Лента новостей

25 сентября 2020 г.
Адвокаты с ограниченным доступом
«Независимая газета»: Новый законопроект приведет к увеличению необоснованных отказов в предоставлении сведений по запросам защитников
24 сентября 2020 г.
Адвокатам не придется заполнять форму 4-НДФЛ
Внесены изменения в бланк налоговой декларации, которую адвокаты подают по итогам года
23 сентября 2020 г.
Прецедентное дело
Адвокат АП Воронежской области взыскал 50 тыс. руб. компенсации морального вреда с МВД России за незаконный обыск

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Права адвокатов

30 сентября 2015 г. 12:34

Подана жалоба в КС РФ на ряд положений УК и УПК, касающихся разглашения адвокатами данных предварительного расследования


Заявителем выступил адвокат Георгий Антонов, в апреле текущего года признанный судом виновным в совершении деяния, предусмотренного ст. 310 УК РФ «Разглашение данных предварительного расследования».


DSC_0754.jpg

В жалобе, поданной в КС, речь идет о п. 3 ч. 2 ст. 38, ч. 3 ст. 53, ст. 161 УПК и ст. 310 УК. Адвокат просит «признать оспариваемые нормы, применяемые во взаимосвязи в отношении адвокатов-защитников, не соответствующими Конституции РФ в той части и в том смысле, который придается им правоприменительной и судебной практикой и приводит к нарушениям: равенства всех перед законом и судом, права на государственную защиту, права свободно получать и распространять информацию». Георгий Антонов особо обращает внимание, что не оспаривает данные нормы «в части, обеспечивающей защиту государственной и иной охраняемой законом тайны, а также в части отобрания подписки у других участников процесса».


В своей жалобе адвокат отмечает, что соблюдение принципа гласности, в том числе на досудебной стадии, обеспечивает общественный (социальный) контроль по отношению к правоохранительным органам и судам: «Оспариваемые нормы дают широкие возможности стороне обвинения убеждать общественность в виновности обвиняемого, одновременно с этим запрещают стороне защиты ответить на эти обвинения теми же способами и средствами. В моем деле, я уже указывал, что первоначальная информация в СМИ давалась с пометкой “по версии следствия”. Следовательно, одностороннее информирование общественности в конечном итоге приводит к нарушению презумпции невиновности».


Георгий Антонов также указывает, что надлежащее выполнение адвокатами своих профессиональных обязанностей возможно лишь в том случае, если государство создает им необходимые условия и гарантирует их защиту, обеспечив такое правовое регулирование, которое бы давало возможность исполнения адвокатами-защитниками своих профессиональных обязанностей в обстановке, свободной от угроз, препятствий и запугиваний: «Оспариваемые нормы, наоборот, создают эти препятствия и позволяют необоснованно привлекать адвокатов к ответственности либо вынуждают их отказываться от принятой на себя защиты. Адвокат-защитник находится перед дилеммой: либо отказаться от оказания квалифицированной юридической помощи доверителю, либо продолжить исполнение своих обязанностей с риском привлечения к уголовной ответственности».


Георгий Антонов прокомментировал пресс-службе ФПА поданную в КС РФ жалобу: «Если следствие само дает интервью о ходе расследования, я все это узнаю из газет и на пресс-конференции комментирую лишь ту информацию, которая уже была общедоступна, то что же я разгласил? “Разгласить” согласно словарю русского языка значит “рассказать кому-то тайну”. Очевидно, что юристы должны толковать слова в диспозициях норм закона так, как они толкуются в словаре русского языка. Общение с журналистами – это реализация права на защиту, то есть я как адвокат довожу до общественности свое мнение об абсурдности предъявленного обвинения. Когда я это говорю, я не разглашаю, а комментирую».

Поделиться