Лента новостей

16 июля 2024 г.
Актуальные вопросы банкротства
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян приняла участие в слете банкротных специалистов – 2024, проходившем в Алтайском крае
16 июля 2024 г.
Запорожским адвокатам переданы защитные комплекты от ФПА
15 июля в Адвокатской палате Запорожской области прошло рабочее совещание
15 июля 2024 г.
«Пароль – Солнце!»
15 июля в Федеральной палате адвокатов РФ обновлена экспозиция акварелей адвоката Елены Кошелевой

Мнения

Наталья Поршина
10 июля 2024 г.
Правовое воспитание и консультирование в радиоэфире
Об участии адвокатов АП Республики Мордовия в правовой рубрике на региональном радио, посвященной правовому просвещению и консультированию радиослушателей

Интервью

Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
9 июля 2024 г.
Светлана Володина
Юристы должны объединяться на базе адвокатуры
Мы совершенно спокойно смотрим в завтрашний день: у нас такое хорошее настоящее – молодое, активное, заряженное энергией

Парламентарии глубоко погрузились в проблему

10 марта 2023 г. 10:59

В Совете Федерации по обращению адвокатов признали «пробел» в регулировании порядка оглашения показаний свидетелей


Как стало известно «АГ», экспертно-консультативный совет Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству подготовил заключение о применении судами права стороны защиты по оглашению показаний свидетеля (есть у «АГ»). Документ подготовлен в связи с обращением адвокатов АП МО Игоря Исаева и Андрея Перова, которые обратили внимание на «пробелы» в применении ч. 1 ст. 281 УПК РФ в части ограничения права стороны защиты по оглашению показаний свидетеля. Экспертно-консультативный совет Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству пришел к выводу, что сторона обвинения может злоупотребить своим правом на отказ в оглашении данных на стадии предварительного следствия показаний неявившихся свидетелей, ограничивая право подсудимого на защиту. В комментарии «АГ» один из обратившихся в Совфед адвокатов, Игорь Исаев, отметил, что независимая позиция верхней палаты парламента, безусловно, должна привести к результату в виде изменения неконституционной нормы. Его коллега Андрей Перов отметил, что рассматриваемое заключение свидетельствует о глубоком погружении парламентариев в поднятую проблему; он выразил надежду, что в ближайшее время в уголовно-процессуальный закон будут внесены и приняты законодательные изменения, которые восстановят права стороны защиты.

Повод для обращения в Совет Федерации

Адвокаты МКА «LAW&LIBERTY» Игорь Исаев и Андрей Перов являются защитниками бывшего вице-мэра Сочи Сергея Юрина. Как сообщили «АГ» адвокаты, в ходе рассмотрения уголовного дела по существу сторона защиты была поставлена в неравные со стороной обвинения условия и фактически лишена права на защиту, поскольку в судебном заседании были допрошены только те свидетели, чьи показания были выгодны и контролировались гособвинением. В связи с этим Игорь Исаев и Андрей Перов в конце декабря 2022 г. направили председателю Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрею Клишасу обращение о системной проблеме неверного применения судами права стороны защиты на оглашение показаний свидетеля (есть у «АГ»).

В обращении адвокаты отметили, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Сергея Юрина в судебном заседании по инициативе гособвинения были допрошены всего пять свидетелей, притом что в обвинительном заключении в качестве свидетелей стороны обвинения, подлежащих вызову в судебное заседание, было указано 51 лицо. От допроса остальных свидетелей гособвинение отказалось, по инициативе стороны защиты указанные свидетели не явились, пояснили адвокаты. Как следует из обращения, сторона защиты, желая исследовать в судебном заседании показания остальных свидетелей, многократно заявляла ходатайства об оглашении показаний, данных ими в ходе предварительного расследования. В удовлетворении подавляющего большинства из указанных ходатайств судом было отказано со ссылкой на ч. 1 ст. 281 УПК РФ и мотивировкой, что сторона обвинения возражает против оглашения показаний свидетелей обвинения.

Игорь Исаев и Андрей Перов обратили внимание, что ч. 1 ст. 281 УПК по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, лишает сторону защиты возможности защищаться всеми не запрещенными законом способами, поскольку предоставляет возможность стороне обвинения блокировать исследование добытых на стадии предварительного расследования доказательств – показаний свидетелей. Кроме того, в документе указано, что возникает обоснованный вопрос о фактическом механизме применения презумпции невиновности в соответствии с ч. 3 ст. 14 УПК РФ, а именно – «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого».

Ограничивает ли права подсудимого отказ стороны обвинения от допроса всех свидетелей?

В целях возможного совершенствования уголовно-процессуального законодательства адвокаты в обращении сформулировали несколько вопросов. В частности, их интересовало: является ли ограничением подсудимого в реализации права на защиту всеми не запрещенными законом способами, в частности права и фактической возможности представлять суду имеющиеся в уголовном деле доказательства невиновности, право и возможность гособвинителя не только на отказ от допроса свидетелей обвинения, но и на безусловное препятствие к оглашению их показаний в виде немотивированного возражения против такого оглашения. Адвокаты просили уточнить, препятствует ли существующий механизм помимо прочего всестороннему и объективному рассмотрению уголовного дела судом.

Рассмотрев обращение, экспертно-консультативный совет Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству подготовил заключение, в котором ответил на вопросы адвокатов. В ответ на первый вопрос в заключении указано, что оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 240 УПК РФ). Ст. 272 УПК РФ предусматривается, что при неявке кого-либо из участников уголовного судопроизводства суд выслушивает мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие и выносит определение или постановление об отложении судебного разбирательства или о его продолжении, а также о вызове или приводе неявившегося участника.

В заключении отмечается, что, согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ, оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускается с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля. Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2017 г. № 51 в документе подчеркивается, что суды обязаны принять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании неявившегося потерпевшего или свидетеля, достигшего возраста восемнадцати лет. При этом сторона обвинения также обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании неявившихся свидетеля или потерпевшего (Определение КС РФ от 28 декабря 2021 г. № 2676-О, от 26 октября 2021 г. № 2149-О и др.).

Вместе с тем действующее законодательство не дает ответа на вопрос, как поступить суду в том случае, если все возможные для обеспечения явки участников судебного разбирательства меры были приняты, основания оглашения показаний не явившихся в судебное заседание свидетелей, предусмотренные ч. 2 ст. 281 УПК РФ, отсутствуют, а данные лица в судебное заседание не явились. «Исходя из норм ст. 272 УПК РФ, предполагается, что судебное заседание должно быть отложено для повторного осуществления мер обеспечения явки. Однако, если свидетель систематически уклоняется от явки в суд, а судебные приставы не могут осуществить его привод, видится логичным вынести на обсуждение сторон заседания вопрос об оглашении показаний, данных свидетелем при производстве предварительного расследования. Здесь и проявляется проблема, обозначенная заявителями в их обращении: если сторона обвинения не заинтересована в том, чтобы суд изучил протокол допроса конкретного свидетеля в силу подтверждения невиновности подсудимого, она может не согласиться с оглашением без какой-либо мотивировки такого отказа», – указано в заключении.

Таким образом, экспертно-консультативный совет пришел к выводу, что устранение неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между стороной защиты и стороной обвинения невозможно. По мнению аппарата комитета Совета Федерации, указанная проблема указывает на возможность злоупотребления этим механизмом со стороны обвинения. Вместе с тем в заключении поясняется, что именно суд определяет, достаточен ли объем представленных обвинением доказательств для разрешения дела. Отказ стороны обвинения от допроса всех свидетелей обвинения, равно как и изучения всех доказательств, представленных в обвинительном заключении, не является ограничением права на защиту подсудимого и не препятствует всестороннему и объективному рассмотрению уголовного дела судом, резюмировал комитет.

Отказ от допроса свидетелей обвинения не является отказом от самого обвинения

Второй вопрос, поднятый в обращении, касался того, являются ли отказ гособвинителя от допроса и последующие возражения на ходатайство стороны защиты об оглашении показаний свидетелей обвинения фактическим признанием оных безусловными доказательствами невиновности подсудимого и отказом от поддержания обвинения.

В заключении указано, что в силу положений ст. 246 УПК РФ в том случае, если в ходе судебного разбирательства гособвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. В заключении разъясняется, что отказ гособвинителя от обвинения должен быть прямо констатирован и мотивирован в соответствии с законом. Такие косвенные действия, как отказ от допроса всех свидетелей обвинения, не могут трактоваться как отказ от обвинения. Оценка достаточности представленной обвинением доказательственной базы осуществляется судом.

Адвокатов также волновал вопрос, является ли отказ гособвинителя дать согласие на оглашение показаний свидетелей обвинения при наличии ходатайства стороны защиты об оглашении таких показаний обоснованным наличием в них сведений о невиновности подсудимого, обстоятельством, свидетельствующим о наличии неустранимых сомнений виновности.

Экспертно-консультативный совет Комитета в связи с этим напомнил, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих, толкуются в пользу подсудимого. Он указал, что ст. 281 УПК РФ не предусматривает каких-либо изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, уточняется в заключении.

Только суд может ответить на вопрос о том, являются ли конкретные действия гособвинителя в рамках конкретного дела свидетельствующими о наличии неустранимых сомнений виновности и как эти сомнения соотносятся с представленными гособвинителем доказательствами и доказательствами стороны защиты. Однако, если суд находит эти обстоятельства сомнительными, они должны толковаться в пользу подсудимого.

Препятствия для оглашения данных свидетелем показаний не основание для оправдательного приговора

Заявители также просили уточнить, обязан ли суд при наличии препятствия (в форме возражения гособвинителя) к исследованию заявленных стороной защиты доказательств невиновности в виде полученных в ходе предварительного расследования показаний свидетелей обвинения руководствоваться презумпцией невиновности (ч. 3 ст. 14 УПК РФ) и постановить оправдательный приговор.

В заключении поясняется, что ч. 2 ст. 302 УПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований постановления оправдательного приговора: не установлено событие преступления или в деянии подсудимого отсутствует состав преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт. Включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного, не допускается (ч. 2 ст. 305 УПК РФ). Таким образом, в Комитете пришли к выводу, что один только факт наличия препятствий для оглашения ранее данных свидетелем показаний не может быть основанием для вынесения оправдательного приговора.

Необходимость исправления выявленного «пробела»

В обращении адвокаты просили Комитет выразить мнение относительно того, нуждается ли ч. 1 ст. 281 УПК РФ в реформировании в части исключения у прокурора права немотивированно блокировать намерение стороны защиты огласить показания неявившихся свидетелей обвинения.

В ответе отмечается, что, несмотря на ряд ошибочных выводов и трактовок действующего законодательства, а также постановку вопросов, часть которых выходит за пределы компетенций законодателя и находится в компетенции правоприменителей, ключевая проблема, представленная заявителями, действительно имеет место быть: сторона обвинения может злоупотребить своим правом на отказ в оглашении данных на стадии предварительного следствия показаний неявившихся свидетелей, ограничивая право подсудимого на защиту. «И хотя фактически действующим законодательством не предусмотрено механизма, который бы ограничивал длительность судебного расследования по уголовным делам, ни один суд не будет бесконечно откладывать судебные заседания с целью опросить всех свидетелей в зале суда. Это нарушит как интересы потерпевших / их родственников / государства, так и права подсудимого», – говорится в заключении.

Отмечается, что технически в действующем законодательстве есть положения, которые могли бы частично разрешить данную проблему. Например, п. 5 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, согласно которому суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных свидетелем или потерпевшим показаний в случае, когда в результате принятых судом мер по обеспечению явки установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным. Однако, как подчеркивается в заключении, важным условием применения данной нормы является наличие у подсудимого возможности оспорить данные показания на более ранних этапах расследования. Если такой возможности у подсудимого не было, оглашение показаний, согласно положениям ч. 2 ст. 281 УПК, невозможно.

Кроме того, в документе указано, что если все возможные для обеспечения явки участников судебного разбирательства меры были приняты, основания оглашения показаний не явившихся в судебное заседание свидетелей, предусмотренные ч. 2 ст. 281 УПК РФ, отсутствуют, а данные лица в судебное заседание не явились, то ничто не останавливает сторону обвинения в «блокировке» оглашения показаний свидетеля.

Отмечается, что в своем обращении адвокаты акцентировали внимание на «немотивированности» такого отказа, что, по их мнению, предполагает возможность установить в законе требование о том, что такой отказ со стороны обвинения должен быть мотивирован. В таком случае, если суд посчитает отказ безосновательным, оглашение можно будет провести с согласия только стороны защиты, что гарантирует соблюдение права на защиту и процессуальное равенство сторон. В связи с этим экспертно-консультативный совет Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству предложил рассмотреть вопрос о законодательной инициативе по изменению ст. 281 УПК РФ с целью исправления данного «пробела».

Комментарии адвокатов

В комментарии «АГ» Игорь Исаев отметил, что системная проблема немотивированного воспрепятствования стороной обвинения в доступе к доказательствам, подтверждающим невиновность, с определенной периодичностью обсуждается без каких-либо положительных сдвигов. «Независимая позиция верхней палаты парламента РФ, безусловно, должна привести к результату в виде изменения очевидно неконституционной нормы. При таких обстоятельствах приговор в отношении Сергея Юрина должен быть отменен как основанный на злоупотреблении гособвинителя пробелом в уголовно-процессуальном законе, позволившим намеренно скрыть доказательства невиновности от суда», – прокомментировал адвокат.

Андрей Перов подчеркнул, что значимость поднятой ими проблемы актуальна и при рассмотрении вопроса о необоснованном применении меры пресечения. «Более двух лет следствие заверяло суды, что Сергея Юрина необходимо содержать под стражей до тех пор, пока не будут найдены и допрошены важные свидетели обвинения. Суды в это верили, а по итогу выяснилось, что более 90% свидетелей были совсем не нужны, а те пятеро, на которых держится обвинение, были допрошены в первые месяцы следствия. В этих условиях гособвинение просто вынуждено блокировать даже оглашение показаний свидетелей, чтобы скрыть правду: нашего доверителя держали в СИЗО безосновательно», – рассказал защитник.

Андрей Перов отметил незамедлительную реакцию на подготовленное ими обращение. «Отдельные слова благодарности заслуживает заключение, которое свидетельствует о глубоком погружении парламентариев в поднятую проблему. Мы убеждены, что в ближайшее время в уголовно-процессуальный закон будут внесены и приняты законодательные изменения, которые восстановят права стороны защиты», – заключил адвокат.

Анжела Арстанова
Фото: lori.ru

Поделиться