Лента новостей

30 октября 2020 г.
Без доверия адвокатская деятельность не может осуществляться
Совет АП г. Москвы принял в отношении Александра Добровинского решение о прекращении статуса адвоката
30 октября 2020 г.
Идти до конца в отстаивании своих прав
АП Хабаровского края не согласилась с решением краевого суда, который не отменил штрафы адвокату за нарушение самоизоляции при командировке на Сахалин
29 октября 2020 г.
Расскажите о своем Legal Tech-проекте!
Общероссийский гражданский форум приглашает желающих представить свои разработки по цифровизации права

Мнения

Оксана Садчикова
28 октября 2020 г.
Учебные темы, продиктованные новыми реалиями
О проведении курса повышения квалификации адвокатов в 2020 г. в условиях пандемии коронавируса

Интервью

Современные технологии должны служить праву
26 октября 2020 г.
Валерий Лазарев
Современные технологии должны служить праву
Однако тенденции развития права в направлении «сплошной цифровизации» опасны для человека и общества

Презумпция полной ответственности контролирующих лиц

26 февраля 2018 г. 18:21

Адвокатам рассказали о расширении оснований, перечня субъектов и сфер привлечения к ответственности контролирующих бизнес лиц


Руководитель Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства», действительный государственный советник юстиции 2-го класса, советник практики административного права и законотворчества АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян 26 февраля выступила в рамках образовательного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией «Субсидиарная ответственность контролирующего бизнес лица. Новая практика правоприменения».

В первой части выступления Елена Авакян информировала о происходивших параллельно изменениях в регулировании корпоративных сделок и сделок с заинтересованностью и процессе возникновения субсидиарной ответственности органов управления юридического лица. В частности, с целью сокращения числа сделок с заинтересованностью был принят Федеральный закон № 344-ФЗ, вступивший в силу с 1 января 2017 г., после чего произошел качественный скачок в изменении процесса одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Как отметила Елена Авакян, в ходе изменений с исчезновением корпоративного понимания термина аффилированного лица появилось понятие контролирующих лиц, а вместе с ним – и необходимость урегулировать ответственность контролирующего лица.

Далее спикер рассказала о развитии института ответственности контролирующих лиц. Она сообщила, что первым знаковым делом, в котором была реально применена такая ответственность, стало рассмотренное ВАС РФ дело Кировского завода в 2012 г. Вслед за этим появились новые виды ответственности контролирующих бизнес лиц: ответственность перед обществом, установленная ГК РФ, Федеральными законами «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» и постановлением Пленума ВАС РФ № 62 от 2013 г., а также ответственность перед кредиторами общества.

При этом перечень субъектов ответственности стал открытым и к ним были отнесены, в частности, лица, принимающие или согласовывающие ключевые решения, лица, участвующие в переговорах от имени должника, а также иные субъекты, которых суд может признать контролирующими.

Елена Авакян коснулась и введения в законодательство о банкротстве презумпций признания лица контролирующим, которые были распространены и на корпоративное законодательство. Она подчеркнула, что на сегодняшний день контролирующим лицом может быть признан и кредитор в деле о банкротстве, поскольку он подпадает под признак возможности оказывать влияние на принятие бизнес-решений компании-должника. Спикер также обратила внимание на изменения в налоговом законодательстве, установившим возможность взыскания налоговой недоимки в судебном порядке вне банкротства не только с контролирующих, но и с зависимых лиц.

В заключительной части выступления Елена Авакян отметила, что в силу внесенных законодательных изменений в настоящее время существуют риски обращения взыскания на имущество контролирующих лиц, такие как арест имущества и иные обеспечительные меры, в том числе в отношении имущества третьих лиц, подконтрольных контролирующим лицам, инициирование банкротства самого контролирующего лица, обращение взыскания на имущество контролирующих лиц в иностранных юрисдикциях. Таким образом, пояснила спикер, в результате проведенных реформ нивелировались возможности ограничения ответственности юридических лиц, и в настоящее время перед юридическим сообществом стоит задача вернуть правоприменительную практику в равновесие. 

Поделиться