Лента новостей

28 ноября 2022 г.
Вебинар ФПА 2 декабря
В пятницу пройдет очередной вебинар для стажеров
25 ноября 2022 г.
Совет ФПА рассмотрел заключения КЭС
25 ноября в смешанном формате состоялось заседание Совета ФПА РФ
25 ноября 2022 г.
Как заработать безупречную репутацию
Стажерам адвокатов рассказали об основах соблюдения корпоративной этики

Мнения

Алексей Корябин
28 ноября 2022 г.
Что делать при нарушении прав защитника?
К вопросу о самозащите прав адвокатов

Интервью

Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
7 ноября 2022 г.
Александр Копылов
Внедрение КИС АР – главное в профессиональной деятельности событие текущего года
У адвокатов и уполномоченных органов не возникает сложностей в работе с автоматизированной системой распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению

Позиция ВС РФ о взыскании «гонорара успеха» в качестве судебных расходов не смягчилась

22 ноября 2022 г. 16:58

ВС РФ счел, что «гонорар успеха» не входит в судебные расходы и не возмещается процессуальным оппонентом


17 ноября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС22-10035 по делу № А40-21242/2021 о взыскании судебных расходов общества на оплату услуг представителя, в котором высказался о невозможности взыскания в составе таких расходов «гонорара успеха». Суд счел, что выплата дополнительного вознаграждения исполнителю юридических услуг не обусловлена оказанием новых услуг заказчику, помимо согласованных сторонами, и фактически является его премированием. Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Елена Авакян в комментарии «АГ» с сожалением отметила, что позиция Верховного Суда РФ не смягчилась по отношению к вопросу о взыскании «гонорара успеха» в качестве судебных расходов «Адвокатура рассчитывала на то, что появление этой нормы в Законе об адвокатуре несколько изменит направленность или хотя бы риторику судебных органов», –сказала она.

ООО «Чистый город» обратилось в суд с иском к ООО «Праводел» о взыскании суммы займа в размере 1,7 млн руб. и процентов свыше 48 тыс. руб. Суд отказал в удовлетворении исковых требований. Впоследствии апелляция прекратила производство по делу ввиду отказа истца от исковых требований.

Далее «Праводел» обратился в суд с заявлением о взыскании с «Чистого города» свыше 245 тыс. руб. судебных расходов на представителя (включая 71 тыс. руб. вознаграждения за оказанные юридические услуги и 174,8 тыс. руб. в качестве дополнительного вознаграждения представителю). При этом заявитель сослался на заключенный им в феврале 2021 г. договор оказания юридических услуг, по условиям которого Н. представляла интересы заказчика в рамках судебного спора с ООО «Чистый город». Стоимость конкретного перечня юруслуг, согласно п. 1.1 договора, составила 71 тыс. руб., заказчик также выплачивал исполнителю дополнительное вознаграждение в размере 10% от суммы, не взысканной с заказчика на основании решения суда, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении исходя из п. 1.2 договора.

Суд удовлетворил иск, а апелляция и окружной суд поддержали его выводы. Они сочли, что предъявленная ко взысканию сумма судебных расходов не носит чрезмерный характер, является разумной и обоснованной, соответствует сложности дела и объему оказанных юридических услуг, а также подтверждена доказательствами. Касательно дополнительного вознаграждения суды указали на право сторон договора возмездного оказания услуг согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах.

Общество «Чистый город» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Изучив доводы жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила про состав судебных расходов со ссылкой на ст. 101 и 106 АПК РФ. В рассматриваемом случае, заметила Экономколлегия, не имеется оснований для отнесения к судебным расходам платежей, понесенных заявителем по выплате дополнительного вознаграждения в размере 174,8 тыс. руб.

Со ссылкой на ст. 327.1 ГК РФ и п. 4.1 ст. 25 Закона об адвокатуре ВС РФ пояснил, что в договор об оказании юридических услуг по представлению интересов в арбитражном суде может включаться условие, согласно которому размер выплаты вознаграждения зависит от результата оказанных услуг. Однако ст. 779 и 781 ГК РФ не предполагают удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг, если такое требование обосновано условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем.

ВС РФ также напомнил, что вознаграждение, выплата которого обусловлена исключительно положительным для заказчика исходом судебного разбирательства («гонорар успеха»), не включается в судебные расходы заказчика и не может быть отнесено на процессуального оппонента по правилам ст. 110 АПК (Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П). Как пояснил ВС РФ со ссылкой на п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», если договором размер оплаты услуг ставится в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем, размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ (то есть по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги), с учетом фактически совершенных исполнителем действий.

В рассматриваемом случае, заметил Верховный Суд РФ, выплата обществом «Праводел» дополнительного вознаграждения исполнителю в размере 10% от суммы, не взысканной с заказчика на основании решения суда, поставлена в зависимость исключительно от принятия судом положительного решения в пользу компании и, следовательно, не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые указаны в п. 1.1 договора.

«Указанная дополнительная сумма по существу является вознаграждением, уплачиваемым компанией исполнителю по договору за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к отказу обществу в удовлетворении иска. Данное условное вознаграждение не подразумевает совершения представителем каких-либо дополнительных действий, оказания дополнительных услуг либо осуществления иного встречного предоставления в рамках договора на оказание юридической помощи, то есть по существу это вознаграждение является своего рода премированием представителя. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения», – отмечается в определении. Суд также указал, что результат такого соглашения («гонорар успеха») не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который не является стороной такого соглашения. Аналогичная правовая позиция, добавил ВС РФ, отражена в практике и Обзоре ВС РФ № 2 за 2015 г.

В связи с этим Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части взыскания с общества «Чистый город» в пользу «Праводела» судебных расходов на сумму 174,8 тыс. руб. В удовлетворении требования общества «Праводел» о взыскании судебных расходов в этой части отказано, в остальной части решения судов оставлены без изменения.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Елена Авакян с сожалением отметила, что позиция Верховного Суда не смягчилась по отношению к вопросу о взыскании «гонорара успеха» в качестве судебных расходов. «Адвокатура рассчитывала на то, что появление этой нормы в Законе об адвокатуре несколько изменит направленность или хотя бы риторику судебных органов. Однако позиция эта была достаточно ожидаемой, поэтому п. 9 Порядка работы с “гонораром успеха” как раз говорит о том, что при заключении соглашения, предусматривающего выплату вознаграждения в виде “гонорара успеха”, доверитель должен быть уведомлен о том, что существует вероятность того, что этот гонорар не будет взыскан в качестве судебных расходов. То есть мы всегда осознавали, что в данном случае этот расход не может быть в полной мере отнесен на сторону ответчика. Действительно, “гонорар успеха” – вопрос свободы договора. Безусловно, в данном случае его полное перенесение на другую сторону несколько нарушало бы баланс интересов сторон судебного процесса», – полагает она.

По мнению вице-президента ФПА, наиболее сомнительным представляется подход о том, что работа адвоката не так ценна в процессе принятия решения, как работа судьи. «Это, конечно, можно считать позицией судебной системы, но, как показывает практика, в одних и тех же условиях, но с разными участниками, при одних и тех же фактических обстоятельствах с разными участниками “рабочей группы” могут выноситься совершенно разные решения. Тем более, когда речь идет о работе с доказательствами, о толковании доказательств, выявлении тех или иных фактов, с которыми как раз работают адвокаты, о формировании доказательственной базы. Все эти аспекты, конечно, зависят от квалификации адвоката, его умений, навыков и, собственно, от возможностей, в том числе адвокатских образований, в которых состоит этот адвокат. От личности адвоката, его квалификации нередко в большей степени зависит исход судебного дела, поскольку судья имеет дело с изложенными доказательствами, с правильно истолкованными фактами, с правильной правовой квалификацией, данной тем или иным фактам или явлениям, с верным выявлением целеполаганий сторон и т.д. И от позиции стороны в процессе, от ее активности, от грамотности представителя зачастую зависит 90% успеха дела», – подчеркнула Елена Авакян.

Она добавила, что утверждение о том, что само по себе судебное решение выносится независимо от того, кто является представителем, представляется более чем несправедливым по отношению ко всему, что сегодня происходит в юридической практике. «Однако вопрос о том, являются ли в полной мере судебными расходами переносимые на другую сторону расходы, связанные с выплатой “гонорара успеха”, в РФ всегда решался не в пользу и не в положительную сторону взыскания этих расходов. Практика в этом смысле была положительной в ВАС, но уже в 2015 г. она начала подвергаться пересмотру, и с того момента мало что изменилось», – резюмировала Елена Авакян.

Зинаида Павлова

Поделиться