Видеолекции

Лента новостей

2 июня 2020 г.
Дать справедливую и разумную оценку
До 1 июля можно принять участие в опросе о компенсации морального вреда
2 июня 2020 г.
Целесообразно проводить комплексную экспертизу
Адвокатам рассказали об аспектах судебно-психиатрической экспертизы по определению сделкоспособности
2 июня 2020 г.
Как оспорить сделки банкрота
Адвокатам рассказали об особенностях и сроках оспаривания сделок в банкротстве

Мнения

Александр Классен
30 мая 2020 г.
Молодежь вникает в проблемы и задачи адвокатуры
О конкурсе студенческих научных работ, проведенном АП Челябинской области

Интервью

Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
3 июня 2020 г.
Елена Авакян
Елена Авакян: Наша цель – создание цифрового рабочего пространства
«Три года назад нам говорили, что на это никто никогда не согласится»

«Процессуальный карантин» продлен до 30 апреля

9 апреля 2020 г. 18:23

Опубликовано новое совместное постановление президиумов Верховного Суда и Совета судей РФ, обусловленное мерами по предотвращению распространения пандемии коронавируса в России


8 апреля президиумы Верховного Суда РФ и Совета судей РФ вынесли совместное Постановление № 821, содержащее рекомендации по работе судов на период с 8 по 30 апреля 2020 г. В связи с этим Постановление от 18 марта № 808, о котором сообщалось ранее, признается утратившим силу. Член Совета ФПА РФ Елена Авакян считает, что данное постановление принесет больше проблем не столько адвокатскому сообществу, сколько судебной системе. «Дело даже не в том, что сам по себе “карантин”, безусловно, оправдан. Но он должен выстраиваться таким образом, чтобы имелась возможность рассматривать дела, для которых либо очное присутствие сторон не принципиально, либо возможна организация удаленного присутствия», – сказала она. При этом эксперт отметила, что «страшно представить, какой объем нагрузки ляжет на судебную систему по окончании карантина».

Читайте также:
Суды принимают меры по недопущению риска заражения COVID-19
В связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции очно будут рассматриваться только безотлагательные дела

Рекомендации на период «процессуального карантина»

Как сообщает «АГ», в частности, в период до 1 мая судам рекомендовано приостановить личный прием граждан и принимать документы через интернет-приемные или посредством почтовой связи, обеспечив своевременные прием, обработку и регистрацию поданных документов, в том числе в форме электронного документа.

Также рекомендуется рассматривать дела и материалы безотлагательного характера (о защите конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, охрану здоровья и собственности; об избрании, продлении, отмене или изменении меры пресечения; о защите интересов несовершеннолетнего или лица, признанного недееспособным, в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства; об административных правонарушениях по ч. 3–5 ст. 29.6 КоАП; о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и о его исполнении; об обеспечении иска и др.), а также дела в порядке приказного и упрощенного производства и те, все участники которых ходатайствовали о рассмотрении дела в их отсутствие, если участие данных лиц в заседании не является обязательным.

При этом, отмечается в постановлении, суд с учетом обстоятельств дела, мнений участников судопроизводства и условий режима повышенной готовности, введенного в соответствующем субъекте РФ, вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении дела, категория которого не относится к безотлагательным делам.

При наличии технической возможности судам также рекомендуется инициировать рассмотрение дел с использованием видео-конференц-связи, а при малейших признаках заболевания всем судьям и работникам аппаратов судов следует соблюдать режим самоизоляции. Также рекомендовано ограничить доступ в суды лиц, не являющихся участниками судебных процессов по указанным категориям дел.

Адвокаты прокомментировали постановление

Комментируя «АГ» документ, адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что, в отличие от предыдущего постановления о введении особого режима работы судов, в этот раз был допущен ряд послаблений – например, расширен список дел, подлежащих рассмотрению. «Но наиболее важным в принятом документе, на мой взгляд, является то, что теперь любой суд субъекта Федерации вправе самостоятельно принимать решение о рассмотрении дел, которые не относятся к категории безотлагательных, при этом такие решения должны быть приняты с учетом мнения участников процесса и при соблюдении условий режима повышенной готовности», – добавила она.

Анна Минушкина полагает, что постановление «сдвинет с мертвой точки» сложившуюся ситуацию – скорее всего, в регионах России, где эпидемиологическая обстановка гораздо лучше, чем в Москве и Московской области: суды постепенно начнут возвращаться к работе в обычном режиме. В то же время, добавила она, может случиться так, что суды – например, в Московском регионе, – начнут принимать решения о рассмотрении дел, не относящихся к категории безотлагательных, в обычном порядке. «Тогда, думается, что введение частичного ограничения работы судов посредством определения перечня дел, подлежащих рассмотрению в условиях пандемии, окажется бессмысленным», – считает адвокат.

По мнению председателя АБ «Сазонов и партнеры» Всеволода Сазонова, благодаря постановлению будет выработано единое мнение относительно вопросов, вызывавших неопределенность в работе судебных органов в период карантина. «Как известно, арбитражные суды вообще не рассматривали дела с присутствием сторон, в то время как суды общей юрисдикции рассматривали дела, не требующие отложений, – пояснил он. – Важно отметить, что, даже если дело не имеет признаков безотлагательного характера, не рассматривается в приказном или упрощенном порядке, суды все равно вправе самостоятельно принять решение о его рассмотрении с учетом указанных в постановлении аспектов».

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов подчеркнул, что ВС за три недели (с даты предыдущего постановления от 18 марта) не решил ни одну из проблем, обусловленных «процессуальным карантином», которые было бы полезно решить оперативно.

Во-первых, пояснил он, по-прежнему рассмотрение или отложение (приостановление) дела отдано на усмотрение конкретного суда и конкретного судьи. Из-за этого нет ясности с заседаниями – состоятся они или нет, есть ли необходимость приезжать (в том числе в другой регион), будет ли заседание отложено из-за неявки другой стороны или суд сочтет неявку со ссылкой на опасение заразиться COVID-19 как не подпадающую под уважительные причины и продолжит рассматривать дело. «Например, в г. Владимире суды единодушно отложили заседания или приостановили производство по делам, а в г. Саратове Первый кассационный суд общей юрисдикции не видит никаких проблем для рассмотрения уголовных дел по существу. В результате приходится обзванивать суды – и хорошо, если удастся дозвониться. Направление же ходатайства об отложении вкупе с неявкой адвоката в судебное заседание не только не гарантирует, что “мнение участников судопроизводства” (которое п. 4 постановления предлагает учитывать) будет услышано, а заседание – отложено, но и несет риски для самого адвоката», – рассказал Максим Никонов.

Во-вторых, заметил адвокат, не произошло никаких изменений с неразумно консервативным, по мнению Максима Никонова, подходом судов к рассмотрению дел посредством видео-конференц-связи. «Zoom, Skype и другие платформы за время самоизоляции освоили все – от школьников и студентов до юристов-“инхаусов”, проводящих планерки дистанционно, и адвокатов-“судебников”, повышающих квалификацию на вебинарах во время “простоя”», – пояснил он. В то же время, добавил Максим Никонов, суды готовы работать только через установленные у них системы видео-конференц-связи, ссылаясь на то, что это специальный защищенный канал.

Вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов оценил постановление как «нельзя, но если очень хочется, то можно». «Вышесказанное становится очевидным, так как п. 4 постановления предусмотрено, что суд с учетом мнения участников и условий режима повышенной готовности вправе самостоятельно принять решение о рассмотрении любого дела в период с 8 по 30 апреля», – пояснил он.

По мнению Дениса Лактионова, это правильно и обоснованно: есть множество ситуаций, когда отложение рассмотрения дел приводит к тяжелым последствиям для участников. «При этом я против применения к уголовному и административному судопроизводству систем видео-конференц-связи, о чем указано в п. 5 постановления», – подчеркнул вице-президент АП ЛО. А «удаленное» участие защиты и привлекаемых к ответственности лиц в судебных заседаниях, считает он, является очевидным нарушением права на защиту. «Здесь явно нарушается основополагающий принцип непосредственности судебного разбирательства. Как защитник по уголовным делам, считаю неприемлемым “выступить в суде” с помощью Интернета или телефона».

Он с сожалением добавил, что уже появились опасные прецеденты так называемого «дистанционного правосудия» с помощью интернет-систем или мессенджеров – например, привлечение предпринимателя к административной ответственности судьей из Свердловской области с помощью мессенджера WhatsApp.

«Это, подчеркиваю, совершенно недопустимо. Инициативы “дистанционных заседаний в судах”, прозвучавшие в Совете Федерации, на мой взгляд, могли бы найти применение в деятельности самого Совета Федерации, но не в судебных процессах», – резюмировал виде-президент АП ЛО.

Член Совета ФПА Елена Авакян считает, что данное постановление принесет больше проблем не столько адвокатскому сообществу, сколько судебной системе. «Дело даже не в том, что сам по себе “карантин”, безусловно, оправдан. Но он должен выстраиваться таким образом, чтобы имелась возможность рассматривать дела, для которых либо очное присутствие сторон не принципиально, либо возможна организация удаленного присутствия. Арбитражная система к этим процессам готова значительно больше, чем суды общей юрисдикции, но именно арбитражные суды до мая не будут функционировать, что особенно удивляет в регионах, отличных от Москвы, где на самом деле нет никакой жизненной необходимости закрывать эти суды», – считает она.

Елена Авакян с удовлетворением отметила, что в порядке эксперимента арбитражные суды успели начать использование системы удаленного ознакомления с делами. «По крайней мере, стороны имеют возможность в период самоизоляции ознакомиться с материалами дела и подготовиться к судебным заседаниям. В то же время страшно представить, какой объем нагрузки ляжет на судебную систему по окончании карантина. В суды поступают сотни и тысячи заявлений как по электронным каналам, так и по почте, так как почтовые отделения хотя и в полуактивном режиме, но работают», – заметила она.

Елена Авакян пояснила, что часть судов (например, Арбитражный суд г. Москвы) приостановили прием электронных заявлений. «Это вынужденная мера, – подчеркнула она. – Надо понимать, что в режиме карантинных ограничений, когда нет возможности пригласить на работу весь состав аппарата, эти заявления попросту некому обрабатывать. В противном случае произойдет обвал системы. И примеров таких экстремальных ситуаций, когда судебная система не справляется с потоком заявлений, становится все больше».

Положительно член Совета ФПА оценила решение вопроса с процессуальными сроками, сроками подачи и рассмотрения документов, а также применением принципа «выходного дня» на период карантина. Она обратила внимание на важность соблюдения сроков исковой давности, поскольку в стране официально не введен режим ЧС и отсутствует общестрановой форс-мажор. Соответственно, неподача заявления для тех, у кого сроки исковой давности истекают в период карантина, чревата неприятными последствиями.

«Второй вопрос – дела об административных правонарушениях. Их можно отнести к делам, не терпящим отлагательства. В то же время, когда они рассматриваются непосредственно рядом с местом жительства заявителя, это одно. Но когда они рассматриваются в территориально удаленных судах, как в режиме самоизоляции обеспечить явку в заседание?» – задалась вопросом Елена Авакян.

Она также подчеркнула, что основная задача, требующая скорейшего решения, и которая не решается уже практически 7 лет, – предоставление удаленного доступа в судебное заседание. «Хотя я критически отношусь к предложению о возможности проведения судебных заседаний посредством подобных Skype систем видеосвязи, полагаю, что проблема настолько обострилась в период самоизоляции, что ее необходимо срочно решать, причем таким образом, чтобы это не только не причиняло неудобств суду, но и было ориентировано на “потребителя” – адвокатов, представителей сторон, позволяя им нормально взаимодействовать с судом удаленно», – считает эксперт.

Безусловно, добавила она, судебная система в этой ситуации не единична. Особое изумление Елены Авакян вызвало прекращение деятельности МФЦ в некоторых городах страны, за исключением Москвы: «Какой смысл в работе адвокатов и нотариусов, если у них нет возможности коммуницировать с государством? Фактически создана ситуация, когда юридическая жизнь обрублена, причем в непонятных местах».

Еще одна проблема, которую выявил карантин, – отсутствие у большинства населения электронных подписей и, соответственно, невозможность совершения сделок, а также получения доступа к госуслугам. «Казалось бы, все направлено на то, чтобы сделать удаленный доступ наиболее удобным, однако есть “точки”, которые стопорят весь дальнейший процесс», – считает Елена Авакян.

Подводя итог, член Совета ФПА отметила, что в сложившейся ситуации у Верховного Суда не было иного выхода, как принять данное постановление. В то же время, подчеркнул она, процессы, связанные с рассмотрением тех дел, которые на самом деле могли бы быть рассмотрены, должны быть более продуманными, чтобы не допустить «наводнения» судебной системы делами и волокиты в будущем. «Я убеждена, что отголоски этого месяца будут ощущаться судебной системой еще не один год», – резюмировала Елена Авакян.

Поделиться