Лента новостей

23 октября 2019 г.
В адвокатуре нет отношений власти и подчинения, но есть разделение компетенций
Для того чтобы адвокатура придерживалась единых принципов, нужна структура, которая несет за это ответственность
23 октября 2019 г.
Абсурдность уголовного преследования
Адвокат АП Ростовской области Наталья Сахарова помещена под домашний арест
22 октября 2019 г.
Как соединить теорию с практикой
Адвокатам рассказали о законодательных новеллах, касающихся адвокатской деятельности, и их практическом применении

Мнения

Гульнара Багишова
23 октября 2019 г.
Новые схемы, лишенные логики и здравого смысла
О попытке адвоката обойти порядок назначения защитника по уголовному делу

Интервью

Тройка рассудит
18 октября 2019 г.
Михаил Толчеев
Тройка рассудит
Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Михаил Толчеев ответил на вопросы читателей «Российской газеты»

Опасный прецедент

14 января 2019 г. 11:22

Крымский Минюст вынес предписание об исключении Эмиля Курбединова из состава коллегии адвокатов


Управление Министерства юстиции РФ по Республике Крым 18 декабря 2018 г. направило адвокату АП Республики Крым Эмилю Курбединову и в Крымскую центральную коллегию адвокатов предписание о том, что он не может входить в состав учредителей (членов) коллегии. Как сообщает «АГ», ведомство сослалось на Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», запрещающий входить в него лицам, в действиях которых суд установил наличие признаков экстремистской деятельности. Как указано в документе, «руководствуясь положениями п. 5 ч. 5 ст. 32 Закона № 7-ФЗ и ст. 7 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ “О противодействии экстремистской деятельности”, Управление выносит Организации предупреждение и обязывает устранить нарушения действующего законодательства, указанные в настоящем предупреждении». В соответствии с предписанием указанные нарушения должны быть устранены до 1 марта.

Эмиль Курбединов считает предписание не только прямым вмешательством в адвокатскую деятельность, но и очень опасным прецедентом. Один из его защитников добавил, что таким образом адвоката фактически пытаются лишить адвокатской практики без лишения статуса. Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров в свою очередь напомнил, что адвокатские образования создаются и действуют в соответствии с Законом об адвокатуре, а не с Законом об НКО.

История вопроса

Как ранее писала «АГ», Киевский районный суд г. Симферополя Республики Крым постановлением от 7 декабря 2018 г. признал Курбединова виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ с назначением наказания в виде пяти суток административного ареста.

Постановление было мотивировано тем, что адвокат на своей странице в Facebook публично демонстрировал символику, которая согласно заключению специалиста Института стран СНГ в Республике Крым А. Никифорова является атрибутикой и символикой террористической организации «Партия исламского освобождения», пропаганда и публичная демонстрация которых в России запрещены законом. Также отмечалось, что спорные изображения были доступны для просмотра неограниченному кругу лиц до момента обнаружения, то есть до 6 декабря. Таким образом, адвокат нарушил требования Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Эмиль Курбединов и его защитники, не согласившись с решением суда, обратились в ВС Республики Крым с жалобами, в которых просили прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава преступления. Они также обратили внимание ВС РК, что репост адвокатом спорных публикаций был произведен в 2013 г., когда Республика Крым относилась к юрисдикции Украины, не предусматривающей ответственности за данные деяния.

По мнению защиты, оспариваемым постановлением нарушены гарантии, предусмотренные ст. 6 и 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, – право на справедливое судебное разбирательство и наказание исключительно на основании закона, ст. 10 Конвенции – право распространять информацию без вмешательства государства, положения ст. 1.8 – действие закона в пространстве, а также ст. 3.9 КоАП – назначение административного ареста.

Кроме того, защита указала, что адвокат привлечен к ответственности на основании закона, который никогда не был опубликован на территории Крыма, и на момент вынесения решения суда сроки привлечения к административной ответственности истекли.

Однако решение суда первой инстанции осталось в силе – ВС Республики Крым отказал в удовлетворении более десятка жалоб защитников Курбединова.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Геннадий Шаров в комментарии «АГ» тогда отметил, что АП Республики Крым сделала все необходимое в данной ситуации, особо подчеркнув действия президента АПРК: узнав, что арестованный адвокат ведет резонансные дела в других регионах, она незамедлительно оповестила своих коллег о возможных рисках, попросив их не торопиться с выделением для его доверителей адвокатов по назначению и проконтролировать в отношении них соблюдение ч. 3 ст. 50 УПК РФ. Тем не менее, «получив исчерпывающую информацию от АПРК, ФПА взяла ситуацию под собственный контроль».

Позиция Эмиля Курбединова и его защитников

Эмиль Курбединов считает предписание не только прямым вмешательством в адвокатскую деятельность, но и очень опасным прецедентом. «Думаю, все коллеги должны подключиться к обсуждению этой важной темы. Для меня является нонсенсом, что Минюст, используя такие рычаги, как административное правонарушение, может вывести какого-либо адвоката из состава коллегии», – пояснил он.

Адвокат добавил, что, когда в 2017 г. он привлекался к административной ответственности по той же статье, реакции Минюста не последовало. «Полагаю, Министерство сначала должно было, как минимум, обратиться в адвокатскую палату, и тогда уже адвокатское сообщество само должно было принимать решение, выводить ли адвоката из состава коллегии и т.д. То, что сейчас происходит, считаю абсолютно незаконным», – пояснил Эмиль Курбединов.

По его мнению, появление предписания является попыткой оказать давление не только на него, но и на всю коллегию. На вопрос о том, будет ли адвокат обращаться за содействием в региональную палату, он ответил, что намерен написать обращение как в АПРК, так и в ФПА РФ, поскольку считает, что это касается всех коллег и является опасной тенденцией.

Один из защитников Эмиля Курбединова, адвокат Алексей Ладин также считает предписание Минюста неприкрытым давлением на коллегу. «Фактически его пытаются лишить адвокатской практики без лишения статуса, – пояснил Алексей Ладин. – Согласно предписанию Эмиль Курбединов не может быть ни учредителем, ни членом коллегии. Единственная форма образования, которая доступна для него в данном случае, – адвокатский кабинет, но в связи с ограничениями, установленными Законом об адвокатуре, адвокат может выбрать данную форму образования, только если его стаж составляет пять лет и более, а в Республике Крым российское право начало действовать с 2014 г.».

Таким образом, по мнению защитника, данным предписанием Минюст «выдавливает» Курбединова из адвокатуры.

Эмиль Курбединов и его защитники добавили, что предписание в числе прочих документов уже направлено в ЕСПЧ в качестве требования о приоритетности рассмотрения их жалобы.

Комментарий Минюста России

Редакция «АГ» обратилась в Министерство юстиции РФ с запросом, в котором просила прокомментировать, правомерно ли данное предписание его территориального управления, каким образом оно может быть реализовано и какими нормами законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре регламентируется его реализация.

Минюст России не ответил на поставленные вопросы и лишь повторил содержание предписания. При этом ведомство отметило, что в территориальное управление поступило вступившее в законную силу решение Киевского районного суда г. Симферополя о признании Эмиля Курбединова виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.3 КоАП (пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами).

«В этой связи в адрес Ассоциации “Крымская центральная коллегия адвокатов” г. Симферополя направлено предупреждение о принятии мер по исключению Э.М. Курбединова из состава ее членов со сроком устранения нарушений не позднее 1 марта 2019 г.», – сообщается в ответе.

Позиция АП Республики Крым

Президент АП Республики Крым Елена Канчи сообщила, что АПРК делает все возможное для защиты прав и законных интересов адвокатов, обеспечения гарантий их профессиональной деятельности. «В данной ситуации закон предусматривает право обжалования таких предупреждений. Это находится в прямой связи с подачей адвокатом либо коллегией адвокатов соответствующей жалобы в суд. АПРК, в соответствии с требованиями закона, правом на обжалование предупреждения не наделена», – пояснила она. При этом президент палаты подчеркнула, что АПРК готова оказать всю необходимую правовую и методическую поддержку, однако обращения по данному поводу пока не поступали.

Комментарий вице-президента ФПА РФ

Комментируя предписание, вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров отметил, что по его смыслу республиканское Управление Минюста, ссылаясь на ст. 7 Закона о противодействии экстремизму и п. 5 ч. 5 ст. 32 Закона о некоммерческих организациях, вынесло предупреждение Крымской центральной коллегии адвокатов устранить нарушение, выразившееся в том, что один из ее учредителей признан судом виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.3 КоАП РФ.

Геннадий Шаров добавил, что, во-первых, ст. 7 Закона о противодействии экстремизму предусматривает возможность вынесения предупреждения организации только при наличии признаков экстремизма в деятельности самой этой организации, а в данном случае виновным признан один из ее членов.

«Во-вторых, органы юстиции действительно осуществляют функции по контролю и надзору за соблюдением адвокатскими образованиями законодательства и вправе вынести им предупреждение, но только в случае выявления действий, противоречащих целям, предусмотренным учредительными документами. Адвокатское образование не может нести ответственности за нарушение КоАП отдельными адвокатами этого адвокатского образования», – отметил Геннадий Шаров.

В-третьих, добавил он, деятельность адвокатуры как корпорации, призванной обеспечивать осуществление особых публично-правовых функций, регулируется специальным Законом об адвокатской деятельности – об этом прямо говорится во введенной в 2015 г. ст. 123.16-2 ГК РФ, которая выделяет адвокатские образования из общего числа некоммерческих организаций. Там указано: «Адвокатскими образованиями, являющимися юридическими лицами, признаются некоммерческие организации, созданные в соответствии с законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре в целях осуществления адвокатами адвокатской деятельности».

Вице-президент ФПА РФ подчеркнул, что п. 3 той же статьи также очень важен: «Особенности создания, правового положения и деятельности адвокатских образований, являющихся юридическими лицами, определяются законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре». Здесь, как указал Геннадий Шаров, ни слова не говорится о Законе о некоммерческих организациях. «То, что в реестре юридических лиц коллегия адвокатов некорректно названа ассоциацией, не влияет на ее статус как соответствующего адвокатского образования, созданного и функционирующего в соответствии с Законом об адвокатуре», – пояснил он.

Геннадий Шаров напомнил, что в соответствии с Законом об адвокатуре лицо, обладающее статусом адвоката, может самостоятельно избирать форму адвокатского образования, в котором он намерен работать, или создавать собственное – например, объединившись с коллегами. Орган юстиции не может лишить адвоката данного права, но если он посчитает, что правонарушение, за которое суд применил к адвокату административное взыскание, столь серьезно, что есть основание лишить его статуса, то вправе внести в адвокатскую палату соответствующее представление. Палата, в свою очередь, должна будет решать, насколько серьезно нарушение, допущенное адвокатом. «Сначала вопрос подлежит рассмотрению квалификационной комиссией, в которую, кстати, входят не только адвокаты, но и представители органа юстиции, а также судебной и законодательной власти. Затем совет палаты рассматривает обращение с учетом позиции квалификационной комиссии и принимает соответствующее решение», – заключил Геннадий Шаров.


Поделиться