопроизводстве в форме приглашения свидетельствует о том, что посредством письменной или устной просьбы соответствующих участников уголовного судопроизводства защитник допускается к производству по уголовному делу. Правом приглашать защитника обладают сами подозреваемые или обвиняемые», – указывается в постановлении.

Суд отметил, что в соответствии с ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Он также сослался на ч. 6 ст. 49 УПК РФ, согласно которой одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого, и отметил, что в данном случае возможности установить, имеются ли противоречия между показаниями Х. и И., нет.

Кроме того, заметил суд, в ходе рассмотрения дела было установлено, что Х. по электронной почте ходатайствовал перед следователем о выдаче копий тех же процессуальных документов, что и Татьяна Третьяк. Следователь удовлетворил ходатайство частично – разрешил снять копии, отказав лишь в части тех документов, которые отсутствуют в материалах дела или отменены как незаконные.

Таким образом, суд отказал в удовлетворении жалобы.

Материалы дела рассмотрит апелляционный суд

Защитник подала апелляционную жалобу в Краснодарский краевой суд (имеется у «АГ»). В ней она отметила, что судья применила недействующую редакцию ч. 4 ст. 49 УПК РФ, согласно которой адвокат допускается к участию в уголовном деле.

Татьяна Третьяк вновь сослалась на п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре и указала, что никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления иных документов, кроме ордера или доверенности, для вступления адвоката в дело. «Именно ч. 4 ст. 49 УПК РФ, а не ст. 50 УПК РФ регулирует порядок вступления защитника в дело, устанавливая уведомительный порядок путем предъявления адвокатом следователю ордера и удостоверения. Любое постановление следователя о разрешении либо запрете на вступление в дело является заведомо незаконным», – подчеркнула она.

Адвокат указала, что в поданных после 6 марта в адрес следователя и суда ходатайствах обвиняемые подтверждают, что она является выбранным ими защитником на основании соглашений, настаивают на реализации своих прав на защиту путем ознакомления ее с материалами уголовного дела в порядке п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ.

Она отметила, что согласно ч. 1 ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. «Ни о каких письменных согласиях норма не говорит и, более того, не возлагает на обвиняемого или защитника обязанность передавать такое согласие следователю для принятия процессуального решения», – подчеркивается в апелляционной жалобе.

Татьяна Третьяк подчеркнула, что Верховный Суд в Определении № 83-УД20-1 разъяснил, что ст. 50 УК РФ, таким образом, закрепляет процедуру приглашения защитника, а не порядок допуска его к делу. Эти разъяснения были даны по делу, когда, как и в данной ситуации, постановление следователя об отказе было мотивировано тем, что в связи с нахождением обвиняемого в розыске и ввиду информации о его нахождении на территории иностранных государств органы следствия лишены возможности удостовериться в согласии обвиняемого на участие в деле в качестве защитника адвоката.

Защитник обратила внимание, что в постановлениях следователя от 6 марта отсутствуют ссылки на положения ч. 6 ст. 49, ч. 3 ст. 72 УПК РФ как основания для отказа в допуске к участию в уголовном деле в качестве защитника обвиняемых. Кроме того, указала она, оба обвиняемых в ходатайствах, направленных в адрес следователя 13 и 17 марта и в адрес суда 18 марта, настаивают на том, что Татьяна Третьяк является защитником по соглашениям. «То, что обвиняемые объявлены в розыск, не лишает их права доносить свою позицию до суда и органов предварительного следствия всеми предусмотренными законом способами, включая использование ведомственных и судебных интернет-приемных», – подчеркнула она.

Также адвокат отметила, что выводы суда о противоречиях в позициях обвиняемых носят предположительный характер, поскольку они не были допрошены по предъявленным им обвинениям, содержание которых от них при этом утаивается.

Татьяна Третьяк попросила апелляцию отменить постановление нижестоящей инстанции и признать незаконными постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайств. Кроме того, она попросила вынести в адрес судьи Ленинского районного суда г. Новороссийска и следователя СУ УМВД России по г. Новороссийску Марины Петровой частное определение (постановление), обратив внимание председателя суда и руководителя следственного органа на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

Адвокат уже известила палату о новых обстоятельствах

22 марта Татьяна Третьяк направила в АП Краснодарского края дополнения в ранее поданное ей обращение. Она отметила, что из постановления суда ей стало известно о заочном избрании обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу. В этот же день адвокат подала в суд через систему ГАС «Правосудие» два заявления о представлении возможности ознакомиться с материалами дел и выдать копии соответствующих постановлений. Она приложила ордеры и копию удостоверения.

В этот же день, 22 марта, суд отказал в допуске к материалам, поскольку к заявлению не приложены соглашения с подзащитными. Также он сообщил, что в качестве защитника Х. и И. был допущен адвокат по назначению Сергей Щербаков. «Официальной информацией о том, кем, когда и в каком порядке был назначен данный адвокат в качестве защитника, были ли им обжалованы постановления суда, не располагаю», – отметила Татьяна Третьяк.

В комментарии «АГ» адвокат посчитала, что при рассмотрении жалобы старший помощник прокурора вышел за рамки и придумал довод о том, что она не может вступить в дело, так как представила ордер на двух обвиняемых, а между их показаниями могут быть противоречия. В данный момент Татьяна Третьяк ожидает ответ от АП Краснодарского края и планирует обжаловать действия судей. «Постановление судьи по моему недопуску в уголовное дело обжаловано в апелляцию. Действия судьи, который не дал разрешения ознакомиться с материалом ареста, будут обжалованы в Квалификационную коллегию судей», – указала защитник.

Председатель Комиссии АП КК по защите профессиональных прав адвокатов Ростислав Хмыров отметил, что недопуск адвоката – редкое нарушение профессиональных прав. В 2020 г. АП Краснодарского края было зафиксировано два таких случая, по каждому из которых комиссия выносила заключение.

«Казалось бы, законодатель поставил точку в вопросе о том, на основании каких документов адвокат допускается к участию в уголовном деле. Из буквального толкования ч. 4 ст. 49 УПК и п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре можно сделать вывод о том, что документами, которыми подтверждается принятие защиты лица привлекаемого к уголовной ответственности, являются исключительно ордер адвоката и его удостоверение. Однако следователи, а теперь и суд в случае, с которым столкнулась Татьяна Третьяк, продолжают требовать документы, которые не предусмотрены действующим законодательством», – подчеркнул он.

Марина Нагорная

Поделиться