Лента новостей

27 сентября 2021 г.
Внедрять цифровые технологии надо грамотно
Член Совета ФПА РФ Елена Авакян выступила на форуме-круглом столе «Юридическое сопровождение бизнеса. Курс на аутсорсинг»
24 сентября 2021 г.
«Оскар» в юриспруденции
Адвокаты – лауреаты Высшей юридической премии «Фемида»
24 сентября 2021 г.
Футбольный чемпионат адвокатов завершен
Переходящий приз лучшей футбольной команде адвокатов отправился в столичный регион

Мнения

Олег Баулин
22 сентября 2021 г.
Второй форум мастеров права
Юристы решили поговорить всерьез о скриншотах

Интервью

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

Применять нормы национального законодательства в системном единстве с нормами международного права

13 сентября 2021 г. 14:58

ВС РФ защитил право заключенного на свидания с представителем в ЕСПЧ без высшего юридического образования


Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ 18 августа вынесла Определение по делу № 58-КАД21-8-К9 о возможности заключенного иметь свидания с представителем в Европейском Суде по правам человека, не имеющим высшего юридического образования. Как сообщает «АГ», Суд заметил, что, закрепив в Уголовно-исполнительном кодексе РФ право заключенных на получение юридической помощи от адвокатов и иных лиц, имеющих на это право, законодатель не раскрыл понятие таких «иных лиц». Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин отметил, что Верховный Суд РФ вновь обратил внимание нижестоящих судов на необходимость применения норм национального законодательства в системном единстве с нормами международного права.

26 июля 2019 г. Андрей Ресин, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы в ФКУ ИК-6 ФСИН России по Хабаровскому краю, обратился к администрации колонии с заявлением о предоставлении ему свиданий в порядке ч. 4 ст. 89 УИК РФ с представителем его интересов в Европейском Суде, общественным защитником Е., не имеющей высшего юридического образования. По словам заключенного, свидание потребовалось для согласования ряда вопросов по ранее поданным в ЕСПЧ жалобам и подготовки материалов индивидуальных жалоб в порядке ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

26 августа осужденный получил ответ врио начальника исправительного учреждения с отказом в удовлетворении просьбы. В документе отмечалось, что свидания будут предоставлены в случае представления документов, подтверждающих юридическое образование представителя и ее право оказывать юридическую помощь, а также судебного акта о том, что Е. является общественным защитником.

12 сентября Андрей Ресин обратился к руководству колонии с аналогичным заявлением о предоставлении свидания с другим общественным защитником М. 30 сентября администрация ИК также отказала в удовлетворении требования.

Осужденный гражданин оспорил отказы в судебном порядке. По мнению Андрея Ресина, оба его общественных защитника имеют право заниматься юридической практикой и без юридического образования. Соответственно, ИК обязана предоставлять свидания с ними без ограничения их количества и в отсутствие иных документов, за исключением доверенности и документа, удостоверяющего личность. Впоследствии он изменил обоснования иска и потребовал также присудить ему компенсацию морального вреда в размере 350 тыс. руб.

Суд отказал в удовлетворении требований со ссылкой на то, что федеральный законодатель гарантировал осужденному право на получение именно юридической помощи адвоката или лица, имеющего высшее юридическое образование. В решении суда отмечалось, что Е. и М. не отвечают такому требованию, поэтому их статус лиц, оказывающих юридическую помощь на профессиональной основе, не подтвержден. Впоследствии апелляция отменила решение первой инстанции и удовлетворила административный иск заключенного. Апелляционный суд сослался на необходимость применения в рассматриваемом случае положений Регламента Европейского Суда исходя из статуса Е. и М. как представителей осужденного в ЕСПЧ, подтвержденного материалами дела и не отрицаемого административным ответчиком. Согласно Регламенту, при подаче жалобы представителем заявителя в ЕСПЧ может быть любое лицо, в том числе не являющееся адвокатом или юристом.

Впоследствии кассация отменила апелляционное определение и оставила в силе решение первой инстанции. Кассационный суд указал на неверное применение второй инстанцией положений Регламента о ЕСПЧ, анализ которых свидетельствует о том, что на стороне заявителя в этом Суде после направления жалобы властям государства-ответчика для представления им пояснений по фактам жалобы и возражений по поводу приемлемости жалобы и по ее существу должны выступать адвокат или любое иное лицо, утвержденное председателем Палаты ЕСПЧ. В отсутствие доказательств того, что Е. и М. утверждены в качестве представителей осужденного в ЕСПЧ, последний может воспользоваться квалифицированной юридической помощью, которая может быть оказана адвокатами или лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Андрей Ресин оспорил судебный акт кассации и просил оставить в силе апелляционное определение.

После изучения материалов дела, анализа положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Регламента Европейского Суда, соответствующей практики ЕСПЧ и законодательства РФ Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ отметила, что федеральный законодатель различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются заключенным в целях сохранения социально полезных связей с родственниками и иными лицами, и с другой – свидания с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в целях реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи. Таким образом, для каждого вида свиданий предусмотрены различные условия.

Между тем, указал ВС РФ, законодатель в УИК РФ не определил понятие юридической помощи, закрепив в ст. 12 основные права осужденных, установил, что для получения таковой последние могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи. При этом понятие иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, не раскрывается. Следовательно, у апелляционной инстанции имелись основания для признания таким лицом Е., у которой (в отличие от М.), имелась доверенность на формуляре ЕСПЧ.

«Поскольку порядок предоставления свиданий для подготовки материалов для подачи жалоб в ЕСПЧ осужденным с его представителем, которым может быть в том числе не имеющее юридического образования лицо, федеральным законодателем не регламентирован, судебная коллегия по административным делам Хабаровского краевого суда, признавая незаконным отказ в предоставлении свиданий с Е., чья помощь в представлении интересов Андрея Ресина в ЕСПЧ с учетом установленных обстоятельств настоящего административного дела является необходимой и достаточной, правомерно применила положения ч. 4 ст. 89 УИК РФ в правовом единстве с положениями норм международного права, являющимися в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы РФ», – отмечено в определении Суда.

Таким образом, ВС РФ отменил решение кассации в части отмены апелляционного определения о признании незаконным отказа ИК в предоставлении Андрею Ресину свиданий с его представителем в Европейском Суде Е. В остальной части кассационное определение оставлено без изменения.

Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин добавил, что в рассматриваемом случае Верховный Суд РФ вновь обратил внимание нижестоящих судов на необходимость применения норм национального законодательства в системном единстве с нормами международного права. «Отказ в применении норм международного права или ошибки в их толковании и применении могут повлечь незаконность судебных актов. В этом нового нет ничего, но за лишнее напоминание об этом следует сказать “спасибо”, поскольку принятые в 2020 г. поправки к Конституции чрезмерно усилили и так настороженное – если не сказать, подозрительное – отношение многих правоприменителей к международному праву в целом и прецедентному праву Европейского Суда в частности», – отметил он.

Константин Добрынин также обратил внимание на то, что, ссылаясь в обоснование своей позиции на конкретные постановления ЕСПЧ, Верховный Суд РФ использовал не только постановления, принятые в отношении России, но и постановление, принятое в отношении другого государства – Бельгии. «При этом Верховный Суд РФ не провел между ними никакого различия, обозначив их вместе как “практика ЕСПЧ”, которая в совокупности с Конвенцией о правах человека и Регламентом ЕСПЧ ставит под сомнение правильность выводов нижестоящих судов. Как известно, Верховный Суд рассматривает в качестве обязательных только те правовые позиции ЕСПЧ, которые содержатся в постановлениях, принятых в отношении России. Такой подход существенно сужает возможности заимствования полезного правового опыта, генерируемого ЕСПЧ. Поэтому каждый случай, когда российский суд позволяет себе выйти за рамки указанного ограничения, – как это сделал Верховный Суд в этом случае, заслуживает сдержанных аплодисментов», – убежден статс-секретарь ФПА.

В итоге, по словам Константина Добрынина, Верховный Суд РФ вполне обоснованно пришел к выводу о том, что правомерность оказания юридической помощи по подаче жалоб в ЕСПЧ лицами, не имеющими юридического образования, не подлежит сомнению: «Вопросы же целесообразности обращения к таким лицам за юридической помощью, равно как и ее эффективности, я бы оставил за скобками юридического анализа».

Подробная информация опубликована на сайте advgazeta.ru.

Зинаида Павлова

Поделиться