Лента новостей

18 сентября 2019 г.
Адвоката задержали прямо в суде
Адвокату АП г. Москвы Дагиру Хасавову, защищающему экс-министра экономики Дагестана, предъявлено обвинение в воспрепятствовании осуществлению правосудия (принуждении потерпевшего к даче ложных показаний)
18 сентября 2019 г.
Предмет для тщательной проверки и правовой оценки
Сенатор Андрей Клишас прокомментировал ситуацию с избиением адвоката Дмитрия Сотникова
18 сентября 2019 г.
Попытка соблюсти принцип равенства при оказании БЮП
Сенатор Ирина Рукавишникова предлагает уравнять госюрбюро с адвокатами в праве на получение информации по запросу

Мнения

Евгений Панин
17 сентября 2019 г.
Вопросы этики упираются в проблемы воспитания
О конференции в Национальном Совете коллегий Франции

Интервью

О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
20 августа 2019 г.
Валентина Артёмова
О «Доме адвоката» и главных задачах липецкой адвокатуры
Интервью у Валентины Артёмовой берет корреспондент Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Анна Стороженко

Позитивная реакция

31 августа 2018 г. 16:37

Генпрокуратура РФ ответила на обращение ФПА РФ по вопросу предоставления государственной защиты адвокату Ирине Бирюковой


В Федеральную палату адвокатов РФ поступил ответ Генпрокуратуры России на обращение о принятии мер по обеспечению безопасности адвоката АП Московской области Ирины Бирюковой в связи с расследованием по уголовному делу о совершении сотрудниками ФКУ ИК-1 УФСИН России по Ярославской области преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Ведомство сообщило ФПА РФ, что ее обращение по вопросу обеспечения безопасности адвоката передано в управление по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК России. Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков отметил, что реакция Гепрокуратуры вполне позитивна, но вновь обратил внимание на то, что предоставление государственной защиты не привязано к уголовному делу, поскольку она может потребоваться при исполнении обязанностей адвоката в любых видах судопроизводства.

Как сообщалось ранее, 22 июля адвокат обратилась в СК РФ, а также в ФПА РФ и АП Московской области за содействием в решении вопроса об обеспечении госзащитой в связи с получением информации об угрозах в ее адрес со стороны сотрудников ФКУ ИК-1 УФСИН России по Ярославской области. Причиной угроз послужила переданная Ириной Бирюковой в СМИ и опубликованная видеозапись пыток ее доверителя Евгения Макарова 18 сотрудниками колонии, вызвавшая широкий общественный резонанс.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков в этот же день информировал, что ФПА РФ незамедлительно обратится в полномочные органы в целях реализации требования закона об обеспечении безопасности Ирины Бирюковой и ее дочери.

По итогам рассмотрения обращения ФПА РФ помощник Генерального прокурора РФ Александр Орлов в официальном ответе сообщил, что оно передано в управление по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК России, осуществляющего предварительное следствие по данному уголовному делу, для организации проверки сообщаемых сведений.

«В соответствии со статьей 18 Федерального закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства” принятие решения о применении мер безопасности отнесено к компетенции следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело. В этой связи Ваше обращение направлено руководителю управления по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК России, осуществляющего предварительное следствие по данному уголовному делу, для организации проверки сообщаемых сведений и информирования Вас о результатах. Результаты рассмотрения обращения контролируются в Генеральной прокуратуре РФ», – указано в письме.

Напомним, что 16 августа МВД России передало аналогичное обращение Федеральной палаты адвокатов в СУ СК по Ярославской области для рассмотрения по существу. В письме пояснялось, что поскольку в обращении содержится информация о проведении СУ СК РФ по Ярославской области доследственной проверки по факту опубликованной в СМИ видеозаписи, а также учитывая, что в соответствии с ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» решение об осуществлении госзащиты отнесено исключительно к компетенции суда (судьи), начальника органа дознания, руководителя следственного органа или следователя с согласия руководителя следственного органа, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело, оно направляется в СУ СК России по Ярославской области для рассмотрения по существу.

Андрей Сучков тогда отметил, что обращение Федеральной палаты адвокатов РФ было основано не на Законе о госзащите, а на Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре, в котором установлены гарантии независимости адвоката, в том числе предусматривающие, что адвокат, члены его семьи и его имущество находятся под государственной защитой. Исполнительный вице-президент ФПА РФ пояснил, что Закон об адвокатуре, в отличие от Закона о госзащите участников уголовного судопроизводства, не устанавливает таких оснований для принятия указанных мер, как наличие уголовного дела или стадии проверки заявления о преступлении, поскольку необходимость защиты адвоката может возникнуть и вне уголовного дела. «Именно это имел в виду законодатель, формулируя данную норму о государственной защите адвоката», – уточнил он.

Комментируя ответ Генпрокуратуры, Андрей Сучков назвал его более позитивным, поскольку законность принятия решений по вопросу об обеспечении безопасности адвоката взята под контроль самим ведомством. Он напомнил, что «в соответствии с Законом об адвокатуре госзащита не привязана к уголовному делу, поскольку она может потребоваться при исполнении обязанностей адвоката в любых видах судопроизводства».

В свою очередь Ирина Бирюкова отметила, что ждет от Генпрокуратуры ответ на ее жалобу на бездействие председателя СК РФ по заявлению о предоставлении госзащиты, рассмотрение которой продлено до 6 сентября. Адвокат считает это прямым нарушением закона о госзащите, полагая, что Генпрокуратура должна была вынести представление в адрес председателя СК России о нарушении и об устранении этого нарушения законодательства – нерассмотрения в установленный законом срок обращения о предоставлении госзащиты, однако этого сделано не было.

Поделиться