Лента новостей

19 июля 2019 г.
Тесты для претендентов на получение статуса адвоката
Впервые тестовые задания для желающих подготовиться к квалификационному экзамену размещены на сайте ФПА
19 июля 2019 г.
Молодежь интересуется историей и юриспруденцией
На берегу Плещеева озера стартовал форум «Александрова гора»
19 июля 2019 г.
Долгожданное для адвокатов постановление
КС РФ поддержал позицию ФПА РФ, запретив судам навязывать обвиняемому защитника по назначению, от которого тот отказался

Мнения

Сергей Макаров
12 июля 2019 г.
Принципы адвокатуры применительно к повседневной деятельности каждого адвоката
О необходимости повышения самотребовательности адвокатов к осуществлению профессиональной деятельности

Интервью

О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
17 июня 2019 г.
Елена Авакян
О ПМЮФ, ПМЭФ и цифровизации адвокатуры
Интервью у Елены Авакян берет редактор сайта ФПА РФ Сергей Гусев

Несвойственные функции и полномочия

4 октября 2018 г. 08:30

Законопроект Росфинмониторинга не согласуется с принципами адвокатуры и концепцией Закона об адвокатуре


Федеральная палата адвокатов РФ дала отрицательное заключение на проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект), разработанный Федеральной службой по финансовому мониторингу (далее – Росфинмониторинг) и направленный в ФПА РФ.

Изменения, которые предлагается внести в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), противоречат его концепции, считают в ФПА РФ. А поправки в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» являются попыткой возложить на адвокатуру несвойственную ей государственную функцию контроля за исполнением адвокатами, адвокатскими образованиями и органами адвокатского самоуправления требований «антиотмывочного» законодательства.

Формулируя свою правовую позицию, ФПА РФ приводит подробный анализ законопроекта, в котором предлагается дополнить Закон об адвокатуре и Кодекс профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА) положениями, устанавливающими обязательные для каждого адвоката правила поведения не только при осуществлении адвокатской деятельности, но и при исполнении требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. При этом поправки в КПЭА предлагается согласовывать с Росфинмониторингом.

Меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, предлагается не считать разглашением адвокатской тайны. Контроль за соблюдением требований «антиотмывочного» закона предлагается возложить на адвокатские палаты субъектов Российской Федерации.

В документе также содержится ряд оснований, по которым Федеральная палата адвокатов РФ не может согласиться с большинством поправок и поддержать законопроект в части, касающейся адвокатов. В частности, указано, что изменения противоречат концепции Закона об адвокатуре, согласно которой институт адвокатуры создан исключительно для оказания адвокатами квалифицированной юридической помощи, а не для противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем. Норма о допустимости нарушения адвокатской тайны противоречит нормам международного права (например, Кодексу поведения для юристов в Европейском сообществе) и ограничивает право лиц, являющихся доверителями адвоката, на конфиденциальность отношений между ними.

Предлагаемое введение дисциплинарной ответственности за нарушение требований ст. 71 «антиотмывочного» закона противоречит Закону об адвокатуре (п. 6 ст. 7) и КПЭА, которые устанавливают ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих профессиональных обязанностей.

Предложение возложить на адвокатские палаты субъектов Российской Федерации осуществление контроля за исполнением требований ст. 71 ФЗ от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов противоречит концепции законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также соотношению функций государственных органов исполнительной власти и институтов гражданского общества и профессиональных объединений.

Требование о предварительном согласовании изменений в КПЭА противоречит принципам корпоративности, независимости и самоуправления адвокатуры.

Федеральная палата адвокатов РФ также не считает необходимым закреплять в Законе об адвокатуре правовую норму об обмене реестрами адвокатов между Минюстом России и Росфинмониторингом и допускает включение в названный закон лишь одной поправки, ограничивающей право на приобретение статуса адвоката тех претендентов, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, к распространению оружия массового уничтожения, либо тех, чьи денежные средства или иное имущество заморожено органом, осуществляющим функции по противодействию финансированию терроризма, принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества.

В письме, направленном руководству Росфинмониторинга, содержится предложение учесть правовую позицию Федеральной палаты адвокатов РФ по законопроекту.

Поделиться