Лента новостей

16 октября 2021 г.
«Мало знать мудрость, нужно уметь ею пользоваться»
В новом выпуске проекта  «Беседа с мэтром» – вице-президент ФПА РФ Светлана Володина
15 октября 2021 г.
Профессиональное представительство в суде
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян и член Совета ФПА РФ Татьяна Проценко приняли участие в международной онлайн-конференции, организованной Республиканской коллегией адвокатов Казахстана
13 октября 2021 г.
Признание на высшем уровне
13 октября в Москве, в банкетном зале Arbat Hall, состоялась VII Торжественная церемония награждения Национальной премией в области адвокатской деятельности и адвокатуры

Мнения

Нарине Айрапетян
13 октября 2021 г.
Тонкая материя, не приемлющая угроз и ограничений
Значение нравственных требований для правосудия трудно переоценить

Интервью

Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
6 сентября 2021 г.
Олег Смирнов
Без реальной защиты нет честного и эффективного правосудия
Только адвокаты способны быстро и эффективно оказывать правовую помощь в условиях чрезвычайной ситуации

Предмет соглашения, финансовые отношения должны быть прозрачными

14 декабря 2020 г. 15:56

Адвокатам рассказали о «внутренних» и «внешних» факторах безопасности их профессиональной деятельности


14 декабря в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, член Квалификационной комиссии АП Московской области, кандидат юридических наук Александр Никифоров прочитал лекцию на тему «Безопасность адвокатской деятельности».

В начале своего выступления Александр Никифоров отметил, что рассматриваемая тема обозначает комплексную проблематику и условно в безопасности адвокатской деятельности можно выделить внешнюю и внутреннюю составляющие. По его словам, внутренняя напрямую зависит от действий адвоката, ее показателем являются судебные споры адвоката с доверителем.

Лектор обозначил наиболее частые требования доверителей к адвокатам. Среди них – требования о возврате неосновательного обогащения, о признании ненадлежащего качества оказанных юридических услуг, о признании соглашения об оказании юридической помощи недействительным, о компенсации морального вреда, о расторжении соглашения.

Александр Никифоров обратил внимание на Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-18538, где высказана позиция по одному из дел, когда с требованием о признании соглашения об оказании юридической помощи недействительным обращается сам доверитель. Так, в Определении указано, что «в обычных условиях хозяйственного оборота при возникновении спора по поводу оплаты юридических услуг заказчик, принявший эти услуги без претензий по объему и качеству, не вправе впоследствии возражать по поводу завышения их стоимости по отношению к среднерыночным расценкам». На этот вывод ВС РФ можно вполне ссылаться, пояснил лектор. Также Судебная коллегия указала, что стороны свободны в определении условий договора, в том числе условий о цене. Договор возмездного оказания услуг здесь исключением не является. Примерная стоимость юридических услуг устанавливается отдельными юридическими фирмами и адвокатскими образованиями и не подпадает под понятие «регулируемых цен».

В контексте вопроса об определении примерной стоимости правовой помощи Александр Никифоров упомянул, что в январе 2020 г. Федеральная палата адвокатов РФ высказала правовую позицию «Об исследовании на предмет определения "рыночной стоимости" юридической помощи», где указано, что оценка рыночной стоимости юридической помощи не имеет практического смысла и правового значения.

«Принять за правило такую эволюционную вещь, что вознаграждение определяется по соглашению сторон, судам, наверное, очень сложно, им необходимы некие ориентиры. И пока эта практика продолжается, вряд ли мы сможем ее быстро изменить. Однако, если мы ссылаемся на некий “прейскурант”, давайте в качестве приложения будем включать его в соглашение об оказании юридической помощи», – заметил эксперт.

Перед тем как заключить соглашение об оказании юридической помощи, подчеркнул лектор, адвокату необходимо оценить, возможно ли исполнить поручение доверителя. Он также отметил, что само соглашение всегда должно содержать указание на адвоката, принявшего поручение на защиту. «На практике встречаются ситуации, когда в соглашении отсутствует указание как на адвоката, так и на его принадлежность к адвокатскому образованию. В таком случае мы имеем дело с оказанием юридической помощи вне рамок адвокатской деятельности, что является дисциплинарным нарушением. Кроме того, доверитель может попытаться взыскать моральный вред, поскольку не адвокат принял поручение, а некое физическое лицо», – пояснил Александр Никифоров.

По его словам, предмет соглашения должен быть конкретным и не может содержать действий неюридического характера (например, передача имущества от ответчика по делу своему доверителю). Впоследствии адвокат не вправе самостоятельно менять предмет соглашения.

Говоря о недопустимых условиях соглашения, Александр Никифоров напомнил, что адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения (п. 2 ст. 10 КПЭА). К недопустимым также относятся условия неустойки и передоверие исполнения поручения.

Отдельное внимание лектор уделил вопросу о вознаграждении адвоката. Он разделяет позицию С.Л. Арии относительно критериев, которыми должен руководствоваться адвокат при определении вознаграждения, – это умеренность и щепетильность.

Александр Никифоров также обратил внимание на то, что вознаграждение адвоката всегда должно определяться в денежной форме. По его мнению, адвокат может получить вознаграждение на свою банковскую карту только в том случае, если на следующий день снял эти деньги со своей карты и внес на счет адвокатского образования, а также предоставил доверителю соответствующие финансовые документы, подтверждающие оплату. «Насколько прозрачным должен быть предмет соглашения, настолько же прозрачными должны быть финансовые отношения адвоката и доверителя», – резюмировал эксперт.

Из «внешних» факторов безопасности адвокатской деятельности Александр Никифоров выделил противодействие реализации адвокатом своих полномочий со стороны судебных, следственных органов, нарушение гарантий независимости адвоката и нарушение адвокатской тайны. В частности, это проведение следственных действий и ОРМ в отношении адвоката, в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, без судебного постановления; угрозы, оскорбление и насилие по отношению к адвокатам-защитникам; попытки оказания давления через руководство адвокатского образования и дисциплинарные органы адвокатской палаты.

В ходе лекции Александр Никифоров ответил на многочисленные вопросы слушателей вебинара.

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Повтор трансляции состоится в субботу, 19 декабря.

Анна Стороженко

Поделиться