Лента новостей

4 декабря 2020 г.
Развитие институтов гражданского общества – неотъемлемая часть конституционной реформы
Вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб принял участие в V Общероссийском юридическом форуме «Конституция-2020. Эволюция публичной власти»
4 декабря 2020 г.
Отмечены лучшие юристы 2020 года
3 декабря, в День юриста, состоялась церемония вручения престижных юридических премий, которую ежегодно проводит Ассоциация юристов России
4 декабря 2020 г.
Защитник должен быть мудрее своего доверителя
Продолжается курс вебинаров ФПА РФ, направленных на совершенствование профессионального мастерства адвокатов

Мнения

Олег Панасюк
26 ноября 2020 г.
Процедуру внесудебного банкротства физических лиц необходимо упростить
О том, почему гражданин, являющийся банкротом, должен иметь право на бесплатную юридическую помощь

Интервью

Как защитить деловую репутацию адвоката
2 декабря 2020 г.
Максим Устинюк
Как защитить деловую репутацию адвоката
Анонимные и ложные, порочащие сведения об адвокатах все чаще размещаются в интернете, а бороться с этим пока можно только в судебном порядке

Приговоры выносят … потерпевшим

1 августа 2019 г. 11:51

Адвокаты обсудили защиту лиц, осмелившихся противостоять домашнему насилию


31 июля в Адвокатской палате Московской области состоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество», в ходе которого обсуждались современные реалии и проблемы рассмотрения в суде присяжных дел о домашнем насилии, а также возможности защиты лиц, оказавших активное сопротивление агрессору.

Основным докладчиком выступила член коллегии адвокатов «Московский юридический центр», руководитель «Центра защиты пострадавших от домашнего насилия» Мари Давтян, которая подробно описала домашнее насилие как социальное явление, характерное для современного общества. Она перечислила стадии насилия в семье, которые могут переходить одна в другую от нарастающего напряжения к активному насилию и даже к раскаянию агрессора, а затем повторяться неоднократно.

Мари Давтян рассказала о существующих мифах, которые оправдывают домашнее насилие. Ссылки на эти мифы позволяют правоохранительным органам не возбуждать дела об административных правонарушениях в отношении агрессора, что затрудняет доступ потерпевшего к правосудию. Порой для того, чтобы выжить, потерпевший начинает оправдывать агрессора, перестает верить в возможность защитить свои фундаментальные права законным путем и в критической ситуации способен на неконтролируемое противодействие, заканчивающееся для насильника весьма печально.

Заметив, что защита потерпевших от домашнего насилия является обязанностью государства, Мари Давтян привела ряд примеров, которые свидетельствовали о том, что преступления против жертв домашнего насилия не расследовались, а когда сами жертвы давали отпор агрессору, их действия квалифицировались как предумышленное убийство, а не превышение пределов необходимой обороны. Не принимались в расчет даже неоднократные избиения и угрозы убийством, хотя потерпевшая (в 90% случаев в этой роли выступает женщина) «никогда не знает, до какой стадии дойдет агрессор». Суд почему-то возлагает на потерпевшего обязанность действовать рационально и разумно, хотя тот не в состоянии оценить, насколько насилие опасно для его жизни, физического и психологического здоровья. А эти обстоятельства являются весьма значимыми для уголовного дела.

Мари Давтян подчеркнула, что каждый раз «адвокатам приходится серьезно биться, чтобы зафиксировать факты домашнего насилия», и предложила в таких случаях писать заявления о возбуждении уголовного дела и проведении психологической экспертизы потерпевшей. При этом она предупредила, что «адвокат оказывает юридическую помощь, а не работает спасителем». И потому он не должен навязывать доверителю свои решения.

Президент Коллегии московских адвокатов «ВЕРДИКТЪ» Алексей Паршин на примере резонансного дела сестер Хачатурян разъяснил, почему возможно считать необходимой обороной действия жертв домашнего насилия даже в момент, когда агрессор им непосредственно не угрожает.

В деле, о котором шла речь, Михаил Хачатурян много лет издевался над супругой, выгнал ее и сына из дома, а после этого начал относиться очень грубо к своим дочкам. Он издевался над ними, особенно над средней дочкой. Экспертиза установила, что имело место не только моральное, но и сексуальное насилие. Дети, которые несколько лет находились в изоляции, финансовой и психологической зависимости от отца, в итоге не выдержали издевательств и зарезали его, после чего сами вызвали полицию и скорую. Теперь девочкам вменяют убийство по предварительному сговору (ч. 2 ст. 105 УК РФ), однако защита доказывает иную позицию, полагая, что у сестер было лишь «желание защитить друг друга он неизбежного», и поэтому их действия следует считать необходимой обороной. Возможно, обвинение могло бы рассуждать о превышении пределов необходимой обороны, но об этом речь не идет, поскольку, несмотря на качественный уровень расследования и результаты более 20 экспертиз, следствие настаивает, что это было убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

В данном деле, по словам Алексея Паршина, защита будет настаивать на суде с участием присяжных заседателей. Он полагает, что делу нужна широкая огласка в прессе, чтобы было сформировано общественное мнение, не позволяющее обвинению «использовать против защиты все, что можно использовать».

Впрочем, иногда ни общественное мнение, ни качественная защита не могут помочь жертве домашнего насилия, так как в ее осуждении крайне заинтересованы правоохранительные органы. Об одном таком случае рассказал член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края управляющий партнер адвокатского бюро «Правовой статус» (г. Краснодар) Алексей Иванов.

Коллегия присяжных в г. Геленджике вынесла обвинительный вердикт молодой женщине, которая постоянно подвергалась жестоким избиениям, а однажды пьяный муж сделал попытку выбросить ее в окно. Опасаясь за себя и ребенка, 27-летняя Кристина Шидукова ударила мужа ножом. Ее обвинили в умышленном убийстве и осудили на 8 лет лишения свободы.

Адвокат считает, что в современных реалиях даже в суде присяжных возможны «чудовищные манипуляции и фальсификации». По его мнению, в этом деле «государственный обвинитель фактически управлял судом, а сам суд оказал чудовищное давление на коллегию присяжных». Вначале процесс объявили закрытым, а затем, в отсутствие прессы и общественности, не позволяли довести до присяжных позицию защиты. Более того, защитникам Кристины не разрешили хоть как-то скорректировать вопросный лист для присяжных, в результате чего там не осталось даже намека на необходимую оборону.

Наряду с суровым приговором, который Алексей Иванов назвал «расправой», суд вынес частное постановление в адрес трех адвокатов, которые якобы злоупотребляли правом на защиту. И сам приговор, и это постановление будут, конечно, обжалованы, но уже вынесенные решения позволяют сказать, что «жертвы семейного насилия находятся в чудовищном положении», и что их адвокаты в определенных случаях оказываются не в состоянии добыть необходимые доказательства и проигрывают из-за грубых нарушений права на защиту.

В ходе обсуждения, которое модерировал руководитель и постоянный ведущий Дискуссионного клуба, адвокат АПМО Сергей Смирнов, докладчикам не только задавали острые вопросы, но и предлагали определенные алгоритмы возможных действий в той или иной ситуации. По результатам обсуждения участники мероприятия пришли к выводу, что в суде присяжных все-таки больше возможностей защитить обвиняемого, однако в случаях, когда он был жертвой домашнего насилия, необходимо сделать все возможное, чтобы действия агрессора, получившего впоследствии отпор, получили юридическую квалификацию и были учтены при вынесении приговора пострадавшему, который был вынужден оказать вооруженное сопротивление.

Константин Катанян

Поделиться