Лента новостей

20 сентября 2021 г.
Привлечь к ответственности виновных лиц
В Ставрополье оперуполномоченный применил насилие к адвокату
17 сентября 2021 г.
Нормализовать ситуацию
В Челябинске адвокаты вновь сталкиваются с трудностями в ознакомлении с делами в кассации
17 сентября 2021 г.
Суд разрешил спор в пользу защиты
Оправдательный приговор в отношении адвоката Александра Лебедева устоял в кассации

Мнения

Екатерина Алатырцева
20 сентября 2021 г.
Право на службе экологии
О юридическом Форуме на Камчатке

Интервью

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

Прогресс нельзя остановить

13 апреля 2021 г. 15:43

Мы идем к тотальной цифровизации судопроизводства, но слишком медленно, не пытаясь разгрузить судебную систему от «мусора»


Об изменениях в современном судопроизводстве и его будущем в прямом эфире в социальной сети «Фейсбук» рассказала член Совета ФПА РФ, советник ФПА РФ Елена Авакян в беседе с руководителем Ассоциации профессиональных медиаторов (г. Пермь) Юлией Яковлевой.

Большая часть выступления Елены Авакян была посвящена электронному правосудию. Она коснулась предложений о внесении изменений в процессуальные кодексы, касающиеся биометрической идентификации сторон в судебном процессе, и высказала предположение, что в ближайшее время такая идентификация, если она будет узаконена, может привести к отказам судей использовать действующие механизмы видеоконференций, успешно применявшихся во время пандемии.

«Электронное правосудие – это процесс, который нельзя остановить, но нежеланием и саботажем его можно существенно замедлить», – предупредила Елена Авакян. Она напомнила, что в 2010-м и последующих годах Россия опередила всех по степени открытости и доступности правосудия, но только в коммерческих (арбитражных) судах. Но системы автоматизации судопроизводства, созданные десять лет назад, устаревают, рано или поздно они начнут давать сбои, некому будет исправлять ошибки и пополнять уже имеющуюся информацию, а на государственном уровне ничего не делается ни для их развития, ни даже для поддержания. Фактически мы загоняем ситуацию в угол, считает Елена Авакян, и если не начнем что-либо менять, то так и не получим нормальную систему электронного правосудия взамен системы «ГАС – Правосудие», которая, по словам спикера, давно не выполняет возложенных на нее задач.

Говоря о суперсервисе «Правосудие онлайн», предполагающем, что портал «Госуслуги» станет единым окном для входа в судебную систему, эксперт назвала существующие предложения по разработке данного сервиса «вливанием нового вина в старые меха». Поскольку большинство мировых судебных участков до сих пор не обеспечено интернетом, катастрофическая ситуация с доступом в интернет судов общей юрисдикции – система автоматизации судопроизводства сейчас в очень опасном положении, при котором 99% судов находятся в ожидании перемен. В то же время прорывную технологию, существующую в судах города Москвы, Судебный департамент почему-то не собирается использовать для распространения в судах общей юрисдикции по всей стране.

Елена Авакян подробно пояснила, каким образом можно было бы разгрузить судебную систему, захлебывающуюся от необходимости выносить 25 миллионов судебных приказов, рассказала о позитивном зарубежном опыте, который можно было бы использовать в отечественных судах, и о негативном опыте, приобретаемом зрителями телевизионных «судебных шоу».

Так, вопросы, которые сегодня нельзя решить иначе, чем через суд, можно было бы вывести за рамки судебных процедур, разгрузив суды от ненужного «мусора» и избавив судей от несвойственных им дел, полагает Елена Авакян. Тогда в судах останутся действительно спорные случаи, а у судей появится время думать, анализировать и разъяснять сторонам их права и обязанности. Электронные системы должны быть направлены прежде всего на то, чтобы изменить бизнес-процесс под названием судопроизводство, создав «чистый тренд» человеческого взаимодействия, резюмировала советник ФПА РФ.

Большинство процессов, полагает Елена Авакян, можно было бы закончить на стадии досудебного урегулирования – в этом случае в суде будет рассматриваться в разы меньше дел. Только тогда «мы увидим вздохнувшую судебную систему и качество работы наших судей», а оценивать работу судьи, на которого в год приходится 3–4 тысячи дел, невозможно.

Во второй части беседы Елена Авакян подробно остановилась на роли судебного примирителя и возможностях медиации.

Подчеркнув, что медиация возможна только в случае, когда стороны готовы разговаривать друг с другом и искать компромиссные решения. Когда же к адвокату приходят ненавидящие друг друга люди, стремящиеся «вырвать у оппонента сердце», а вовсе не получить компенсацию или установить истину, сохранить или восстановить отношения нет возможности.

«Мы не умеем сохранять мир после доброй ссоры, мы не умеем договариваться, если считаем, что нас обидели, и не очень умеем прощать», – заметила Елена Авакян. В то же время она сделала ряд важных замечаний относительно возможности медиации привести стороны к такому примирению, при котором они обе сохранят свое имущество и возможность выжить в сложных условиях. Однако медиатор должен объяснить, что для этого придется пожертвовать чем-то малым, несущественным.

Необходимо научить общество и бизнес не замыкаться в конфликте и не доводить до «смертельной» схватки. Только юрист может подняться над конфликтом, посмотреть на него со стороны и понять, «как можно развязать неразвязываемые узлы». Адвокатам тоже следует учиться урегулированию конфликтов, но пока, по словам Елены Авакян, она не видит среди коллег энтузиазма в овладении навыками медиации. При этом многие из них не совсем понимают, что от них потребуется, если они станут медиаторами. Адвокатам нужно показать подлинную суть медиации, резюмировала советник ФПА РФ. К тому же по определенным категориям споров медиация должна стать обязательной – важно правильно определить эти категории.

В завершение эфира речь зашла о том, могут ли роботы заменить юристов в тех или иных ситуациях. «Если мы растим юристов, которые умеют действовать как роботы, то через некоторое время эти юристы пополнят ряды безработных», – указала Елена Авакян. Выживут, по ее мнению, только те юристы, которые имеют навыки эмпатии, умеют держать себя в руках и не проявлять страх, которые способны говорить с каждым на его языке, использовать soft skills («гибкие», или «мягкие», навыки. – Прим. ред.) в разных направлениях.

Константин Катанян

Поделиться