Лента новостей

30 июля 2021 г.
Поделиться опытом и принять своевременные решения
Состоялось рабочее совещание руководителей региональных отделений ФСАР
30 июля 2021 г.
Адвокатские партнерства: это как?
О старых и новых формах адвокатских образований
29 июля 2021 г.
Приговор явился следствием преследования адвоката за его позицию по делу
Мособлсуд оставил в силе обвинительный приговор адвокату, осужденному за клевету на судью

Мнения

Алла Токманева
22 июля 2021 г.
Социально важное и нужное для общества дело
О развитии государственной системы бесплатной юридической помощи в Брянской области

Интервью

Чему не учат в вузах
22 июля 2021 г.
Максим Семеняко
Чему не учат в вузах
Санкт-Петербургский институт адвокатуры специализируется на прикладной тематике

Особенная ситуация

25 марта 2021 г. 17:20

Адвокат АП Краснодарского края обжалует постановление об отводе, вынесенное после вручения повестки о вызове на допрос


Как стало известно «АГ», адвокат АП Краснодарского края (АП КК) Вадим Кряколов 19 февраля подал жалобу в Октябрьский районный суд г. Краснодара на постановление о его отводе, вынесенное одновременно с вручением повестки о вызове на допрос в качестве свидетеля. Следователь в один и тот же день вынес оба документа, несмотря на то что адвокат не подписал протокол допроса и отказался от участия в нем. Вадим Кряколов отметил, что за десять лет практики впервые столкнулся с такой ситуацией и уже подал жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ на незаконные решения и действия следователя. Член Комиссии АП КК по защите профессиональных прав адвокатов Денис Кремер назвал ситуацию Вадима Кряколова особенной, поскольку его отвели сразу после вручения повестки о вызове на допрос.

Обстоятельства отвода

В производстве старшего следователя 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Краснодарскому краю Филиппа Шеврикуко находится уголовное дело, возбужденное в отношении Ф. и иных лиц по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 171.2 УК РФ. Вадим Кряколов оказывал Ф. правовую помощь на стадии проведения процессуальной проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ, в том числе присутствовал при осмотре места происшествия, консультировал Ф., вырабатывал позицию защиты и собирал доказательства.

15 февраля Вадим Кряколов по заявлению Ф. вступил в уголовное дело, предъявив следователю удостоверение адвоката и ордер. В этот же день следователь вручил защитнику повестку о вызове его на допрос в качестве свидетеля, после чего вынес постановление об отводе. В постановлении он сослался на п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве свидетеля. Также следователь процитировал ч. 1 ст. 56 УПК РФ о том, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

Прибыв в кабинет следователя после второй повестки, Вадим Кряколов отказался от участия в допросе и от подписи протокола допроса, разъяснив следователю нормы законодательства об адвокатской тайне, а также о судебном порядке вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля. После этого адвокат направил письмо в АП Краснодарского края с просьбой разъяснить порядок его дальнейших действий. В нем Вадим Кряколов указал, что следователь пытался получить информацию, ставшую известной в связи с оказанием юридической помощи.

Адвокатская палата напомнила о рекомендациях ФПА

В вынесенном по запросу адвоката заключении (имеется у «АГ») Комиссия АП КК по защите профессиональных прав адвокатов указала, что согласно процитированному следователем п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого.

Комиссия отметила, что участие лица в уголовном деле представляет собой совершение им определенных действий, предусмотренных законом для соответствующей должности или процессуального статуса. Участие свидетеля в уголовном деле является оконченным после завершения его первого допроса в таком качестве с составлением соответствующего протокола по нормам УПК РФ. Формальный вызов на допрос в качестве свидетеля не образует участия в уголовном деле, подчеркивается в заключении.

В документе указывается, что по аналогии для иных лиц, перечисленных в п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, защитник не может быть отведен от участия в деле, если: ему ранее как эксперту назначалось проведение экспертизы по этому же делу, но он ее не проводил; ему как следователю поручалось расследование данного уголовного дела, но он его к своему производству не принимал; он назначался переводчиком по этому уголовному делу, но ни в одном следственном действии участия не принимал. Таким образом, заметила Комиссия, отвод на основании вызова на допрос в качестве свидетеля до фактического завершения такого допроса является незаконным.

Одновременно, заметила Комиссия, постановление обосновано ссылкой на норму ч. 1 ст. 56 УПК РФ о том, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 настоящей статьи. Согласно же п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежит допросу в качестве свидетеля адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого.

«Как указывает заявитель, на допросе, состоявшемся 25 февраля 2021 г., следователь пытался получить от адвоката информацию, которая стала ему известна от подзащитной, а также настаивал на том, чтобы адвокат своими показаниями изобличил свою подзащитную в инкриминируемых ей деяниях. Оснований сомневаться в правдивости этих утверждений адвоката у Комиссии не имеется. В связи с чем Комиссия приходит к выводу о том, что уже в момент вызова адвоката Кряколова В.И. на допрос следователь осознавал незаконность своих действий. Это следует в том числе и из того, что он в постановлении об отводе процитировал ту самую “запретительную” норму», – отмечается в заключении.

Комиссия указала, что в соответствии с п. 3 ст. 56 УПК РФ и ст. 8 Закона об адвокатуре адвокат (защитник) не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

В отношении вопроса о том, с какого времени сведения, собранные адвокатом при оказании юридической помощи, относятся к адвокатской тайне и получают процессуальные гарантии неприкосновенности, Конституционный Суд применительно к возможности допроса адвоката в качестве свидетеля ранее выработал ряд правовых позиций, отмечается в заключении. Так, юридическая помощь адвоката (защитника) не очерчивается лишь процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства (постановления от 27 марта 1996 г. № 8-П и от 28 января 1997 г. № 2-П; определения от 6 июля 2000 г. № 128-О и от 29 мая 2007 г. № 516-О-О).

При этом, заметила Комиссия, в Определении № 516-О-О прямо указано: «Защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в нем в качестве свидетеля. Это правило не может препятствовать участию в уголовном деле избранного обвиняемым защитника, ранее не допрашивавшегося в ходе производства по делу, так как исключает возможность допроса последнего в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений».

В Определении от 15 января 2016 г. № 76-О КС РФ указал, что установленный в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, «распространяется на обстоятельства любых событий – безотносительно к тому, имели они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника, а также независимо от того, кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем».

Отмечается, что в Определении от 11 апреля 2019 г. № 863-О КС РФ указал, что проведение в отношении адвокатов других следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-разыскных мероприятий также допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре.

Комиссия отметила, что судебный порядок вызова адвоката на допрос является общеобязательным и не подлежит обсуждению правоприменителями. В отсутствие прямого описания в УПК РФ порядка такого вызова по аналогии закона подлежит применению порядок, закрепленный в ст. 165 УПК РФ.

Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов предложила Вадиму Кряколову следовать Рекомендациям по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности, утвержденным решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2009 г. В частности, Комиссия посоветовала обжаловать вызов на допрос, допрос в качестве свидетеля и постановление об отводе адвоката. Также Совету АП Краснодарского края рекомендовано направить в судебные заседания адвоката из числа членов Комиссии для участия в качестве защитника по жалобам Вадима Кряколова.

Жалоба до сих пор не рассмотрена

В комментарии «АГ» Вадим Кряколов отметил, что за десять лет практики впервые столкнулся с такой ситуацией и уже подал жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ на незаконные решения и действия следователя. Доводы жалобы аналогичны доводам, указанным в заключении Комиссии. Вадим Кряколов указал, что в настоящее время доверительницу защищает другой адвокат. Он добавил, что, несмотря на то что жалоба была подана им больше месяца назад, она до сих пор не рассмотрена судом.

Член Комиссии АП КК по защите профессиональных прав адвокатов Денис Кремер назвал ситуацию Вадима Кряколова особенной, поскольку его отвели сразу после вручения повестки о вызове на допрос: «УПК нам говорит, что лицо не может участвовать в деле, если оно ранее участвовало в нем в качестве свидетеля. В данном случае адвокат вступил в дело, вручил следователю ордер, а в обмен получил повестку о вызове на допрос и постановление об отводе. Фактически никаких следственных действий проведено не было, и его тут же отвели».

«Действительно, с адвокатами проводятся следственные действия и потом выносятся постановления об отводе, однако данный случай за пределами закона. Во-первых, постановление об отводе вынесено до проведения следственного действия, а во-вторых, разрешение суда на проведение следственного действия отсутствует. Это очень нехорошая тенденция. Таким образом из дела можно исключить любого адвоката», – посчитал Денис Кремер.

Он указал, что согласно п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФзащитник не может участвовать в деле, если ранее участвовал в качестве свидетеля. При этом «ранее участвовал» считается оконченным, когда окончено соответствующее процессуальное действие, например подписан протокол допроса свидетеля. «Это новация конкретного следственного отдела. Было усмотрение следователя, что интересы обвиняемых противоречат друг другу, но с такой ситуацией мы еще не сталкивались. Мы сейчас формируем практику по данному вопросу», – отметил Денис Кремер.

Марина Нагорная

Поделиться