Лента новостей

21 февраля 2020 г.
Заместитель главы района не ответил на шесть запросов адвоката
Административные дела, возбужденные по причине неисполнения адвокатских запросов, возвращены в прокуратуру г. Дербента
21 февраля 2020 г.
Маленькая, но значимая победа в защите прав адвокатов
Недопуск сотрудником ФСБ адвоката к участию в ОРМ в офисе юридического лица в Красноярске признан незаконным
19 февраля 2020 г.
Время делиться знаниями
Сахалинские адвокаты обсудили сотрудничество с японскими коллегами по вопросам проведения семинаров

Мнения

Максим Семеняко
21 февраля 2020 г.
У Совета адвокатской палаты нет задачи «наказать» адвоката
Нужно выработать правильный единообразный подход к сложным этическим вопросам, не описанным в КПЭА

Интервью

Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
21 февраля 2020 г.
Александр Башкин
Необходимо принять Конвенцию о гарантиях прав адвокатов
Заместитель председателя Комитета СФ по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин в интервью «АГ» рассматривает проблему обеспечения осуществления адвокатом профессиональных обязанностей, которая носит международный характер

Ожидаемое, законное и обоснованное решение

21 октября 2019 г. 21:32

Конституционный Суд РФ еще раз подтвердил, что привлечение к дисциплинарной ответственности находится в компетенции органов адвокатского сообщества


Опубликовано определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2019 г. № 2658-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наумова Сергея Геннадьевича на нарушение его конституционных прав п. 2 ст. 17, подп. 9 п. 3 и абз. 2 п. 7 ст. 31, а также п. 3 и 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации». Установление оснований, поводов и порядка привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, указал КС РФ, прямо отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, что вызвано необходимостью соблюдения принципов независимости и самоуправления адвокатуры. Секретарь Совета ФПА РФ Оксана Сергеева, назвав данное определение КС РФ вполне ожидаемым, законным и обоснованным, отметила: «Именно в такой парадигме мы работаем последние 16 лет – со времени создания Кодекса профессиональной этики адвоката».

Советом Адвокатской палаты Республики Мордовия в отношении адвоката Сергея Наумова было возбуждено дисциплинарное производство. По результатам рассмотрения принято решение о прекращении статуса адвоката в связи с нарушением Кодекса профессиональной этики адвоката. Не согласившись с решением, Сергей Наумов обратился в суд общей юрисдикции с иском о признании незаконным решения Совета АП Республики Мордовия и взыскании компенсации морального вреда. Решением суда исковые требования Наумова были удовлетворены частично: решение Совета АП Республики Мордовия о прекращении статуса адвоката признано незаконным, статус адвоката восстановлен. Суд указал, что примененная в отношении заявителя мера дисциплинарной ответственности является несоразмерной совершенному проступку. Определением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено, а по делу в данной части принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Наумова отказано.

Сергей Наумов обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, в которой указал, что положения п. 2 ст. 17, подп. 9 п. 3, абз. 2 п. 7 ст. 31, п. 3, 7 ст. 33 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» допускают произвольное и необоснованное прекращение адвокатского статуса и в связи с этим не соответствуют ст. 19 (ч. 1), 34 (ч. 1), 37 (ч. 1), 45 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд РФ отказал в принятии ее к рассмотрению. КС РФ указал, что установление оснований, поводов и порядка привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности прямо отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества (подп. 9 п. 3, п. 7 ст. 31 и п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), что вызвано необходимостью соблюдения принципов независимости и самоуправления адвокатуры, а также тем, что предполагается более полное и четкое регулирование вопросов адвокатской деятельности самим адвокатским сообществом. Как отметил КС РФ, ранее данная позиция была высказана в определениях КС РФ от 1 марта 2007 г. № 293-О-О и от 13 октября 2009 г. № 1302-О-О. Оспариваемые законоположения не препятствуют лицу, статус адвоката которого прекращен, в судебной защите своих прав, нарушенных решением Совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката. Проверка законности и обоснованности судебных актов, в том числе в части оценки избранной в отношении заявителя меры дисциплинарной ответственности и обоснованности выводов судов о соблюдении адвокатской палатой процедуры прекращения статуса адвоката, не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ.

В комментарии пресс-службе ФПА РФ секретарь Совета ФПА РФ Оксана Сергеева назвала данное определение Конституционного Суда РФ вполне ожидаемым, законным и обоснованным. «Ничего революционного в нем нет. Именно в такой парадигме мы работаем последние 16 лет – со времени создания Кодекса профессиональной этики адвоката. Удивляет повышенное внимание общественности к этому делу, но мы понимаем, что такова особенность настоящего момента, в котором мы существуем», – отметила Оксана Сергеева.

Фото: ksrf.ru

Поделиться