Лента новостей

4 декабря 2021 г.
Награды достойным
3 декабря, в День юриста, в Московском городском Гольф Клубе состоялась торжественная церемония вручения Высшей юридической премии «Юрист года»
3 декабря 2021 г.
Законопроект вызвал неоднозначную оценку
Озвучена позиция ФПА РФ по подготовленным Минюстом России поправкам к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
3 декабря 2021 г.
Детям и родителям – об их правах
Подведены итоги участия адвокатов во всероссийской акции – Дне правовой помощи детям

Мнения

Шолбан Монге
2 декабря 2021 г.
Свое помещение
В здании Кызылского горсуда в Республике Тыва появилась комната для адвокатов

Интервью

Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
3 декабря 2021 г.
Михаил Толчеев
Поезд изменений в зависимости от нашего о нем мнения не остановится
Цифровая экосистема адвокатуры снизит транзакционные издержки и позволит не оказаться в аутсайдерах

Последствия банкротства

26 февраля 2021 г. 17:11

Субсидиарная, деликтная, административная ответственность контролирующих должника лиц


26 февраля в ходе очередного вебинара ФПА РФ партнер и руководитель практики банкротства Адвокатского бюро города Москвы «Инфралекс», адвокат Станислав Петров прочитал лекцию на тему «Контролирующие лица: ответственность и способы защиты».

В начале своего выступления Станислав Петров рассказал об одном из наиболее популярных видов ответственности контролирующих должника лиц (далее – КДЛ) при банкротстве – субсидиарной ответственности. Он сообщил слушателям о том, что понимается под данным видом ответственности, лицах, которые имеют право подавать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, основаниях привлечения к ответственности. Спикер обозначил, кто является контролирующим лицом, какие есть презумпции статуса контролирующего лица.

Пока не доказано иное, предполагается, что контролирующим лицом являются:

– руководитель должника или управляющей организации должника, член исполнительного органа, ликвидатор или член ликвидационной комиссии должника;

– лицо, которое имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50 и более процентами голосующих акций АО, или более чем половиной долей уставного капитала ООО, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица, либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;

– извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в ст. 53.1 ГК РФ.

Как указал Станислав Петров, в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, в отношении которых не установлена презумпция статуса контролирующего лица, одной из ключевых проблем является доказывание наличия возможности у данного лица давать обязательные для исполнения должника указания или иным образом влиять на действия должника. Лектор привел несколько дел из судебной практики, которые могут послужить примером для сбора доказательств подконтрольности должника лицу, а также ознакомил слушателей со статистикой привлечения лиц к субсидиарной ответственности в делах о несостоятельности (банкротстве) и объяснил причину увеличения количества удовлетворенных требований. Далее эксперт раскрыл элементы состава нарушений, при которых наступает субсидиарная ответственность.

В ходе своего выступления Станислав Петров представил перечень типичных неправомерных сделок должника, которые чаще всего являются предметом споров в делах о банкротстве. Особого внимания заслуживает методология выявления неправомерных сделок, которой он поделился со слушателями вебинара.

Также заслуживает пристального внимания и рассказ лектора о том, как избежать или уменьшить размер субсидиарной ответственности, основанный на анализе судебной практики.

Как правило, размер субсидиарной ответственности КДЛ равен совокупному размеру требований кредиторов, не погашенных ввиду недостаточности имущества должника. Уменьшение размера субсидиарной ответственности контролирующего лица возможно в случае, если такое лицо докажет наличие одного из следующих обстоятельств:

– размер вреда, причиненного правам кредиторов по вине КДЛ, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет имущества такого КДЛ;

– увеличению размера обязательств должника перед кредиторами способствовали внешние факторы: существенные изменения условий ведения бизнеса, аварии, пандемия и иные.

Если погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий нескольких КДЛ, такие лица несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника солидарно.

Станислав Петров поделился своим мнением о том, какие тренды нас ждут в ближайшее время в области субсидиарной ответственности: увеличение количества споров, признание судами контролирующими все более и более лиц, прямо не поименованных в Законе о банкротстве, расширение доказательственной базы для привлечения лиц к ответственности.

После подробного представления информации о субсидиарной ответственности Станислав Петров перешел к рассказу о следующем виде ответственности при банкротстве – деликтной ответственности. Спикер перечислил виды данной ответственности, сообщил об основаниях ее наступления, назвал элементы состава нарушения, за которые наступает деликтная ответственность. Отдельного внимания заслуживает проведенное в ходе лекции сравнение субсидиарной и деликтной ответственности: основные отличия и сходства между ними, что лучше и когда выгоднее привлечь к той или другой ответственности.

Далее Станислав Петров остановился на публично-правовой ответственности при банкротстве: уголовной и административной. Он информировал о составах нарушений (специальных и общих), которые влекут за собой ту или иную ответственность, лицах, привлекаемых к ответственности, а также наказаниях за нарушения.

Так, административная ответственность наступает в случае фиктивного или преднамеренного банкротства (ст. 14.12 КоАП РФ) или неправомерных действий при банкротстве (ст. 14.13 КоАП РФ). В отличие от уголовных составов здесь действия не содержат признаков преступления (нет крупного ущерба).

Уголовная ответственность за незаконные действия при банкротстве предусмотрена ст. 195, 196, 197 и 172.1 УК РФ (специальные составы), а также следующими статьями УК РФ: 159 (Мошенничество), 160 (Присвоение и растрата), 201 (Злоупотребление полномочиями), 303 (Фальсификация доказательств), 327 (Подделка документов) и 330 (Самоуправство).

При этом следует иметь в виду, что в соответствии с Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ в рамках уголовного дела двойное взыскание ущерба, вызванного преступлением, и убытков в пользу того же потерпевшего в рамках обособленного спора о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности не допускается.

В заключительной части выступления эксперт провел сравнение двух видов ответственности, выявляя имеющиеся у них сходства и различия.

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Обращаем внимание, что сегодня, 26 февраля, вебинар будет доступен до 24.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в субботу, 27 февраля.

Поделиться