Лента новостей

1 декабря 2021 г.
Противоядие. Для тех, кому «выслуживаться тошно»
30 лет назад были сняты 2 и 3 серии документального фильма «Витебское дело» с рассказом уже не о маньяке-душителе, а о преступниках в погонах
1 декабря 2021 г.
Проверка юридической грамотности
Всероссийский правовой диктант впервые пройдет на английском, китайском и португальском языках
1 декабря 2021 г.
Правовое обеспечение судебного процесса с дистантным участием
Суды должны работать в любом случае, но права подсудимых необходимо соблюдать, уверен Сергей Насонов

Мнения

Алексей Бородин
1 декабря 2021 г.
Быть полезным обществу на безвозмездной основе
Программа pro bono как важный элемент системной деятельности адвокатов

Интервью

Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены

Профессиональные права адвоката не нарушены

29 января 2021 г. 22:00

В АП КК не усмотрели в посте Михаила Беньяша объективной стороны правонарушения по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ


Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края (АП КК) вынесла заключение по обращению адвоката Феликса Вертегеля, поданного в интересах его подзащитного – адвоката Михаила Беньяша в связи с административным арестом последнего (документы имеются в распоряжении редакции). В комментарии «АГ» адвокат Феликс Вертегель, по обращению которого вынесено заключение, выразил удовлетворение выводами Комиссии. Единственное, с чем он не согласен, – это с тем, что палата отказалась направить своего представителя для участия в заседании апелляции и озвучить суду свое заключение как органа адвокатского сообщества. Вице-президент АП КК, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Ростислав Хмыров отметил, что Комиссия принимает участие только в тех делах, где нарушаются именно профессиональные права адвоката, а не общегражданские. Он также подчеркнул, что у Михаила Беньяша имеются два защитника и участие представителя палаты в этом случае излишне.

Обращение в палату

Как отмечалось в обращении, адвокат АП КК Михаил Беньяш постановлением Ленинского районного суда г. Краснодара от 23 января был признан виновным в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ с назначением наказания в виде пяти суток административного ареста за публикацию на своей странице в Facebook поста «По соображениям совести», в котором призвал адвокатов оказывать юридическую помощь в судах и отделах полиции задержанным и доставленным лицам в связи с участием в несанкционированном митинге 23 января (ранее сообщалось об этом).

Читайте также:
Постановление суда не отвечает требованиям законности и справедливости
Суд приравнял оказание юридической помощи задержанным на митинге к организации несанкционированного публичного мероприятия

Как указывалось в постановлении суда, выслушав объяснения Михаила Беньяша, который вину в совершении данного нарушения не признал, а также доводы защитников о том, что действия подзащитного не содержат состав административного правонарушения, и об отсутствии события правонарушения, суд не принял во внимание довод о том, что спорная публикация не содержит призывов принять участие в несанкционированном публичном мероприятии, «поскольку под организацией публичного мероприятия понимаются не только призывы принять в нем непосредственное участие, но и призывы совершить иные действия, непосредственно связанные с несанкционированным публичным мероприятием, в том числе оказать юридическую помощь участникам указанного мероприятия».

В обращении в палату Феликс Вертегель посчитал, что наказание Михаила Беньяша по указанным основаниям является не чем иным, как актом пресечения и устрашения адвокатов, которые в силу профессиональной деятельности оказывают профессиональную юридическую помощь любому обратившемуся к ним лицу, в том числе тем, кто участвует в несанкционированном публичном мероприятии.

Заявитель просил дать заключение в отношении содержания спорного поста, высказать отношение по факту приведенной в постановлении суда мотивировки в части призыва оказания юридической помощи участникам несанкционированного мероприятия, а также направить представителя палаты для участия в заседании апелляции по делу об оспаривании постановления Ленинского районного суда.

Выводы Комиссии по защите прав адвокатов

Рассмотрев обращение, Комиссия отметила, что, как следует из текста спорного поста, он адресован неопределенному кругу адвокатов, к которым была направлена личная просьба Михаила Беньяша о помощи ему в оказании планируемой им же юридической помощи неопределенному кругу лиц, которые, как предполагал Беньяш, могли быть задержаны в ближайшем будущем за участие в несанкционированном публичном мероприятии, запланированном на 23 января (т.е. через три дня после публикации текста). Таким образом, заключила Комиссия, «М.М. Беньяш высказал личную просьбу к своим “друзьям”, “коллегам” (т.е. адвокатам) помочь ему в исполнении им же адвокатского долга, а именно в защите прав и свобод человека и гражданина». При этом Комиссия обратила особое внимание, что Михаил Беньяш просил коллег прийти в отделения полиции и суды.

Таким образом, подчеркивается в заключении, выводы, изложенные в постановлении суда, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что является основанием для отмены такого судебного акта в апелляционном порядке.

Кроме того, по мнению Комиссии, суд допустил нарушение норм материального права, ошибочно истолковав закон. Так, вывод суда о том, что Михаил Беньяш совершил административное правонарушение, противоречит выводу о том, что «под организацией публичного мероприятия понимаются не только призывы принять в нем непосредственное участие, но и призывы совершить иные действия, непосредственно связанные с несанкционированным публичным мероприятием, в том числе оказать юридическую помощь участникам указанного мероприятия».

«Оказание юридической помощи участникам публичного мероприятия» и «оказание юридической помощи лицам, задержанным в ходе участия в публичном мероприятии» – разные по составу действия, поясняется в заключении. Первое может иметь место при консультировании по поводу организации мероприятия и (или) порядка участия в нем, а также поведения участников, а второе – только после состоявшегося задержания: т.е. когда противоправные (по мнению правоохранителей) действия фактически прекращены задержанием. «Оказание такой помощи указанным лицам являет собой реализацию конституционных прав граждан на защиту всеми не запрещенными законом способами, которой корреспондирует вмененная адвокатам обязанность добросовестно осуществлять такую защиту, что является элементом адвокатского долга, который М.М. Беньяш намеревался исполнить, в связи с чем обратился за помощью в этом к неопределенному кругу адвокатов», – подчеркивается в документе.

Из этого следует, что опубликованный Михаилом Беньяшем текст не содержит объективной стороны правонарушения, предусмотренного диспозицией ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, заключила Комиссия. В то же время она не установила фактов нарушения профессиональных, а не общегражданских прав адвоката. «По этим основаниям Комиссия полагает необходимым заявителю обжаловать постановление Ленинского районного суда г. Краснодара от 23 января 2021 г. всеми процессуальными способами», – резюмируется в заключении. Направлять представителя АП КК для участия в заседании апелляции Комиссия сочла нецелесообразным, поскольку профессиональные права Михаила Беньяша данным судебным актом не нарушены.

Комментарии представителя АП и защитника Михаила Беньяша

Как пояснил «АГ» вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Ростислав Хмыров, в палату обратился адвокат Феликс Вертегель в интересах своего подзащитного – адвоката Михаила Беньяша, который постановлением Ленинского районного суда г. Краснодара от 23 января был признан виновным по ст. 20.2 КоАП РФ с назначением наказания в виде пяти суток административного ареста. «Оперативно была созвана Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов и проведено совещание, по результатам которого принято заключение, в котором Комиссия не усмотрела нарушения профессиональных прав адвоката Беньяша, однако усмотрела нарушение его общегражданских прав», – отметил он.

Ростислав Хмыров пояснил, что Михаил Беньяш был привлечен к административной ответственности за политические взгляды, но не за адвокатскую деятельность. «Сообщение, которое адвокат опубликовал на своей странице в Facebook, содержало призыв коллегам прийти в отделы полиции и суды для защиты граждан, которых, по его мнению, правоохранители будут привлекать к административной ответственности. Комиссия пришла к выводу, что Михаил Беньяш незаконно привлечен к административной ответственности, в связи с чем предложила обжаловать данный судебный акт всеми процессуальными способами. Поскольку Комиссия принимает участие только в тех делах, где нарушаются именно профессиональные права адвоката, а не общегражданские, мы посчитали нецелесообразным направлять представителя Комиссии для участия в заседании апелляционной инстанции. Кроме того, Михаила Беньяша в суде защищают два адвоката, и необходимости в дополнительной защите, на наш взгляд, нет», – добавил он.

Что касается проведения обыска в жилище адвоката (о котором также писала «АГ»), то, как подчеркнул Ростислав Хмыров, ни Адвокатская палата, ни Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов не вправе навязывать свою защиту в отсутствие обращения адвоката. «Обращения Михаила Беньяша по вопросу производства обыска в его жилище в палату не поступало, поэтому данный аспект в ходе заседания Комиссии не рассматривался. Мы рассматривали исключительно вопрос законности (незаконности) привлечения Михаила Беньяша к ответственности по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ, о чем, собственно, и просил его защитник», – резюмировал он.

Феликс Вертегель в свою очередь выразил удовлетворение содержанием заключения. «Оно содержательно и верно изложено, – пояснил он. – Единственное, с чем я не согласен, – это с тем, что палата отказалась направить своего представителя для участия в заседании апелляции и озвучить суду свое заключение как органа адвокатского сообщества».

Феликс Вертегель также добавил, что обращение в Адвокатскую палату по поводу обыска в жилище Михаила Беньяша защита планирует направить на следующей неделе, поскольку все это время занималась подготовкой к обжалованию постановления суда о привлечении Беньяша к административной ответственности.

Эксперты «АГ» оценили выводы Комиссии

Как отметил член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин, Закон об адвокатуре и КПЭА предусматривают возможность обращения адвоката в Совет палаты, когда он не знает, как следует поступить в той или иной ситуации. «В обращении, направленном в АП КК, Феликс Вертегель просил не помочь ему, как защитнику, разобраться в ситуации, в которой он сомневается, как поступить, или Михаилу Беньяшу по сложным вопросам защиты его доверителей, а дать оценку содержанию поста, опубликованного Беньяшем в соцсети, высказать отношение по мотивировке постановления суда. Подчеркну, что вопрос о законности или незаконности судебного акта относится к компетенции вышестоящей судебной инстанции, а не Комиссии по защите прав адвокатов, и, если судебный акт в чем-то не устраивает, есть дальнейшие стадии его обжалования», – заметил он.

«Решение Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК взвешенное и мотивированное, я с ним полностью согласен, – считает Борис Золотухин. – Однако хотел бы обратить внимание коллег на следующее: мы, адвокаты, не ищем доверителей и не “напрашиваемся” на оказание им юридической помощи. Не мы должны ходить по отделам полиции и искать, кому оказать юридическую помощь. Мы приходим только тогда, когда у нас есть соответствующее соглашение – об этом я писал в “АГ” еще в 2018 г. Михаил Беньяш в спорном посте призывал оказывать юридическую помощь тем, кто о ней не просил. Считаю, что этот призыв не имеет отношения к адвокатской деятельности, а продиктован скорее политическими мотивами. К сожалению, данный вопрос Комиссия АП КК полностью оставила без внимания».

Адвокат АП Тверской области, вице-президент ФСАР Алексей Иванов также оценил выводы Комиссии как абсолютно обоснованные: «Адвокату была оказана поддержка в виде изложенных в заключении доводов относительно незаконности и необоснованности судебного акта, в соответствии с которым он был привлечен к административной ответственности».

Нарушения же профессиональных прав адвоката Комиссия не усмотрела, и это вполне нормально, считает Алексей Иванов. «Комиссия по защите прав адвокатов – это коллегиальный орган, избранный адвокатским сообществом, в котором состоят авторитетные и опытные коллеги. Если, разобравшись во всех фактических обстоятельствах обращения, они коллегиально решили, что нарушение каких-либо профессиональных прав Михаила Беньяша отсутствует, то не доверять такому выводу нет никаких оснований», – заключил он.

Татьяна Кузнецова

Поделиться