Лента новостей

8 марта 2021 г.
С Международным женским днем!
Поздравление президента ФПА РФ Юрия Пилипенко
5 марта 2021 г.
Кредит на судебный процесс: за и против
«Разумная обоснованность» глазами судьи и адвоката
5 марта 2021 г.
Надежда на окончательное устранение всех затруднений
Управление Федеральной службы судебных приставов по Московской области начало выплату задолженности адвокатам региона

Мнения

Елена Кузьмина
4 марта 2021 г.
Поправка, необходимая адвокатам и гражданам
Об изменениях регионального закона, позволяющих обеспечить оплату труда адвокатов, оказывающих бесплатную юридическую помочь

Интервью

Социально ориентированная коллегия
25 января 2021 г.
Александр Никифоров
Социально ориентированная коллегия
Статус исполнителя полезных услуг помогает адвокатскому образованию рассчитывать на снижение арендных ставок

Показательное дело

28 января 2021 г. 12:11

26 января Мосгорсуд подтвердил законность административного ареста адвоката АП МО Мансура Гильманова


Как информирует «АГ», вторая инстанция не услышала доводы защитников, но, установив точное время фактического задержания, сократила срок ареста на пять минут. По словам члена Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области Татьяны Сустиной, палата считает, что это дело особенно ярко демонстрирует системные нарушения сотрудников правоохранительных органов в отношении адвокатов. Защитник Мансура Гильманова Федор Сирош подтвердил, что жалоба в ЕСПЧ будет подана. Сам Мансур Гильманов добавил, что хочет обратиться в Европейский Суд в том числе для того, чтобы получить правовую позицию по поводу доступа адвоката в отдел полиции и возможных ограничений в этой сфере. 21 января к нему, как сообщала «АГ», применил силу дежурный на КПП в отделе полиции, куда адвокат приехал, чтобы оказать юридическую помощь своему доверителю. В результате его самого задержали и не пускали к нему ни защитника, ни представителя АП МО, потому что начальник ОВД «запретил ночное общение, в том числе и юридические консультации».

Первая инстанция прислушалась к полицейскому

22 января Симоновский районный суд Москвы решил, что Мансур Гильманов отказался выполнить законные требования полицейского и помешал тому исполнять служебные обязанности (постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.3 КоАП имеется у редакции).

Судья Оксана Захарова выслушала свидетелей, посмотрела видеозапись и пришла к выводу, что адвокат совершил правонарушение при следующих обстоятельствах. 21 января около 19 часов полицейский Пронин Е.В. (точное имя «АГ» не известно) охранял здание ОМВД по Даниловскому району Москвы, когда к нему обратились два гражданина. Один из них, Мансур Гильманов, представился адвокатом Владлена Лося (юрист «Фонда борьбы с коррупцией», организация признана в РФ выполняющей функции иностранного агента. – Прим. ред.). Полицейский запросил ордер «на предоставление интересов гражданина», но «ордер предоставлен не был». После этого Пронин позвонил в дежурную часть отдела «для предоставления информации», там сказали, чтобы «граждане ожидали сотрудника» (вторым гражданином был депутат муниципального округа «Басманный» в Москве Виктор Котов. – Прим. ред.).

Далее Пронин сообщил Гильманову и Котову, что по должностной инструкции их нужно досмотреть, проверить их документы и записать в книге учета посетителей. Ссылкой на должностную инструкцию полицейский обосновал и необходимость подождать «сопровождающего» сотрудника ОВД. «Неоднократные законные требования полицейского ОР ППСП Пронина Е.В. данные граждане проигнорировали и самовольно пробежали через контрольно-пропускной пункт в сторону главного входа отдела», – указала судья. Полицейский побежал за ними и крикнул «Остановиться!», но «граждане не реагировали и продолжали бежать в сторону главного входа отдела». Пронин остановил Гильманова и Котова, применив к ним силу правомерно – в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 20 Закона о полиции, указал суд.

При этом допрошенный в качестве свидетеля Виктор Котов запомнил ситуацию иначе. Он рассказал суду, что приехал в ОВД вместе с Мансуром Гильмановым к его доверителю. На КПП Котов, по его словам, показал паспорт, а Гильманов – удостоверение. Полицейский сказал, что к ним выйдет другой сотрудник, чтобы проводить их в отдел. У Мансура Гильманова был ордер, но полицейский на КПП его не просил. Их вещи также не досматривали. Котов утверждал, что они долгое время стояли на КПП, но к ним так никто и не вышел. Полицейский не пропустил их в отдел, но дал телефон дежурной части, сказав, что Гильманов может спросить там, когда им разрешат пройти. Адвокат позвонил, получил разрешение, сообщил об этом полицейскому и прошел через турникет, на котором загорелся зеленый свет. Виктор Котов пошел следом, но, увидев боковым зрением, что полицейский следует за ними, остановился. Однако тот ничего не сказал и «побежал дальше» в здание отдела. Котов также пошел в ОВД. Там он увидел, что полицейский уложил Гильманова на пол, а когда попытался выяснить, в чем причина, его тоже уложили на пол.

Свою версию происшедшего изложил и полицейский Пронин. Во многом она совпадает с тем, что суд потом счел установленным. В частности, полицейский утверждал, что турникет «не создавал препятствий для прохода», потому что был сломан. Котов и Гильманов же самовольно прошли через турникет, пока он отвечал на звонок в здании КПП. То, что адвокату по телефону разрешили пройти, не означает, что можно было проходить, указал полицейский. По его словам, такое разрешение должно было поступить через него. Пронин утверждал, что бежал за мужчинами и требовал остановиться. Но те не отреагировали, поэтому он и применил силу. Именно это требует сделать должностная инструкция, добавил полицейский: «незаконно проникшие на территорию ОМВД граждане могут нести угрозу всему отделению и находящимся в нем посетителям».

Показания Виктора Котова суд не принял во внимание, поскольку решил, что они опровергаются «собранными по делу доказательствами». Устанавливая вину Гильманова, кроме рапорта, письменных объяснений и свидетельских показаний полицейского, а также протоколов, суд учел видеозапись. На ней, по мнению судьи, видно, что Гильманов прошел через турникет КПП в тот момент, пока полицейский находился в здании КПП и не мог это видеть. Котов же направился за ним не сразу, а когда Гильманов прошел половину пути, при этом адвокат не останавливался и не ждал Котова. Полицейский же вышел из здания КПП, побежал за ними и, «пройдя мимо Котова, видно, что-то ему сказал». Гильманов же продолжил движение и вошел в отдел, где его затем задержал Пронин.

Правозащитный проект «Апология протеста» опубликовал соответствующее видео в своем Telegram-канале. На этой записи видно, что человек (судя по содержанию постановления суда, это Мансур Гильманов) не бежит, а спокойно идет в сторону здания. Отметим, что при описании видео суд также не говорит о том, что Гильманов бежал. Но при изложении фактических обстоятельств дела, как указано выше, утверждает, что «граждане не реагировали и продолжали бежать в сторону главного входа отдела».

Мансур Гильманов в судебном заседании свою вину не признал, подчеркнув, что не оказывал полицейскому сопротивления. Адвокат ходатайствовал об истребовании из ОМВД по Даниловскому району журнала регистрации посетителей на КПП и должностного регламента. Но суд отклонил эти заявления «ввиду нецелесообразности». Защитники, адвокаты АП г. Москвы Федор Сирош и Даниил Берман, в частности, обращали внимание суда на противоречия между показаниями Пронина и его рапортом. Однако суд пришел к выводу, что Мансур Гильманов «отказался выполнить законные требования сотрудника полиции по соблюдению пропускного и внутриобъектового режима на охраняемом полицией объекте». Полицейский же при применении силы к адвокату руководствовался правами, предоставленными ему п. 1, 2, 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции. Примечательно, что эту информацию судья, вероятнее всего, скопировала из документа, который составлял полицейский: в постановлении фраза изложена как «правами, предоставленными мне пунктами».

Часть 1 ст. 19.3 КоАП предусматривает два вида наказания: штраф от 500 до 1 тыс. руб. или административный арест до 15 суток. Судья учла тот факт, что Мансур Гильманов ранее не привлекался к административной ответственности, но все равно назначила ему 5 суток ареста – до 19 часов 26 января 2021 г.

Мосгорсуд сократил срок ареста на пять минут

Как следует из решения Мосгорсуда (имеется у «АГ»), который рассмотрел дело Мансура Гильманова 26 января, жалобы на постановление первой инстанции подали два защитника – Федор Сирош и адвокат АП Ульяновской области Идрис Мингачев. Оба они просили отменить постановление и прекратить производство по делу. Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области Татьяна Сустина также представила письменные дополнения. Поддержать коллегу в заседание как один из защитников пришел Даниил Берман.

«АГ» ознакомилась с письменными позициями Федора Сироша и Татьяны Сустиной. Федор Сирош, в частности, указал, что суд не получил согласие прокурора на привлечение Мансура Гильманова к административной ответственности. Тот является членом избирательной комиссии с правом решающего голоса, пояснил адвокат. Это Мансур Гильманов указывал в протоколах и сообщал инспектору при ознакомлении с протоколами о доставлении и задержании, то есть до составления протокола об административном правонарушении и до передачи материалов в суд.

При привлечении члена комиссии с правом решающего голоса к административной ответственности орган, возбуждающий административное производство, должен получить согласие прокурора региона до направления дела в суд, напомнил Федор Сирош. Более того, прокурор должен был участвовать в заседании. «Судья при подготовке к судебному разбирательству дело не изучала, как и сотрудники полиции, оформлявшие материал. Мансур Гильманов в протоколах указывал, что он член УИК с правом решающего голоса, но до передачи дела в суд согласие прокурора получено не было. Судья вышла за пределы своих полномочий по КоАП, без соблюдения процедуры удалилась из судебного заседания, неизвестным образом сформировала запрос и получила ответ от прокурора за 10 минут в ночное время суток», – рассказал «АГ» Федор Сирош. Эту же информацию он отразил и в жалобе, подчеркнув, что суд нарушил принцип непрерывности судебного следствия и взял на себя «функции государственного обвинителя».

Кроме того, по мнению защитника, суд исказил в сторону обвинительного уклона показания полицейского Пронина. Так, например, на вопрос Федора Сироша о том, допускает ли тот, что Гильманов не услышал его распоряжение остановиться, Пронин ответил, что не знает, но не исключает этого. Неповиновение же выражается в открытом отказе гражданина исполнить распоряжения или требования сотрудника полиции, напомнил адвокат. Он также подчеркнул, что воспрепятствование адвокатской деятельности недопустимо, равно как и требование предъявить ордер для прохода в ОМВД. В жалобе адвокат упомянул и о нарушении ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части гарантий справедливости судебного разбирательства.

Татьяна Сустина, в свою очередь, обратила внимание Мосгорсуда на видеозапись. «К моменту, когда полицейский подбежал к адвокату и применил физическую силу, последний подошел к дежурной части и начал спокойно взаимодействовать с дежурным, то есть не представлял никакой угрозы. В отсутствие угрозы применение физической силы со стороны Пронина было неоправданно и не соразмерно событию и якобы имевшему место нарушению», – подчеркнула защитник. Отметим, что видеозапись этого также была опубликована «Апологией протеста».

Кроме того, Татьяна Сустина, как и Федор Сирош, напомнила, что адвокат не обязан предъявлять на КПП ордер. «В судебном решении не указано основание, по которому требование Пронина Е.В. о досмотре вещей адвоката (сумки, в которой имелись материалы адвокатского производства) было законным. Суд при вынесении решения не учел, что адвокат не является посетителем отдела полиции и не должен приравниваться к обычному гражданину РФ», – указала представитель АП МО. Упомянула она и о других нарушениях, в частности о том, что ее, как защитника Гильманова, к нему не допустили.

Однако судья МГС Дмитрий Гришин обнаружил только одно нарушение в постановлении первой инстанции. Исчислять срок ареста необходимо с момента фактического задержания, то есть с 18:55, а не с 19 часов 21 января, решил он. Постановление районного суда было изменено лишь в этой части.

«Законность требований сотрудника полиции, предъявленных при осуществлении им полномочий по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, в судебном порядке проверена и сомнений не вызывает, так как Гильманов М.И. на неоднократные требования сотрудника правоохранительных органов не реагировал, сотрудник полиции смог догнать Гильманова М.И. лишь в помещении дежурной части ОМВД России», – указал Мосгорсуд. Это, по его мнению, подтверждается видеозаписью.

Суд указал, что раз дело об административном правонарушении возбуждено не по инициативе прокурора, то его участие в судебном заседании не требовалось. Довод о том, как судья нижестоящей инстанции получила согласие на привлечение члена УИК с правом решающего голоса к административной ответственности, Мосгорсуд подробно оценивать не стал. Поскольку согласие имеется, в этой части постановление законно, решил он.

Нарушений прав Гильманова как адвоката суд также не увидел: «Вопреки доводам жалоб и письменных дополнений к ним, доказательств преследования Гильманова М.И. в связи с осуществлением им профессиональной деятельности, как адвоката, материалы дела не содержат».

Попытка деморализации адвокатов?

По словам Татьяны Сустиной, АП МО считает, что это дело особенно ярко демонстрирует системные нарушения сотрудников правоохранительных органов в отношении адвокатов. «Постановление районного суда является беспрецедентным, демонстрирующим технический подход к рассмотрению административных материалов и обвинительный уклон. Кроме того, АП Московской области полагает, что судебные органы в данном деле связали адвоката со взглядами его подзащитного, что недопустимо. Складывается устойчивое впечатление, что действия полицейского Пронина в отношении Мансура Гильманова были осуществлены с целью деморализовать адвокатов, защищающих оппозиционеров», – подчеркнула она.

Федор Сирош подтвердил «АГ», что будет подана жалоба в Европейский Суд по правам человека. По его мнению, в данном случае речь идет как минимум о нарушении ст. 6 Конвенции и ст. 2 Протокола № 7 к ней. На вопрос «АГ» о том, будут ли еще какие-то действия в российских судах, защитник ответил: «Стратегически решение еще не принято. Мансур только вчера вышел из спецприемника и сразу вернулся к работе. Пять суток – это слишком много для постоянно работающего адвоката. В ближайшее время мы примем решение».

Мансур Гильманов в комментарии «АГ» отметил, что проблема заключается в отсутствии реальной ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности: «В Законе об адвокатской деятельности не прописано право на беспрепятственный проход в отдел полиции. Там сказано о беспрепятственном доступе в здания судов, но и то исполняется это требование очень плохо – адвокатов повсеместно досматривают в судах».

По словам Мансура Гильманова, он планирует обратиться в ЕСПЧ в том числе для того, чтобы получить правовую позицию по поводу доступа адвоката в отдел полиции и возможных ограничений в этой сфере. «Сама по себе ситуация, когда адвокату приходится после предъявления удостоверения ждать на проходной в полиции длительное время на морозе, – это и есть воспрепятствование адвокатской деятельности. А кроме того, нарушение прав не только адвоката, но и доверителя», – подчеркнул Мансур Гильманов.

Екатерина Коробка
Фото: mos-gorsud.ru

Поделиться