Лента новостей

20 июня 2024 г.
«Не человек создан для цифры, а цифра для человека»
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян выступила модератором одной из сессий XV Международного IT-Форума с участием стран БРИКС и ШОС
19 июня 2024 г.
О критериях допустимости и недопустимости доказательств
Адвокатам рассказали, что на практике признается недопустимым доказательством
19 июня 2024 г.
Вновь предлагается закрепить в статье УК РФ о необходимой обороне принцип «мой дом – моя крепость»
Правительство РФ и Верховный Суд РФ в очередной раз не поддержали законопроект

Мнения

Елена Авакян
20 июня 2024 г.
Говорить надо о человеке, а не о технологиях
Технология должна сопутствовать человеку, а не создавать ему излишних сложностей

Интервью

Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
31 мая 2024 г.
Евгений Шмелев
Корпоративная взаимопомощь и взаимовыручка
Адвокат АП города Москвы, КА «Адвокаты на Дубровке»

Новое определение КС РФ

31 июля 2023 г. 10:07

Представлять потерпевшего может и адвокат, ранее работавший в следственном органе, где расследовалось дело


Конституционный Суд РФ опубликовал Определение № 1729-О/2023 по жалобе осужденного на ряд норм УПК РФ, которые, по его мнению, позволяют адвокату, ранее занимавшему должность заместителя руководителя следственного органа, в котором расследовалось уголовное дело, участвовать в нем в качестве представителя потерпевшего, сообщает «АГ». По мнению одного из экспертов «АГ», КС РФ справедливо напомнил, что, принимая решение о допуске представителя потерпевшего, суд должен убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих его участие в производстве по уголовному делу. Другой считает, что нет никакой проблемы в том, что бывшие сотрудники правоохранительных органов, становясь адвокатами, представляют интересы своих доверителей в тех органах, где они ранее проходили службу, однако адвокат не должен оказывать юридическую помощь доверителю, если ранее непосредственно принимал участие в производстве по его делу в другом процессуальном статусе.

Осужденный Владислав Киндрачук обжаловал отказ прокурора в возбуждении производства по его уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. В качестве основания для возобновления производства заявитель расценивал тот факт, что представителем потерпевшего по его уголовному делу был адвокат, который ранее занимал должность заместителя руководителя следственного органа, где оно было возбуждено и расследовалось. Это, по мнению осужденного, свидетельствует о его личной заинтересованности и возможном влиянии на принимаемые по делу решения.

Суд отказал в удовлетворении жалобы из-за отсутствия оснований для возобновления производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств. С указанным решением согласились вышестоящие судебные инстанции. В связи с этим Владислав Киндрачук обратился с жалобой в Конституционный Суд, в которой оспаривал конституционность положений ч. 1 ст. 45, ч. 2 ст. 61, ч. 1 ст. 72, ч. 2 и 3, п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ.

По мнению заявителя, данные положения позволяют адвокату, ранее занимавшему должность заместителя руководителя следственного органа, где было возбуждено и расследовалось уголовное дело, участвовать в нем в качестве представителя потерпевшего, поскольку на него не распространяются нормы об отводе при наличии оснований полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела. Также в жалобе указано, что оспариваемые нормы позволяют не возобновлять производство по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств при установлении данного факта после вступления приговора в законную силу, так как допущенные в его деле нарушения не подпадают под обстоятельства, указанные в ч. 2 и 3, п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ.

Не найдя оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, КС РФ обратил внимание, что вопрос о конституционности положений ст. 61 УПК РФ уже ставился перед ним. Суд напомнил, что в целях обеспечения беспристрастности участников уголовного судопроизводства и разделения процессуальных функций уголовно-процессуальный закон запрещает судье, прокурору, следователю и дознавателю участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного уголовного дела (определения от 16 декабря 2008 г. № 1080-О-П; от 13 октября 2009 г. № 1233-О-О и др.).

КС РФ подчеркнул, что данная статья устанавливает требование беспристрастности только к лицам, уполномоченным на принятие процессуальных решений по уголовному делу. В то время как адвокат, представляющий интересы своего доверителя, такими полномочиями не обладает. В связи с этим положения ст. 61 УПК РФ не распространяются на представителя потерпевшего, в качестве которого, как указано в ч. 1 ст. 45 УПК РФ, может быть допущен и адвокат, притом что в соответствии с подп. 1 п. 4 ст. 6 «Полномочия адвоката» Закона об адвокатуре адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер, разъяснил Суд.

При этом КС РФ указал, что в соответствии с позицией Пленума ВС РФ, изложенной в Постановлении от 29 июня 2010 г. № 17, суд, принимая решение о допуске представителя с учетом данных о его личности, должен убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу представителя потерпевшего или гражданского истца, указанных в ст. 72 УПК РФ. Таким образом, КС РФ подытожил, что оспариваемые нормы не могут расцениваться в качестве нарушающих конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте.

Кроме того, в определении отмечается, что УПК РФ предусматривает в гл. 49 возможность возобновления производства по уголовному делу, осуществляемого – в отличие от кассационного и надзорного порядка пересмотра судебных решений – согласно ст. 413 Кодекса в связи с выявлением таких обстоятельств, которые либо возникли уже после рассмотрения уголовного дела судом, либо существовали на момент его рассмотрения, но не были известны суду и не могли быть им учтены. Известные же на момент вынесения приговора обстоятельства могут быть проверены и оценены судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Как заметил КС, возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств направлено не на восполнение недостатков предшествующей обвинительной и судебной деятельности, а на обеспечение возможности исследования фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой охраны, но которые в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования по уголовному делу (определения от 28 сентября 2021 г. № 2045-О; от 24 февраля 2022 г. № 280-О; от 31 марта 2022 г. № 731-О и др.).

Комментируя определение КС, адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков подчеркнул, что участие представителя потерпевшего, ранее принимавшего участие в деле в качестве следователя, безусловно, является нарушением. «Согласно п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве следователя. Очевидно, что позиция потерпевшего не всегда может быть идентична позиции следственных органов, она может быть различна как в целом, так и в определенных деталях», – поделился адвокат.

Дмитрий Клячков указал, что на обсуждение КС РФ не ставился вопрос о допустимости участия представителя потерпевшего, ранее принимавшего участие в расследовании дела. Однако КС РФ справедливо напомнил, что, принимая решение о допуске представителя потерпевшего, суд должен убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих его участие в производстве по уголовному делу, указанных в ст. 72 УПК РФ, пояснил адвокат.

«Тот факт, что наличие нарушений уголовно-процессуального законодательства не является безусловным основанием для возобновления производства по уголовному делу, неоднократно отмечался КС РФ. И в этот раз Суд упомянул, что новые обстоятельства для целей решения вопроса о возобновлении производства по делу должны рассматриваться в ракурсе их неизвестности суду на момент вынесения судебного решения. Такие обстоятельства должны исключать преступность и наказуемость деяния или подтверждать наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления. В связи с этим КС не нашел в этом вопросе нарушений Конституции РФ, а оценку нарушений, имевших место в ситуации заявителя, на соответствие нормам УПК Суд не дает», – прокомментировал Дмитрий Клячков.

Адвокат КА Челябинской области «Стратегия» Денис Панов обратил внимание: из определения не следует, что уголовное дело в отношении заявителя было возбуждено и расследовано в следственном отделе в тот период, когда будущий адвокат – представитель потерпевшего еще занимал должность заместителя руководителя следственного отдела и фактически принимал участие в производстве. В отсутствие таких данных сам по себе факт того, что представитель потерпевшего ранее являлся заместителем руководителя следственного отдела, недостаточен для установления конфликта интересов как этической основы для его отвода, полагает адвокат.

«Нет никакой проблемы в том, что бывшие сотрудники правоохранительных органов, становясь адвокатами, представляют интересы своих доверителей в тех органах, где они ранее проходили службу. Неправильно полагать, что адвокаты из бывших сотрудников правоохранительных органов, пусть даже и руководителей правоохранительных органов, имеют влияние на своих бывших коллег. Это совсем не так. При наличии доверительных или дружеских отношений адвоката с бывшими коллегами данный факт должен служить основанием для отвода должностного лица, а не исключать участие адвоката в уголовном деле в качестве представителя потерпевшего, поскольку, как правильно указал КС РФ, требование беспристрастности относится именно к должностным лицам», – выразил мнение Денис Панов.

При этом он подчеркнул, что адвокат должен избегать конфликта интересов, т.е. не оказывать юридическую помощь по одному и тому же делу лицам, интересы которых противоречат друг другу. Также адвокат не должен оказывать юридическую помощь доверителю, если он ранее принимал участие в производстве по этому делу в другом процессуальном статусе, поскольку это с этической стороны означает, что адвокат реализовывал в деле интересы, отличающиеся от интересов его доверителя, считает Денис Панов.

Как полагает адвокат, КС РФ подменил предмет проверки: заявитель просил рассматривать указанные обстоятельства вновь открывшимися, поскольку они не были известны в период производства по делу, тогда как в определении указано, что известные на момент вынесения приговора обстоятельства могут быть проверены и оценены вышестоящими судебными инстанциями.

Денис Панов также добавил, что осужденный, не являющийся доверителем адвоката, участвовавшего в деле в качестве представителя потерпевшего, не относится к числу лиц, указанных в п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, имеющих право подавать жалобу на адвоката. В связи с этим его жалоба не может служить поводом для возбуждения дисциплинарного производства. «Полагаю, что само по себе принятие адвокатом поручения на представление потерпевшего по уголовному делу в следственном отделе, где он ранее проходил службу в должности заместителя руководителя, не является нарушением адвокатской этики. Основанием для возбуждения дисциплинарного производства могло стать нарушение адвокатом требования п. 6 ст. 9 КПЭА – привлечение доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещания благополучного разрешения дела и другими недостойными способами, но в определении отсутствуют конкретные факты, указывающие на такое нарушение», – считает адвокат.

Анжела Арстанова

Поделиться