Лента новостей

17 июля 2024 г.
«160 лет российской адвокатуры: история и современность»
Федеральная палата адвокатов РФ приглашает адвокатов принять участие в конкурсе эссе, посвященном юбилею адвокатуры в России
16 июля 2024 г.
Дан старт образованию Ассоциации адвокатов в сфере реструктуризации и банкротства
В ФПА обсудили роль адвокатского сообщества в ведении дел о банкротстве (реструктуризации)
16 июля 2024 г.
Актуальные вопросы банкротства
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян приняла участие в слете банкротных специалистов – 2024, проходившем в Алтайском крае

Мнения

Наталья Поршина
10 июля 2024 г.
Правовое воспитание и консультирование в радиоэфире
Об участии адвокатов АП Республики Мордовия в правовой рубрике на региональном радио, посвященной правовому просвещению и консультированию радиослушателей

Интервью

«Палата, коллегия – это как семья»
18 июля 2024 г.
Анна Денисова
«Палата, коллегия – это как семья»
14 июля отметила юбилей первый вице-президент АП Ленинградской области, почетный член Совета ФПА РФ, Заслуженный юрист РФ Анна Николаевна Денисова

Новое основание

13 февраля 2023 г. 17:19

В УПК РФ планируется закрепить новое основание прекращения уголовного преследования с реабилитацией


Правительство РФ внесло в Государственную Думу ФС РФ законопроект № 285563-8 с поправками в УПК РФ, направленными на закрепление возможности прекращения уголовного преследования по истечении установленного срока предварительного расследования по реабилитирующему основанию. Законопроект подготовлен во исполнение Постановления КС РФ № 33-П/2022, о котором сообщалось ранее. Согласно поправкам, уголовное преследование будет прекращено по истечении установленного срока производства предварительного расследования по реабилитирующему основанию, в случае если уголовное дело не передано в суд, пишет «АГ». Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн отметил, что законодатель предложил разумное и соразмерное решение, привязав сроки к категории преступления, поскольку такая конструкция логична и вытекает из традиций нормативного регулирования, учитывающего общие сроки предварительного расследования.

Напомним, в 2010 г. было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ, одним из фигурантов которого стал предприниматель Вячеслав Рудников. В 2020 г. срок давности привлечения его к уголовной ответственности по данной статье истек, но органы следствия отказались закрыть дело, сославшись на отсутствие согласия обвиняемого на прекращение дела по такому нереабилитирующему основанию. Сторона защиты оспорила это решение, однако суды оставили жалобу без удовлетворения, посчитав, что уголовное дело и уголовное преследование Вячеслава Рудникова не могут быть прекращены в связи с истечением срока давности согласно ст. 78 УК РФ.

Читайте также:
Подход КС имеет большое значение для защиты прав обвиняемого
КС РФ выступил против бессрочного расследования уголовных дел после истечения срока давности

В жалобе в КС РФ Вячеслав Рудников указал, что ч. 2 ст. 27 УПК РФ и п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ неконституционны, поскольку они позволяют правоохранительным органам бесконечно расследовать уголовное дело после истечения сроков давности. Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что в настоящее время УПК, устанавливая запрет на прекращение уголовного преследования в связи с истечением срока давности, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает, не закрепляет каких-либо предельных сроков допустимого продолжения расследования. По мнению Суда, это ставит подозреваемого или обвиняемого, срок давности уголовного преследования которого истек, в состояние неопределенности относительно его правового положения, не гарантируя в системе действующего правового регулирования разрешения его дела в разумные сроки.

Суд разъяснил, что в такой ситуации подозреваемый или обвиняемый, не считая себя виновным, вынужден делать выбор: настаивать на не ограниченном по времени продолжении своего же уголовного преследования либо соглашаться с прекращением такового по нереабилитирующему основанию. В свою очередь, чрезмерное затягивание расследования снижает эффективность последующей судебной защиты лицом своих прав и законных интересов (в том числе чести, достоинства и доброго имени), что противоречит конституционным принципам. В связи с этим КС РФ счел, что оспариваемые нормы не соответствуют Конституции в той мере, в какой они – допуская в своей взаимосвязи продолжение уголовного преследования после истечения на досудебной стадии уголовного судопроизводства срока давности привлечения к уголовной ответственности, в случае если подозреваемый или обвиняемый возражал в момент истечения этого срока против прекращения уголовного преследования по данному нереабилитирующему основанию, – не гарантируют достижения в разумные сроки определенности правового положения такого лица применительно к подозрению или обвинению в совершении преступления.

В сентябре 2022 г. Минюст России во исполнение данного постановления КС подготовил  законопроект о внесении поправок в УПК РФ, направленных на повышение гарантии защиты прав лиц, подвергнутых уголовному преследованию. Проектом предлагалось дополнить ст. 27 УПК РФ новым основанием прекращения уголовного дела – в связи с истечением 12 месяцев производства предварительного расследования с момента истечения срока давности уголовного преследования в случае, если уголовное дело не передано в суд в порядке, установленном УПК РФ. Также поправками предусматривалась возможность обжалования постановления о прекращении уголовного дела по данному основанию в порядке ст. 125.1 УПК РФ.

Читайте также:
Новое основание прекращения уголовного дела
В ФПА отметили, что законопроект Минюста, устраняя одну проблему, порождает другую: фактически обвиняемый лишается права на реабилитацию спустя формальный определенный срок

Внесенной в Думу версией законопроекта предлагается дополнить ст. 27 УПК РФ частью 2.1, согласно которой, если производство по уголовному делу продолжено в обычном порядке в связи с наличием возражений подозреваемого или обвиняемого против прекращения уголовного преследования по основанию, указанному в п. 3 ч. 1 ст. 24 Кодекса, и уголовное дело не передано в суд или не прекращено по иному основанию, то оно подлежит прекращению по реабилитирующему основанию (в связи с непричастностью лица к совершению преступления) по истечении установленного периода времени с момента истечения сроков давности уголовного преследования. Для подозреваемых или обвиняемых в преступлениях небольшой тяжести такой период будет составлять 2 месяца, в преступлениях средней тяжести – 3 месяца, в тяжких и особо тяжких преступлениях – 12 месяцев.

Помимо этого, предлагается ст. 91 УПК РФ дополнить ч. 3, устанавливающей, что лицо не может быть задержано по подозрению в совершении преступления, по которому истекли сроки давности уголовного преследования. Также изменения планируются и в ст. 97 Кодекса, где конкретизируется, что в случае продолжения производства по уголовному делу, по которому истекли сроки давности уголовного преследования, меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого применяться не могут. Данное правило не будет распространяться на лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, наказуемого смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

В пояснительной записке отмечается, что, по данным Генпрокуратуры РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в 2020 г. прекращено 6657 уголовных дел, по которым были установлены лица, совершившие преступления, в 2021 г. – 6761, в первом полугодии 2022 г. – 2999. Как считают разработчики проекта, принятие поправок позволит обеспечить высокий уровень гарантий прав лиц, подвергнутых уголовному преследованию, и привести УПК в соответствие с правовой позицией Конституционного Суда.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн указал, что реализация указанного постановления КС РФ может иметь место только в той парадигме, в которой задал орган конституционного контроля. Изложенная в постановлении правовая позиция требовала разрешения только технических вопросов – о сроках, по истечении которых надлежит прекращать уголовное преследование в связи с непричастностью лица к совершению преступления, пояснил он. «Законодатель предложил разумное и соразмерное решение, привязав сроки к категории преступления. Такая конструкция представляется логичной и вытекающей из традиций нормативного регулирования, учитывающего общие сроки предварительного расследования (2, 3 и 12 месяцев). Такой подход можно только приветствовать», – считает Евгений Рубинштейн.

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru.

Анжела Арстанова

Поделиться