Лента новостей

3 августа 2021 г.
КЭС рассмотрела новые жалобы
3 августа состоялось очередное заседание Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам
3 августа 2021 г.
Незамедлительная реакция
ФПА РФ обратилась к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину в связи с нападениями на адвокатов
3 августа 2021 г.
Широкая палитра полученных знаний
В РААН завершились очередные курсы по подготовке медиаторов

Мнения

Алла Токманева
22 июля 2021 г.
Социально важное и нужное для общества дело
О развитии государственной системы бесплатной юридической помощи в Брянской области

Интервью

Чему не учат в вузах
22 июля 2021 г.
Максим Семеняко
Чему не учат в вузах
Санкт-Петербургский институт адвокатуры специализируется на прикладной тематике

Позитивный сдвиг

12 января 2021 г. 20:42

Адвокату Игорю Третьякову разрешили осуществлять профессиональную деятельность под домашним арестом


Как стало известно «АГ», 24 декабря Химкинский городской суд Московской области смягчил избранную председателю АК «Третьяков и партнеры» Игорю Третьякову меру пресечения: адвокату разрешено осуществлять трудовую деятельность по месту нахождения адвокатской конторы. Сторона защиты особенно отметила желание судьи разобраться в деле, указав, что она справедливо рассматривает все заявляемые ходатайства, сохраняя тем самым баланс интересов сторон.

Обстоятельства дела

Как ранее писала «АГ», с 5 июля 2016 г. по 26 января 2018 г. НПО им. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг, дела по которым были однородны и касались споров об исполнении государственных контрактов. За свою работу адвокат получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»).

Уголовное дело было возбуждено ГСУ СК по Московской области 20 июля 2018 г. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

25 июля 2018 г. Игорю Третьякову заочно предъявили обвинение в совершении преступления, в этот же день следователь Андрей Бехтин избрал адвокату меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Тогда же он вынес постановление об объявлении Третьякова в федеральный розыск.

29 июля 2018 г. адвокат был задержан. 31 июля 2018 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы избрал в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 20 суток. В последующем этот срок неоднократно продлевался. 22 апреля 2020 г. Мосгорсуд освободил Игоря Третьякова и генерального директора НПО им. Лавочкина Сергея Лемешевского из-под стражи, изменив им меру пресечения на домашний арест.

Так как избранная в отношении обвиняемых мера пресечения истекала 9 января 2021 г., гособвинитель заявил ходатайство о продлении срока содержания под домашним арестом Игорю Третьякову и Сергею Лемешевскому, а также о продлении меры пресечения в виде запрета определенных действий Екатерине Аверьяновой на три месяца.

Защита попросила суд смягчить меру пресечения

В ходе очередного продления меры пресечения один из защитников Игоря Третьякова, адвокат АП г. Москвы Станислав Шостак, представил ходатайство о рассмотрении судом возможности ее смягчения (имеется у «АГ»).

Защитник отметил, что в ситуациях, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, особое значение приобретают гарантии судебной защиты, что признается и международно-правовыми актами, согласно которым каждому арестованному или задержанному по уголовному обвинению лицу должно быть обеспечено право на судебное разбирательство в течение разумного срока или право на освобождение (п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п. 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах). Ограничение свободы и личной неприкосновенности в течение значительного времени вне судебного контроля не допускается. Станислав Шостак подчеркнул, что данные положения закреплены в Постановлении КС РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П.

Он указал, что ЕСПЧ признает, что содержание лица под стражей без конкретного правового основания, а лишь по причине отсутствия четких правил, регулирующих положение содержащегося под стражей лица, в результате чего лицо может быть лишено свободы на неопределенный срок без судебного решения, несовместимо с принципами правовой определенности и защиты от произвола. Заключение под стражу на срок длительностью в несколько месяцев при отсутствии обосновывающего его постановления суда, в том числе на том единственном основании, что дело передано в суд, не может считаться «законным» в смысле ч. 1 ст. 5 Конвенции и само по себе противоречит принципу правовой определенности, являющемуся одним из основных элементов верховенства права.

Адвокат попросил смягчить Игорю Третьякову меру пресечения и разрешить ему, находясь под домашним арестом, заниматься профессиональной деятельностью в должности руководителя направления банкротства физических и юридических лиц в НК «АБ «Третьяков и Партнеры» в будние дни с 9 ч. 30 мин. до 18 ч. 30 мин. с учетом времени на дорогу – 1 ч. и 30 мин. в одну сторону и в другую с обязательным уведомлением контролирующего органа о времени ухода на работу и возвращения домой.

В суде Станислав Шостак дополнительно отметил, что с Игоря Третьякова взысканы алименты на содержание ребенка, которого он обязан обеспечивать.

В свою очередь Екатерина Аверьянова и ее защитники попросили изменить меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении, поскольку у нее имеются трудности в трудоустройстве.

Суд услышал доводы защиты

Заслушав мнение сторон, суд посчитал, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения в отношении обвиняемых, не изменились и не отпали. Он указал, что каких-либо обстоятельств, бесспорно препятствующих продлению срока содержания под домашним арестом Лемешевского и Третьякова, не установлено, медицинского заключения о невозможности применения домашнего ареста по состоянию здоровья в материалах не имеется, не представлено таких документов и в ходе судебного заседания.

Вместе с тем суд счел, что ходатайство защитников Игоря Третьякова подлежит удовлетворению. Суд отметил, что обвиняемый не нарушил избранную меру пресечения, принял во внимание гарантийное письмо управляющего партнера НП «АБ «Третьяков и партнеры» и тот факт, что на иждивении Третьякова находится несовершеннолетний ребенок, в отношении которого имеются алиментные обязательства.

Таким образом, суд продлил каждому обвиняемому избранную меру пресечения, однако разрешил Игорю Третьякову заниматься трудовой деятельностью в указанное в ходатайстве время.

Сторона защиты отметила желание судьи разобраться в деле

В комментарии «АГ» Станислав Шостак отметил, что смягчение меры – позитивный сдвиг. «Сам процесс движется динамично, хорошая рабочая атмосфера. Мы этим очень довольны, потому что становится понятно, что должны и можем что-то сделать. Судья рассматривает все ходатайства, которые заявляются. Мы стремимся как можно больше информации довести до суда», – указал адвокат.

Защитник отметил, что немаловажным фактором на данном этапе является исключение одного из потерпевших: «Нам важно доказать, что кто-то из потерпевших может быть исключен, учитывая, что Роскосмос заявил гражданский иск в рамках уголовного процесса, взыскав при этом деньги в арбитражном суде. Это надо довести до суда».

Другой защитник, адвокат КА «Низам» Адам Ужахов, отметил, что постановление суда полностью сохраняет баланс интересов как обвинения, так и защиты. Он указал, что ходатайство о предоставлении разрешения осуществлять трудовую деятельность было подкреплено всеми необходимыми доказательствами. «Отдельно хотелось бы отметить атмосферу данного процесса: судья Мария Нуждина обеспечила высокий уровень судебного разбирательства с соблюдением прав всех сторон. Мы, адвокаты Третьякова, видим, что суд слышит все наши доводы и дает им справедливую оценку», – резюмировал Адам Ужахов.

Марина Нагорная

Поделиться