Лента новостей

1 декабря 2020 г.
Каждое нарушения прав адвокатов должно рассматриваться как чрезвычайное происшествие
На XVI конференции ФПА РФ «Адвокатура. Государство. Общество» обсудили вопросы защиты профессиональных прав адвокатов
1 декабря 2020 г.
Работы стало больше
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко открыл вторую часть конференции «Адвокатура. Государство. Общество»
30 ноября 2020 г.
Статус адвоката мало защищает
Мосгорсуд вернул в первую инстанцию постановление о производстве обыска у адвоката, вынесенное без указания на то, что он спецсубъект

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
25 ноября 2020 г.
Николай Кипнис
Самообразование – неотъемлемый компонент сохранения себя в адвокатской профессии
Постоянно ускоряющаяся динамика изменений в законодательстве требует от каждого адвоката больших усилий и временных затрат на повышение квалификации

Провести проверку и принять меры

3 сентября 2020 г. 17:50

Президент АП Иркутской области обратился в прокуратуру и СКР из-за недопуска защитников в СИЗО


Как сообщает «АГ», 3 сентября президент АП Иркутской области (АП ИО) Олег Смирнов направил обращения прокурору Иркутской области, региональным СУ СКР и ГУФСИН, в которых информировал о жалобах адвокатов и правозащитных организаций по фактам незаконного ограничения доступа защитников в СИЗО-6 Иркутской области для свидания с их подзащитными. Адвокат АП ИО Платон Ананьев рассказал, что следователь всячески препятствует его участию в уголовном деле в качестве защитника по соглашению. Его коллега Любовь Яушева сообщила, что фактически ей так и не удалось вступить в уголовный процесс, так как ей не дали встретиться с подзащитным. Президент АП ИО напомнил, что вне зависимости от объема и тяжести предъявленного обвинения у любого подзащитного или его родственников есть право на выбор адвоката по соглашению.

Адвокаты столкнулись с нарушениями их прав и прав их подзащитных

Как следует из обращений палаты, с проблемами недопуска к заключенным в СИЗО-6 этим летом столкнулись адвокаты АП ИО Платон Ананьев, Елена Ананьева и Любовь Яушева, которым было отказано в предоставлении свиданий с Романом Нефедьевым и Сергеем Зыряновым, обвиняемыми по уголовному делу о беспорядках в ИК-15 в Ангарске в апреле этого года.

Как следует из обращения, 21 мая Любовь Яушева прибыла в следственный изолятор для свидания с Сергеем Зыряновым, предъявила ордер и требование на вызов, однако сотрудники учреждения отказали в свидании по причине якобы имеющегося отказа обвиняемого от защитника. При этом адвокату не была предоставлена возможность лично обсудить с подзащитным факт и причины такого отказа, не были предъявлены документы об отказе от защитника.

Платон Ананьев неоднократно, начиная с июня 2020 г., посещал СИЗО-6 с целью свидания с подзащитным Романом Нефедьевым, предъявлял ордера и требования на вызов. Однако ему также не было предоставлено свидание по причине отказа подзащитного от адвоката. При этом в судебном заседании, проводимом с использованием видео-конференц-связи, Нефедьев сообщил, что заявления об отказе от адвоката были сделаны им под давлением сотрудников органов следствия. 2 сентября Елене Ананьевой также было отказано в свидании с подзащитным Нефедьевым без объяснения причин.

Адвокат Платон Ананьев рассказал подробнее о своей ситуации

Как рассказал «АГ» адвокат Платон Ананьев, в июне этого года к нему обратились родственники Романа Нефедьева, обвиняемого по ч. 3 ст. 321 УК РФ по факту участия в дезорганизации деятельности ФКУ ИК-15 ГУ ФСИН России по Иркутской области, поскольку у них имелись опасения за его жизнь и здоровье.

Адвокат заключил соглашение об оказании Нефедьеву квалифицированной юридической помощи с бабушкой обвиняемого и 23 июня направил руководителю Следственного управления СКР по Иркутской области уведомление (есть у «АГ») о вступлении в уголовное дело в качестве защитника, к которому были приложены ордер и копия удостоверения.

30 июня Платон Ананьев посетил СИЗО-6, где содержится Роман Нефедьев, который одобрил факт вступления в дело нового защитника, подписав соответствующее заявление. Заключенный также сообщил о намерении отказаться от услуг адвоката О., которая была ему назначена в качестве защитника органом следствия. 21 июля Платон Ананьев вновь встретился с подзащитным, и тот еще раз подтвердил свое желание о сотрудничестве с ним.

Однако 23 июля Платон Ананьев получил по почте постановление следователя по особо важным делам Евгения Карчевского от 9 июля, которым тот отказал в удовлетворении «ходатайства адвоката о допуске в качестве защитника». Со ссылкой на ст. 45 и 50 УПК РФ следователь указал, что защитник приглашается подозреваемым (обвиняемым) и в подтверждение своей личности, а также наличия полномочий предъявляет ордер и удостоверение адвоката, после чего следователем выносится постановление о допуске адвоката к защите подозреваемого (обвиняемого).

«В рамках предварительного следствия, какие-либо ходатайства и заявления от обвиняемого Нефедьева о допуске его защитника адвоката Платона Ананьева в адрес Следственного управления по Иркутской области не поступали, – отмечалось в этом документе. – Представленный адвокатом Ананьевым ордер не содержит в себе информации, в рамках какого уголовного дела им (адвокатом) взяты на себя обязательства по оказанию юридической помощи Роману Нефедьеву, по каким статьям подозрения-обвинения и с кем у него заключено соглашение на оказание юридических услуг».

Платон Ананьев немедленно обжаловал действия следователя Евгения Карчевского в рамках ст. 125 УПК РФ в Кировский районный суд г. Иркутска. В жалобе (есть у редакции) защитник указал, что встретиться со следователем, в чьем производстве находится уголовное дело в отношении Нефедьева, или руководством СУ СК РФ по Иркутской области для того, чтобы предъявить адвокатское удостоверение и ордер, не представлялось возможным, поскольку сотрудники этого ведомства фактически препятствовали этому.

«Таким образом, следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел подполковник юстиции Евгений Карчевский умышленно и по надуманным основаниям, совершенно незаконно создает препятствия обвиняемому Роману Нефедьеву в реализации конституционного права на защиту по уголовному делу, фактически лишая его права на защиту посредством избранного адвоката, навязывая ему своего защитника по назначению, – отмечалось в жалобе. – Между тем ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Постановления следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ)».

Тем не менее 24 июля суд вернул жалобу адвокату, указав, что орган следствия представил суду заявление Нефедьева о том, что у него имеется защитник по назначению О. и он не поручал представление своих интересов в правоохранительных органах и суде иному адвокату. «При таких обстоятельствах, поскольку полномочия адвоката Платона Ананьева на подачу жалобы в интересах Романа Нефедьева в порядке ст. 125 УПК РФ не подтверждены, она подлежит возвращению заявителю с разъяснением права вновь обращаться в суд после устранения имеющихся недостатков», – отмечено в документе.

В тот же день адвокат направил еще одно уведомление о вступлении в уголовное дело руководителю СУ СКР по Иркутской области с приложением ордера, копии удостоверения и заявления Нефедьева о допуске его к участию в деле в качестве защитника.

27 июля защитник вновь обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, а также направил в суд заявление об обязательном участии его подзащитного в судебном заседании. В нем Платон Ананьев указал, что участие Романа Нефедьева в судебном заседании посредством видео-конференц-связи из СИЗО однозначно не будет способствовать состязательному судопроизводству, и выразил опасения по поводу возможного давления на его доверителя со стороны сотрудников следственного изолятора. Данная жалоба была принята к рассмотрению.

Тем не менее все дальнейшие посещения СИЗО-6 для встречи с Романом Нефедьевым не принесли результатов: сотрудники учреждения не допускали Платона Ананьева к подзащитному под предлогом того, что тот отказался от него.

20 августа Платон Ананьев обратился в АП Иркутской области, описав сложившуюся ситуацию и отметив, что 23 и 24 июля у бабушки Романа Нефедьева состоялись свидания с обвиняемым и тот, по ее словам, «был очень чем-то напуган, зажат и как будто хотел поделится чем-то важным, но не мог, так как их разговор слушал сотрудник СИЗО».

В АП Иркутской области ситуацию сочли недопустимой

В своих обращениях президент АП ИО Олег Смирнов назвал незаконной и недопустимой ситуацию, когда органы следствия путем воздействия на обвиняемых определяют, кто из адвокатов должен осуществлять их защиту. Он также предположил, что отказ Зырянова и Нефедьева от адвокатов мог носить вынужденный характер и был сделан под давлением.

«В силу положений ч. 1 ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Указанная статья, таким образом, закрепляет процедуру приглашения защитника, а не порядок допуска его к делу. В соответствии с ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, – отмечено в обращениях. – Согласно правовой позиции, изложенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 за 2020 г., выполнение процессуальных обязанностей защитника предполагает наличие у него ордера на ведение уголовного дела конкретного лица и не ставится в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится дело. Следовательно, действующее правовое регулирование закрепляет уведомительный, а не разрешительный порядок вступления адвоката в дело. Полагаю, что органами предварительного следствия в указанных случаях проигнорированы как нормы процессуального закона, так и разъяснения высшей судебной инстанции».

В связи с этим Олег Смирнов просил провести проверку по указанным фактам, принять меры по недопущению нарушения профессиональных прав адвокатов и решить вопрос о привлечении виновных должностных лиц к ответственности.

Комментарии адвокатов и президента АП Иркутской области

Адвокат Любовь Яушева рассказала, что 21 мая Евгений Карчевский безосновательно «отвел» ее от участия в уголовном деле Сергея Зырянова. «Фактически я не вступила в этот уголовный процесс, так как моя встреча с Зыряновым так и не состоялась. Насколько мне известно, Кировский районный суд Иркутска возвращает все жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ адвокатам. Каждый из защитников по соглашению лиц, обвиняемых в беспорядках в ангарской колонии, бессилен по отдельности против такого произвола. Поэтому необходимо вмешательство АП Иркутской области», – отметила она.

В комментарии «АГ» адвокат Платон Ананьев рассказал, что своими незаконными действиями сотрудники правоохранительных органов всячески оказывают давление на его подзащитного, тем самым грубо нарушения его конституционные права на защиту. «Следующее судебное заседание запланировано на 15 сентября. Очень надеюсь, что суд в итоге признает незаконными действия следователя Евгения Карчевского и вынесет в отношении него частное постановление», – отметил он.

В свою очередь Олег Смирнов отметил, что ситуации, когда следствие под надуманными и искусственными предлогами пытается не допустить неудобного адвоката к подзащитному, увы, в наше время не такая уж и большая редкость. «В отсутствие реального судебного и прокурорского контроля такие случаи, как правило, латентны, поскольку жалобы адвокатов не приводят к должному результату. В данном казусе органами следствия все делалось достаточно демонстративно, что связано с характером расследуемого дела. Речь идет об обвинении в организации беспорядков, прошедших в апреле этого года в ангарской колонии ИК-15. Но мы исходим из того, что вне зависимости от объема и тяжести предъявленного обвинения у любого подзащитного или его родственников есть право на выбор адвоката по соглашению. В том числе и такого, который не устраивает следователя. Именно поэтому мы посчитали нужным четко и недвусмысленно обозначить позицию адвокатской палаты и попытаться помочь коллегам. Проблема пока не решена, но она находится на контроле Совета и Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Иркутской области», – пояснил он.

Зинаида Павлова

Поделиться