Лента новостей

29 сентября 2020 г.
«Фемида» для лучших юристов 2019 года
Высшей юридической премии удостоены представители адвокатского сообщества
29 сентября 2020 г.
Первоочередные задачи корпорации
Совет ФПА РФ принял решения по актуальным для российской адвокатуры вопросам
29 сентября 2020 г.
Урегулировать право на обжалование ОРМ
Минюст разместил для общественного обсуждения законопроекты о внесении изменений в ст. 5 и 9 Закона об оперативно-розыскной деятельности и ст. 125 УПК

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Отличие убийства от причинения смерти

25 июня 2018 г. 12:45

Павел Яни уверен, что уголовный закон «невозможно понять без перевода»


25 июня участникам вебинара ФПА РФ была предоставлена возможность прослушать очередную лекцию доктора юридических наук, профессора кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, члена НКС при Верховном Суде РФ, главного редактора журнала «Уголовное право» Павла Яни.

Свое выступление на тему «Сложности квалификации убийства» лектор начал с заявления, что уголовный закон – это норма об ответственности за преступление, но для перевода этой нормы с юридического на язык национального судопроизводства необходимо толкование, которое можем быть грамматическим или систематическим. Таким толкованием являются, в частности, практикообразующие решения Верховного Суда, а также постановления Пленума ВС, имеющего право формировать правовую позицию не по конкретным делам, которая влияет на дальнейшее применение закона.

Уголовный закон, по словам Павла Яни, «невозможно понять без перевода, а переводчики бывают разными». В значительном числе случаев правильное применение уголовного закона – суть нашей договоренности по его пониманию. Если высший суд публикует свое решение, то правоприменитель будет толковать закон именно в соответствии с этим решением, хотя профессора могут давать свою, совершенно иную трактовку. И это абсолютно нормально, в этом суть научных подходов.

Коснувшись вопроса о том, что у жизни есть начало и есть окончание, и, следовательно, нужно дать юридическое определение, когда же начинается жизнь, которая достойна защиты, лектор задал несколько риторических вопросов: можно ли привлечь к ответственности того, кто убил ребенка до его появления на свет; принадлежит ли жизнь каждому из нас; что будет, если убить хотели одно лицо, а погибло другое?

После этого Павел Яни перешел к рассказу о составе преступления, материальности этого состава и его стадиях, остановившись на стадиях подготовительных действий и объективной стороны. «Производится выстрел сегодня, но человек умирает через месяц. Когда было совершено это преступление: когда совершены действия или когда наступили последствия?» – об этом продолжают спорить ученые.

Есть у убийства и субъективная сторона. На конкретных примерах лектор разъяснил отличия убийства от причинения смерти, прямого умысла от косвенного, описал особо сложные случаи, когда умысел не конкретизирован или убийство совершено общеопасным способом.

«Там, где большинство видит косвенный умысел, я вижу прямой», – заявил Павел Яни и далее пояснил, почему прямой умысел можно увидеть, даже если смерть не произошла, и почему прямого умысла может и не быть, даже если человек погиб в результате насильственных действий.

Павел Яни привел список рекомендованных им научных работ, в которых описаны преступления против личности и методика их квалификации.

Анализируя ч. 2 ст. 105 УК РФ, лектор рассказал о том, как может измениться умысел в процессе преступления, в каких случаях надо усматривать общий умысел при совершении нескольких убийств, и привел пример «фикционной совокупности» при сопряженности нескольких преступлений. Он также разъяснил, в каких случаях преступление можно считать продолжаемым, когда надо различать убийство двух и более лиц от убийства одного лица и посягательства на жизнь второго, в каких случаях преступление надо считать совершенным с особой жестокостью или из хулиганских побуждений.

Обратив внимание на то, что далеко не всегда имеется нормативное толкование Пленума Верховного Суда РФ и потому по схожим преступлениям в конкретных судебных решениях может быть дана разная квалификация, Павел Яни сказал, что «наша задача – добиться устойчивой судебной практики».

После выступления спикер ответил на вопросы слушателей.

Обращаем внимание, что повтор вебинара состоится в эту субботу, 30 июня.

Поделиться