Лента новостей

27 мая 2019 г.
Значимый этап развития суда присяжных
КС РФ разъяснил, когда суд присяжных может рассматривать дела в отношении несовершеннолетних
24 мая 2019 г.
Знания, необходимые каждому адвокату
ФПА РФ запускает новый образовательный проект для адвокатов «Школа стажера»
24 мая 2019 г.
Долгожданное постановление
Правительство утвердило Постановление, определяющее градацию размеров вознаграждения адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению

Мнения

Сергей Иванов
24 мая 2019 г.
Право на защиту, а не на услугу
О досрочном прекращении защиты в связи с отказом доверителя от оплаты

Интервью

О преследовании адвокатов за гонорар
23 мая 2019 г.
Вадим Клювгант
О преследовании адвокатов за гонорар
Интервью у Вадима Клювганта берет руководитель Департамента информационного обеспечения ФПА РФ Мария Петелина

Особое мнение

17 ноября 2015 г. 16:08

Опубликовано особое мнение судьи КС РФ Константина Арановского по делу о разглашении данных предварительного расследования


Судья КС Константин Арановский в своем особом мнении по делу о разглашении данных предварительного расследования, которое ранее было рассмотрено КС по жалобе адвоката Дмитрия Динзе и его доверителя Олега Сенцова, отметил, что привлекать адвоката к уголовной ответственности за разглашение указанных данных возможно только в случае, если было доказано причинение действительного вреда интересам предварительного расследования в результате таких действий.


Также, по мнению судьи КС, не может оставаться в силе запрет на разглашение данных предварительного расследования в случае, если такие данные уже стали публичными, в том числе, если следствие само предало их огласке.


В особом мнении Константина Арановского указано, что «разглашение данных предварительного расследования не относится к сугубо формальным составам преступлений, обусловленным одним лишь нарушением запрета. Поэтому и уголовная ответственность защитника не может наступить безотносительно к тому, доказано или нет причинение действительного вреда интересам предварительного расследования, правам и законным интересам участников уголовного судопроизводства. Это значит также, что привлечь к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования нельзя, пока не будет установлено, был ли причинен какой-либо вред, в чем он состоит и кому или чему он был причинен».


Кроме того, судья КС отмечает, что «запрет разглашения и сама тайна следствия не могут оставаться в силе, когда сведения уже стали публичными, в том числе, когда их публично изложило само следствие. Так бывает, когда органы следствия (его пресс-служба), “жертвуя” тайной, распространяют публичные, в том числе эффектные, сообщения, например, о происшествиях, о возбуждении уголовного дела, о его участниках, о существе обвинения, об арестах и даже о доказательствах, особенно об изъятых ценностях, тем самым заблаговременно обличая злодеяния и злодеев. Запретить стороне защиты в том же публичном порядке упоминать эти сведения, комментировать их, опровергать, уточнять, оценивать, дополнять со своей стороны и возражать оценочным суждениям обвинения было бы сомнительно, имея в виду и состязательность, и право широкого круга субъектов на поиск и получение публично значимой информации, не говоря уже о праве на ее распространение. Если сторона обвинения (следствие) ищет публичности, чтобы, например, получить общественную поддержку или просто информировать общественность, то и защите нельзя в такой возможности отказать. Ей нельзя запретить распоряжаться при этом полученными сведениями и в иных законных целях.


Кроме того, не могут оставаться следственной тайной и такие сведения, в том числе протокольно-документальные, которые были представлены на исследование суду в открытом разбирательстве, в том числе об избрании меры пресечения или об обжаловании действий (бездействия), решений дознания, следствия и прокурора по правилам статьи 125 УПК Российской Федерации. В силу процессуального закона эти сведения и материалы становятся открытыми, а потому их передача и обсуждение не могут быть ограничены собственной следственной тайной».


Ознакомиться с полным текстом особого мнения Константина Арановского можно здесь

http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision213619.pdf

Поделиться