Лента новостей

18 сентября 2020 г.
Смысл закона важнее его буквы
Суд в Горноалтайске отклонил требования бывшего президента ПАРА об отмене решения Совета Палаты
18 сентября 2020 г.
Активизировать работу над поправками в нормативные акты адвокатуры
18 сентября состоялось рабочее совещание с руководителями адвокатских палат центральных и северо-западных регионов России
18 сентября 2020 г.
Логическое завершение
Эльман Пашаев лишен статуса адвоката по решению Совета Адвокатской палаты

Мнения

Виктория Шацкая
18 сентября 2020 г.
Встреча молодых адвокатов в новом формате
«Деловые завтраки» плодотворно влияют на продуктивность обсуждаемых вопросов и принятие соответствующих решений

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Отмена правильного по существу решения по формальным соображениям

17 января 2020 г. 15:49

Мосгорсуд обязал АП Московской области допустить к экзамену соискателя статуса адвоката, не имеющего необходимого стажа


Как сообщает «АГ», Московский городской суд опубликовал апелляционное определение, которым отменил решение Лефортовского районного суда г. Москвы, отказавшего в иске кандидату в адвокаты к АП Московской области (АП МО) в связи с недопуском к квалификационному экзамену. Член Совета АП МО Павел Царьков, представлявший интересы палаты в процессе, отметил, что суд фактически самостоятельно сформулировал предмет спора, изложив и опровергнув в своем определении тезис, не относящийся к делу, и добавил, что кассационная жалоба уже подана. Он сообщил, что данное дело – пример отмены правильного по существу решения по формальным соображениям.

Согласно судебному акту, 25 марта 2019 г. Анна Василенко обратилась в секретариат Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской области с заявлением о допуске к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката. В качестве документа о высшем образовании, указывается в решении Лефортовского районного суда г. Москвы, она приложила диплом об окончании аспирантуры по направлению подготовки «Юриспруденция» квалификации «Исследователь. Преподаватель-исследователь», выданный ФГКОУ ВО «Университет прокуратуры Российской Федерации».

28 марта 2019 г. на заседании Квалификационной комиссии АП МО было принято решение об отказе в допуске к экзамену по мотиву несоблюдения требований п. 5 и 6 Регламента сдачи квалификационного экзамена, обязывающего заявителя представлять в квалификационную комиссию копию документа, подтверждающего высшее юридическое образование либо наличие ученой степени по юридической специальности.

Не согласившись с таким решением, Василенко обратилась в суд. Первая инстанция, ссылаясь на положения п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 Закона об адвокатуре, п. 19, 20 ст. 92 Закона об образовании, пришла к выводу о том, что истец не доказала соблюдение ею требований, предъявленных к ней как к кандидату на допуск к сдаче квалификационного экзамена. Соответственно, она не доказала нарушение своих прав, так как не представила копию диплома о высшем юридическом образовании. По мнению суда, приложенный истцом к заявлению о сдаче квалификационного экзамена диплом об окончании аспирантуры не подтверждает наличие у нее высшего юридического образования и расценивается как наличие дополнительного образования, чего недостаточно для допуска к экзамену.

В апелляционной жалобе, согласно решению Мосгорсуда, Василенко ссылалась на то, что диплом об окончании аспирантуры в соответствии с ч. 5 ст. 10, п. 5 ч. 7 ст. 60, ч. 1, 4, 5 ст. 69 Закона об образовании, ч. 1 ст. 9 Закона об адвокатуре подтверждает наличие у нее высшего юридического образования по юридической специальности. «Другими словами, доводы жалобы сводятся к тому, что перечень документов, подтверждающих наличие высшего образования, в данном случае – юридического, не может устанавливаться ответчиком (некоммерческой организацией) произвольно, поскольку регулируется императивными нормами федерального закона», – отметил Московский городской суд.

Апелляция указала, что в ч. 4 ст. 60 Закона об образовании определено, что образцы документов об образовании и о квалификации (диплома бакалавра, специалиста, магистра, диплома об окончании аспирантуры (адъюнктуры)) и приложений к ним, описание указанных документов и приложений, порядок заполнения, учета и выдачи указанных документов и их дубликатов устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования.

Мосгорсуд указал, что в силу п. 2 ст. 10 Закона об адвокатуре претендент помимо заявления представляет в квалифкомиссию копию документа, удостоверяющего его личность, анкету, содержащую биографические сведения, копию трудовой книжки или иной документ, подтверждающий стаж работы по юридической специальности, копию документа, подтверждающего высшее юридическое образование либо наличие ученой степени по юридической специальности, а также другие документы в случаях, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре. Предоставление недостоверных сведений может служить основанием для отказа в допуске претендента к квалификационному экзамену.

Также апелляция отметила, что п. 1, 2 ст. 29 Закона об адвокатуре установлено, что адвокатская палата является негосударственной некоммерческой организацией, основанной на обязательном членстве адвокатов одного субъекта РФ. Адвокатские палаты действуют на основании общих положений для организаций данного вида, предусмотренных данным законом.

Суд посчитал, что по смыслу приведенных законоположений, а также ст. 17 Закона об адвокатуре во взаимосвязи с его ст. 9, 10, 11 и 12 приобретение лицом статуса адвоката возможно только путем подачи им заявления о присвоении статуса адвоката и сдачи квалификационного экзамена. «При этом ответчик, не являющийся органом государственной власти, не наделен правом устанавливать перечень документов, подтверждающих наличие у истца высшего юридического образования», – подчеркнула вторая инстанция.

Мосгорсуд указал, что в силу принципа законности действующие в РФ документы о высшем образовании не могут отрицаться ответчиком, тем более что Закон об адвокатуре, а также нормы Положения о порядке сдачи квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката (утв. Советом Федеральной палаты адвокатов РФ 25 апреля 2003 г. (протокол № 2)), включая подп. 6 п. 1.3 Положения, не требуют представления именно диплома магистра.

Кроме того, посчитала апелляция, суд первой инстанции не учел, что Квалификационная комиссия АП МО не указала мотивы, по которым представленная Василенко копия диплома об окончании аспирантуры не может считаться документом о высшем юридическом образовании.

Мосгорсуд отметил также, что не может согласиться с выводами первой инстанции о том, что Василенко нарушила требования п. 19 и 20 ст. 92 Закона об образовании, которыми регламентируются выдача и формы свидетельства о государственной аккредитации образовательного учреждения, поскольку истцу не ставилось в вину непредставление документов об аккредитации, а их наличие у ФГКОУ ВО «Университет прокуратуры Российской Федерации» никем не оспаривается.

Также Мосгорсуд заметил, что первая инстанция не учла, что согласно подп. «б» п. 2 ч. 3 ст. 12 Закона об образовании программы подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре относятся к образовательным программам высшего, а не дополнительного образования.

Таким образом, суд отменил решение нижестоящей инстанции, признал незаконным решение Квалификационной комиссии АП МО об отказе в допуске Василенко к квалификационному экзамену и обязал устранить допущенное нарушение прав истца.

В комментарии «АГ» доцент Юридического института Сибирского федерального университета Александр Брестер отметил, что сейчас аспирантура считается программой высшего образования, хотя это всегда было программой научной подготовки, где нужно писать диссертацию и заниматься наукой.

Александр Брестер считает, что формально суд прав, потому что в дипломе об окончании аспирантуры указано, что освоена программа «Юриспруденция», получена специальность «Педагог-исследователь». Между тем, отметил он, программа в аспирантуре направлена на создание компетенции ученого, а не юриста: там есть предметы по специальности, но только по той, по которой человек поступил в аспирантуру. «Например, кто поступил на уголовный процесс, будет изучать его и теорию доказывания и совсем не коснется гражданского права, и наоборот. То есть чисто по содержанию говорить о том, что в аспирантуре из тебя сделали юриста, который может идти и работать, – это неправильно», – считает он.

«Я понимаю, что у адвокатского сообщества есть вопросы к тому, насколько программа аспирантуры без базового юридического образования может быть адекватной тому, что требуется от защитника. Насколько мне известно, аспирантуру хотят убрать из ступеней высшего образования. Но те, кто успел получить такой диплом, не имея базового юридического образования, получается, согласно принятому решению, могут претендовать на статус адвоката», – резюмировал Александр Брестер.

Член Совета АП МО Павел Царьков, представлявший интересы АП МО, указал, что апелляционная инстанция фактически самостоятельно сформулировала предмет спора, изложив и опровергнув в своем определении тезис, не относящийся к делу.

«Опровергнутый тезис прямого отношения к предмету иска рассматриваемого спора не имел. Василенко, и это подтверждено материалами дела, подавая заявление о допуске к квалификационному экзамену, не отвечала критериям, которые предъявляет Закон об адвокатуре к претендентам, поскольку у нее нет необходимого стажа работы по юридической специальности, исчисляемого с момента получения высшего образования. Диплом об окончании аспирантуры выдан 23 октября 2018 г., а других документов, на которые ссылалась истец, она не представила», – отметил Павел Царьков.

Член Совета АП МО сообщил, что кассационная жалоба уже подана. По его мнению, это дело – пример отмены правильного по существу решения по формальным соображениям. «Объективно решение квалифкомиссии совершенно правильное. Апелляционное определение неисполнимо, и, если оно не будет отменено, суд столкнется с проблемой его разъяснения», – полагает Павел Царьков.

Поделиться