Лента новостей

25 сентября 2020 г.
«Все мы являемся зеркалом общества»
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко ответил на вопросы об актуальных для адвокатуры темах
25 сентября 2020 г.
Важен каждый голос
Представителя российской адвокатуры номинировали на премию European Women of Legal Tech 2020
25 сентября 2020 г.
Адвокаты согласились с решениями Совета
25 сентября состоялось общее собрание адвокатов Палаты адвокатов Республики Алтай

Мнения

Анна Здановская
25 сентября 2020 г.
Псковские адвокаты активно работают с молодежью
Адвокатская палата региона реализует ряд проектов по правовому просвещению молодежи и студентов

Интервью

Отказаться от ограничения права на кассацию
28 июля 2020 г.
Тамара Морщакова
Отказаться от ограничения права на кассацию
Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца

Новые подходы

17 декабря 2019 г. 19:32

Адвокатам рассказали о развитии теоретических и практических аспектов квалификации мошенничества и взяточничества


17 декабря в рамках очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Актуальные вопросы квалификации мошенничества и взяточничества» выступил доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член НКС при Верховном Суде РФ, главный редактор журнала «Уголовное право» Павел Яни.

В первой части лекции он рассказал о спорных вопросах квалификации мошенничества. Павел Яни привел один из весьма распространенных на практике примеров, когда мошенничество замаскировано обязательственными отношениями. Спикер напомнил, что согласно разъяснению, содержащемуся в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (в редакции от 4 декабря 2017 г.) (далее – Постановление № 48), в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

Иллюстрируя применение этого разъяснения, которое имелось и в более ранних постановлениях Пленума ВС РФ, Павел Яни привел пример практикообразующего решения Верховного Суда, принятого около двадцати лет назад. В данном деле ВС РФ счел, что признаки мошенничества отсутствуют, поскольку обязательства по кредитному договору исполнялись лицом надлежащим образом, так как в обеспечение кредита в залог им было предоставлено имущество, превышающее сумму кредита. Таким образом, умысел на хищение имущества отсутствовал.

Во второй части лекции Павел Яни рассказал о проблеме разграничения мошенничества с использованием электронных средств платежа (ст. 159.3 УК РФ) и кражи электронных денежных средств (подп. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ). Он отметил, что в прежней редакции ст. 159.3 УК РФ предусматривала мошенничество с использованием платежных карт, т.е. хищение чужого имущества, совершенное с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации. Федеральным законом от 23 апреля 2018 г. № 111-ФЗ диспозиция ст. 159.3 УК РФ изменена на мошенничество с использованием электронных средств платежа. Пункт 5 Постановления № 48 разъяснено, что если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений п. 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст. 128 ГК РФ, содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества. Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб. В связи с этим, сообщил спикер, за последние месяцы направленность судебной практики изменилась в сторону квалификации мошенничества с использованием электронных средств платежа как кражи по подп. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

В третьей части онлайн-лекции Павел Яни рассказал о сложных моментах при квалификации взяточничества. Он обратил внимание на разъяснение момента окончания взятки, содержащееся в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях». Так, получение и дача взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей. Павел Яни сообщил, что дискуссионным остается вопрос о видах посредничества в даче взятки. В современной доктрине уголовного права возвращено деление на интеллектуальное и физическое посредничество, которое существовало во времена советской юридической науки. По мнению профессора, возвращение к данному делению нецелесообразно, поскольку интеллектуальное посредничество (предоставление денежных средств для взятки, предоставление помещения для встречи взяткодателя и взяткополучателя и т.п.) трудно разграничить с пособничеством.

Завершая лекцию, спикер высказал мнение о полезности привлечения искусственного интеллекта для работы по поиску дел определенных категорий с целью глубокого анализа практики.

Обращаем внимание, что повтор вебинара состоится в субботу, 21 декабря 2019 г.

Светлана Рогоцкая

Поделиться