Лента новостей

3 декабря 2022 г.
С Днем юриста!
Поздравление президента ФПА РФ Юрия Пилипенко
2 декабря 2022 г.
Очень важно, как будет вести себя дежурный
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко и вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб приняли участие в заседании президиума Общественного совета при МВД России
2 декабря 2022 г.
Пассивность защитника расценивается как уклонение от своих обязанностей
Стажерам адвокатов рассказали об эффективности уголовной защиты

Мнения

Ирина Прищепова
2 декабря 2022 г.
Создавать новые, более высокие стандарты работы с доверителем
Молодые адвокаты предлагают идеи и проекты, направленные на повышение престижа и ценности адвокатуры в глазах граждан

Интервью

Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
2 декабря 2022 г.
Александр Амелин
Автоматизированная система позволяет справедливо распределять дела по назначению между адвокатами
Суды республики первыми оперативно включились в работу КИС АР, показав хороший пример органам следствия и дознания

Ожидаемые выводы

10 ноября 2022 г. 09:42

КС вновь не стал рассматривать жалобу Игоря Трунова на порядок создания профсоюзов адвокатами


Конституционный Суд опубликовал Определение № 2637-О/2022 по жалобе адвоката АП г. Москвы Игоря Трунова на нарушение его конституционных прав ст. 39 Закона об адвокатуре и рядом положений Закона о профсоюзах. Это уже второе обращение Игоря Трунова в КС по вопросу создания профсоюза адвокатов. Суд отметил, что ранее ВС РФ указал на то, что представленный адвокатом для регистрации устав профсоюза предусматривал выполнение функций, аналогичных функциям и полномочиям ФПА РФ. В ФПА выводы Конституционного Суда о том, что ст. 39 Закона об адвокатуре ни в коей мере не может рассматриваться как нарушающая права адвокатов на создание общественных объединений, которые не имеют такого особого статуса, как ФПА, сочли ожидаемыми, сообщает «АГ».

Ранее суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении административного иска Игоря Трунова, являющегося председателем Всероссийского независимого профессионального союза адвокатов, к Минюсту России по оспариванию решения от 20 ноября 2020 г. об отказе в государственной регистрации организации. Апелляция и кассация поддержали решение суда, а Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу адвоката.

В жалобе в Конституционный Суд Игорь Трунов оспорил конституционность ст. 39 Закона об адвокатуре, согласно которой адвокаты вправе создавать общественные объединения адвокатов или быть членами (участниками) общественных объединений адвокатов в соответствии с законодательством РФ; общественные объединения адвокатов не вправе осуществлять предусмотренные этим законом функции адвокатских образований, а также функции адвокатских палат субъектов РФ или Федеральной палаты адвокатов РФ либо их органов. В жалобе также оспаривалась конституционность положений ст. 1, п. 1 ст. 2, абз. 3 ст. 3 и п. 1 и 2 ст. 11 Закона о профсоюзах. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции, поскольку в силу своей неопределенности ограничивают право адвокатов на создание профсоюза.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что адвокат, будучи независимым профессиональным советником по правовым вопросам, осуществляет деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юрпомощи. Осуществление адвокатами таких публичных функций предполагает создание нормативно-правовых и организационных механизмов, обеспечивающих законность и независимость в деятельности адвокатов с учетом специфики адвокатуры как профессионального сообщества адвокатов, которое, будучи институтом гражданского общества, не входит в систему органов госвласти и органов местного самоуправления.

Суд также напомнил, что наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями на принятие обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода, в том числе профессионального сообщества адвокатов, которое не входит в систему органов публичной власти и действует независимо от них.

С учетом специального статуса адвокатских палат и возложенных на них публично-правовых функций Закон об адвокатуре устанавливает, что общественные объединения адвокатов не вправе осуществлять предусмотренные этим законом функции адвокатских образований, а также функции адвокатских палат субъектов РФ или Федеральной палаты адвокатов РФ либо их органов. «Такое регулирование не выходит за пределы дискреции федерального законодателя и не может рассматриваться как нарушающее права адвокатов, в том числе заявителя, на создание общественных объединений», – подчеркнуто в определении КС.

Как отметил Суд, в рассматриваемом случае ВС РФ, изучив кассационную жалобу заявителя на судебные акты, вынесенные по административному делу с его участием, пришел к выводу, что представленный заявителем для регистрации устав предусматривал выполнение профсоюзом функций, аналогичных функциям и полномочиям Федеральной палаты адвокатов РФ. С учетом этого оспариваемые нормы Закона о профсоюзах, которые определяют правовое положение профсоюзов как специального вида общественных объединений, создаваемых в целях представительства и защиты социально-трудовых прав и интересов граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Оценка же соответствия представленных заявителем в Минюст России документов требованиям законодательства, равно как и оценка обоснованности тех или иных выводов правоприменительных органов о несоответствии положений этих документов требованиям законодательства, не входит в полномочия Конституционного Суда.

Советник ФПА Ольга Власова назвала вполне ожидаемыми выводы Суда о том, что ст. 39 Закона об адвокатуре ни в коей мере не может рассматриваться как нарушающая права адвокатов на создание общественных объединений, которые не имеют такого особого статуса, как ФПА. «Надеюсь, что это определение КС РФ наконец-то поставит окончательную точку в дискуссии о том, могут ли адвокаты создавать профсоюзы и надо ли адвокатам их создавать», – отметила она.

По словам эксперта, более интересными и актуальными представляются разъяснения Суда о том, что корпоративные объединения адвокатов (адвокатские палаты субъектов РФ и ФПА РФ) представляют собой уникальную форму некоммерческой организации, которая официально признается законодательством РФ как структура гражданского общества, непосредственно участвующая в правоприменении, в силу чего именно на адвокатов законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина, в том числе по назначению судов. «Как указал КС РФ еще в Постановлении от 17 декабря 2015 г. № 33-П, адвокат, осуществляя адвокатскую деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализует тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Именно в целях, в первую очередь, обеспечения доступности для населения квалифицированной юридической помощи на всей территории данного субъекта РФ, а также для представительства и, наконец, защиты прав и интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях в каждом субъекте РФ создается адвокатская палата, а на территории РФ в тех же целях представительства и защиты интересов адвокатов создается ФПА РФ», – заметила Ольга Власова.

Она подчеркнула: ввиду того что адвокатура – это не просто институт гражданского общества, а институт гражданского общества с особым публично-правовым статусом, адвокатские палаты (их органы) и наделяются контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями на принятие обязательных для адвокатов решений. «В последние несколько лет адвокатское сообщество настолько сильно увлеклось обсуждением проблемы защиты прав самих адвокатов, что совсем забыло о том, что особый статус адвоката, его гарантии и привилегии – это, в первую очередь, следствие того, что адвокатская деятельность имеет публично-правовой характер и основная цель деятельности института адвокатуры в целом и каждого адвоката в отдельности – исполнение возложенной на них обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, реализация гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. А учитывая тот факт, что согласно ст. 7 Конституции РФ Россия является социальным государством, это, прежде всего, непосредственное участие адвокатов и органов адвокатского самоуправления в организации и осуществлении социальной (бесплатной) юридической помощи в рамках системы государственной социальной (бесплатной) юридической помощи», – считает Ольга Власова.

Подробная информация опубликована на «АГ».

Зинаида Павлова

Поделиться