Лента новостей

27 ноября 2021 г.
От полярности – к общей позиции
27 ноября проходит IX Общероссийский гражданский форум
26 ноября 2021 г.
«Гражданский мир»
27 ноября 2021 г. состоится IX Общероссийский гражданский форум
26 ноября 2021 г.
Как сделать налоговые риски управляемыми
Адвокатам объяснили, какие условия нужно включать в договор, чтобы снизить или предотвратить имущественные потери при использовании права на налоговый вычет НДС в будущем

Мнения

Вячеслав Астафьев
26 ноября 2021 г.
Работать на благо адвокатуры, быть гибким, но не прогибаться
Молодежь остро чувствует проблемы сегодняшнего дня, являясь индикатором перемен

Интервью

Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
22 ноября 2021 г.
Вадим Клювгант
Крайности смыкаются и отторгаются, а безответственность и безнаказанность всегда способствуют злоупотреблениям
Проекты законодательных норм об ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему обездвижены

Отказ в свидании с подзащитным – явление системное

25 ноября 2020 г. 09:52

Свердловский областной суд указал, что ограничение свиданий с осужденными в период пандемии не распространяется на адвокатов


Свердловский областной суд опубликовал апелляционное определение от 14 октября, которым оставил без изменения решение первой инстанции о признании незаконными действий регионального учреждения ФСИН по отказу защитнику в предоставлении свидания с осужденным под предлогом ограничительных мер, направленных на борьбу с распространением коронавируса. Все документы имеются у «АГ». Адвокат АП Свердловской области Роман Качанов предположил, что отказ в предоставлении свидания в ФКУ «ЛПУ № 21 УФСИН России по Республике Мордовия» – явление системное. В связи с этим адвокат направил судебные акты в региональную палату для принятия соответствующих мер.

В свидании отказано

На 31 марта 2020 г. было назначено судебное заседание в Темниковском районном суде Республики Мордовия по рассмотрению материала по освобождению осужденного Ильи Романова от дальнейшего отбывания наказания в связи с наличием у него тяжелого заболевания. С целью согласования позиции по делу и проверки самочувствия доверителя адвокат АП Свердловской области Роман Качанов прибыл за день до заседания, 30 марта, в ФКУ «ЛПУ № 21 УФСИН России по Республике Мордовия» для оказания квалифицированной юридической помощи Илье Романову.

Адвокат написал заявление на имя начальника учреждения, где указал, что с целью соблюдения санитарно-эпидемиологических требований во время свидания им будут использованы марлевая маска, резиновые гигиенические перчатки, будет соблюдена социальная дистанция в 2 метра. Продолжительность свидания, как указал адвокат, запланирована не более 20 минут.

Ознакомившись с заявлением, врио начальника ЛПУ № 21 Андрей Головин в устной форме отказал Роману Качанову в свидании. При этом он предложил составить и подать заявление с просьбой сообщить об основаниях отказа в свидании, что адвокат и сделал.

Ответом от 9 апреля Андрей Головин сообщил: «Разъясняю о том, что Постановлением Минюста ФСИН Главного государственного санитарного врача ФСИН России А.А. Галкина от 16.03.2020 № 15 “О введении дополнительных санитарно-противоэпидемиологических (профилактических) мер, направленных на недопущение возникновения и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)” пунктом 1.1 приостановлены предоставления в учреждениях территориальных органов ФСИН России, следственных изоляторов ФСИН России (далее – учреждения УИС) длительных и краткосрочных свиданий. (Срок исполнения – с 16.03.2020 и до особого указания)».

Адвокат обратился в суд

Роман Качанов обратился в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с административным иском к Андрею Головину, поданным в том числе от имени Ильи Романова. Защитник указал, что отказ в предоставлении свидания нарушает право осужденного на квалифицированную юридическую помощь, а также его профессиональное право как адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. В соответствии с ч. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Он также отметил, что согласно п. 10 ч. 5 ст. 19 Закона об основах охраны здоровья граждан пациент имеет право на допуск к нему адвоката или законного представителя для защиты своих прав.

Роман Качанов заметил, что ст. 89 УИК РФ четко разделяет краткосрочные (длительные) свидания с родственниками и иными лицами, которые предоставляются с целью поддержания социальных связей, и свидания с адвокатами (иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи), которые предоставляются исключительно с единственной целью – оказание юридической помощи. Таким образом, подчеркнул адвокат, ссылка врио начальника учреждения на то, что приостановлены предоставления в учреждениях территориальных органов и следственных изоляторов ФСИН России длительных и краткосрочных свиданий, не является законным основанием для воспрепятствования в свидании с адвокатом, которое по своей правовой природе не является ни краткосрочным, ни длительным.

Роман Качанов сослался на Постановление КС РФ от 26 декабря 2003 г. № 20-П, согласно которому непосредственное общение с адвокатом – важная составляющая права на получение квалифицированной юридической помощи, которое в силу Конституции ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению, в том числе в части определения количества и продолжительности предоставляемых в этих целях свиданий.

Кроме того, защитник заметил, что в Решении от 6 июня 2014 г. (дело № АКПИ14-472) Верховный Суд РФ, проанализировав нормы Конституции, федеральных законов, решения Конституционного Суда, пришел к выводу, что в настоящее время ни Конституция РФ, ни федеральные законы не ограничивают право осужденных на юридическую помощь, в том числе относительно встреч с адвокатами, поэтому данное право не может быть ограничено на уровне ведомственного нормативного акта.

Роман Качанов попросил суд признать незаконным действие административного ответчика по отказу в предоставлении 30 марта свидания с Ильей Романовым и возложить обязанность на административного ответчика устранить допущенные нарушения.

Тяжелобольному осужденному свидание не положено

В возражениях на иск отмечалось, что, согласно законодательству, у осужденного есть право на свидание с адвокатом. Право адвоката на свидание с осужденным производно от права осужденного на получение юридической помощи. За оспариваемый период от Ильи Романова ни устных, ни письменных заявлений, адресованных администрации ФКУ ЛПУ № 21 УФСИН России по Республике Мордовия, о предоставлении ему свидания с Романом Качановым не поступало. Учреждение указало, что состояние осужденного оценивается как тяжелое, а потому больной присутствовать на краткосрочном свидании не может.

«Таким образом, исходя из смысла норм Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, свидание с осужденным адвокату предоставляется в том случае, если осужденный в состоянии самостоятельно на это свидание прибыть. Тяжелобольному осужденному свидание не положено, а значит, право на получение юридической помощи реализовано быть не может в связи с не зависящей от сотрудников исправительного учреждения причиной – болезнью осужденного», – подчеркивается в документе.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично

Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга, сославшись на указанные в административном иске законоположения, отметил, что свидание с адвокатом является одной из форм реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи. По своему характеру данные свидания необходимо отличать от краткосрочных и длительных свиданий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 89 УИК РФ, которые предоставляются осужденным с родственниками или иными лицами в целях сохранения социально-полезных связей.

Суд заметил, что ни Закон об основах охраны здоровья граждан, ни Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения не устанавливают ограничений по допуску адвоката по санитарно-эпидемическим основаниям.

Первая инстанция посчитала, что п. 1.1 Постановления Главного государственного санитарного врача ФСИН России вводит ограничения на предоставление осужденным свиданий с родственниками и иными близкими лицами, предусмотренных ч. 1–3 ст. 89 УИК РФ, но никоим образом не регулирует, в том числе не ограничивает, порядок допуска к осужденному адвоката в целях получения квалифицированной юридической помощи. Кроме того, суд заметил, что в более поздних приказах Главного государственного санитарного врача ФСИН России порядок осуществления допуска адвокатов на территорию учреждений ФСИН регулируется отдельно (например, п. 11 и 12 Постановления главного государственного санитарного врача ФСИН России от 6 апреля № 92, Постановление главного государственного санитарного врача ФСИН России от 27 апреля № 345) наряду с посещением таких учреждений сотрудниками правоохранительных органов, общественных наблюдательных комиссий.

Суд посчитал, что не являются основанием для обратного вывода и ссылки УФСИН России по Республике Мордовия на постановления Главного государственного санитарного врача РФ, касающиеся дополнительных мероприятий по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (от 24 января № 2, от 2 марта № 5, от 13 марта № 6), а также приказ Минздрава России от 19 марта № 198н, Указ Главы Республики Мордовия от 17 марта № 78-УГ «О введении на территории Республики Мордовия режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по защите населения от новой коронавирусной инфекции COVID-19», поскольку положениями данных нормативных актов порядок допуска к осужденному адвоката не регулируется.

Также суд нашел несостоятельными ссылки административных ответчиков о наличии иных оснований, свидетельствующих об отсутствии объективной возможности предоставления Илье Романову свидания ввиду состояния его здоровья, отсутствия с его стороны заявления о таком свидании. Первая инстанция заметила, что данные обстоятельства основанием к отказу в предоставлении Роману Качанову свидания с осужденным в ответе не указаны.

Суд посчитал, что оспариваемые действия административных ответчиков не соответствуют требованиям закона и нарушают права административных истцов на получение и оказание квалифицированной юридической помощи, в связи с чем исковые требования о признании незаконным отказа в предоставлении адвокату свидания с осужденным подлежат удовлетворению.

В то же время, заметила первая инстанция, основания удовлетворить требования в части возложения на административных ответчиков обязанности устранить допущенное нарушение прав административных истцов отсутствуют, поскольку, как следует из справки ЛПУ-21, Илья Романов освобожден от отбывания наказания.

Таким образом, суд частично удовлетворил административный иск, признав незаконным отказ в предоставлении Роману Качанову свидания с Ильей Романовым.

Дальнейшее обжалование в апелляции

ЛПУ-21 подало апелляционную жалобу в Свердловский областной суд, указав, что в связи с тяжелым состоянием здоровья осужденный не мог передвигаться и, соответственно, присутствовать в помещении для краткосрочного свидания, а допуск Романа Качанова в палату терапевтического отделения на свидание не предусмотрен законодательством РФ.

Учреждение отметило, что Приказом Минздрава № 198н предписано введение ограничительного режима посещений в отделениях медицинских организаций. Кроме того, Указом Главы Республики Мордовия от 17 марта № 78-УГ республиканскому УФСИН также рекомендовано принять меры к ограничению посещения гражданами осужденных в учреждениях, исполняющих наказания. Данные нормативные акты приняты в целях реализации мер по профилактике к снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции в условиях сложившейся эпидемиологической ситуации: «Следовательно, необходимо применение всех вышеуказанных нормативных правовых актов во взаимосвязи, в не в отдельности».

В возражениях на апелляционную жалобу Роман Качанов отметил, что факт того, что ЛПУ-21 является лечебно-профилактическим учреждением уголовно-исполнительной системы, предназначенным для оказания стационарной и консультативной квалифицированной и специализированной медицинской помощи осужденным к лишению свободы, а также подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, не влияет на правовой статус Ильи Романова как осужденного, Романа Качанова как адвоката и, соответственно, на правовой режим свиданий осужденных с адвокатами, урегулированный прежде всего ст. 48 Конституции РФ, нормами международного права, ст. 6 Закона об адвокатуре, ч. 4 ст. 89 УИК РФ и др.

По мнению защитника, тот факт, что у осужденного на момент запрашиваемого свидания имелся определенный диагноз и он находился в палате, не мог самостоятельно прийти на свидание, правового значения не имеет. Роман Качанов указал, что основания (причины) для отказа в предоставлении адвокатского свидания были иные, а не тяжесть состояния здоровья Ильи Романова и невозможность его к самостоятельному передвижению. Эти основания не являлись предметом судебного разбирательства. При этом он отметил, что до 30 марта ему неоднократно предоставлялись свидания с осужденным в ФКУ ЛПУ-21, при этом как в палате, так и в иных помещениях – Илью Романова сотрудники учреждения привозили туда на инвалидной коляске.

Роман Качанов указал, что факт того, что Приказом Минздрава России № 198н предписано введение ограничительного режима посещений в отдельных медицинских организациях, а Указом Главы Республики Мордовия № 78-УГ рекомендовано принять меры к ограничению посещения гражданами осужденных в учреждениях, исполняющих наказание, правового значения для настоящего дела не имеет, так как адвокат не относится к числу рядовых посетителей осужденных, а является лицом, оказывающим квалифицированную юридическую помощь, правовой режим которой регулируется прежде всего ст. 48 Конституции РФ и федеральными законами.

«Кроме того, ограничение в посещениях не означает их полный запрет, так как определенные законом лица по долгу своей службы (работы) не только имеют право, но и обязаны, при соблюдении всех необходимых мер предосторожности, посещать осужденных или иных лиц», – подчеркнул он.

Изучив материалы дела, Свердловский областной суд пришел к выводу, что доводы жалобы направлены на переоценку установленных первой инстанцией обстоятельств, между тем основания для иной оценки и иного применения норм материального и процессуального права в данном случае отсутствуют, новых обстоятельств, которые бы опровергали выводы первой инстанции, не содержат. В связи с чем оснований, предусмотренных ст. 310 КАС РФ для отмены или изменения решения суда, не установлено.

Отказ в свидании с подзащитным – явление системное

В комментарии «АГ» Роман Качанов выразил удовлетворение определением апелляционного суда. Он добавил, что намерен взыскать судебные издержки и компенсацию морального вреда в том числе в отношении Ильи Романова.

Адвокат указал, что в АП Свердловской области за помощью не обращался: «Мои права были нарушены в регионе, на который полномочия АП Свердловской области не распространяются». В то же время он заметил, что уже направил судебные акты в АП Республики Мордовия для принятия соответствующих мер. «Как я понял, не пускали не только меня, но и других адвокатов. Это уже системное явление», – подчеркнул Роман Качанов.

Марина Нагорная

Поделиться