Видеолекции

Лента новостей

8 апреля 2020 г.
ПМЮФ 9 1/2: выдержит ли бизнес режим карантина?
Минимизацию рисков для бизнеса и решения для критических ситуаций обсудят специалисты в ходе Петербургского международного юридического форума 9 ½
8 апреля 2020 г.
Открытое обращение адвоката к СМИ
Адвокат АП Московской области Александр Сливко, обвиняемый в хищении 250 млн руб. у «Аэрофлота», публично заявил об угрозах со стороны следствия
8 апреля 2020 г.
Дайджест ПМЮФ 9 1/2
О сессиях Петербургского международного юридического форума, которые состоятся с 11 по 12 апреля

Мнения

Елена Цыпина
27 марта 2020 г.
Необходимая информация для врачей и юристов
Об итогах научно-практической конференции «Врач: право на защиту»

Интервью

Есть только сегодня и сейчас
6 марта 2020 г.
Светлана Володина
Есть только сегодня и сейчас
В новом выпуске «Тараборщины» Светлана Володина ответила на вопросы автора и ведущего проекта – адвоката Дмитрия Тараборина

Несвойственные функции и полномочия

4 октября 2018 г. 08:30

Законопроект Росфинмониторинга не согласуется с принципами адвокатуры и концепцией Закона об адвокатуре


Федеральная палата адвокатов РФ дала отрицательное заключение на проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект), разработанный Федеральной службой по финансовому мониторингу (далее – Росфинмониторинг) и направленный в ФПА РФ.

Изменения, которые предлагается внести в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), противоречат его концепции, считают в ФПА РФ. А поправки в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» являются попыткой возложить на адвокатуру несвойственную ей государственную функцию контроля за исполнением адвокатами, адвокатскими образованиями и органами адвокатского самоуправления требований «антиотмывочного» законодательства.

Формулируя свою правовую позицию, ФПА РФ приводит подробный анализ законопроекта, в котором предлагается дополнить Закон об адвокатуре и Кодекс профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА) положениями, устанавливающими обязательные для каждого адвоката правила поведения не только при осуществлении адвокатской деятельности, но и при исполнении требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. При этом поправки в КПЭА предлагается согласовывать с Росфинмониторингом.

Меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, предлагается не считать разглашением адвокатской тайны. Контроль за соблюдением требований «антиотмывочного» закона предлагается возложить на адвокатские палаты субъектов Российской Федерации.

В документе также содержится ряд оснований, по которым Федеральная палата адвокатов РФ не может согласиться с большинством поправок и поддержать законопроект в части, касающейся адвокатов. В частности, указано, что изменения противоречат концепции Закона об адвокатуре, согласно которой институт адвокатуры создан исключительно для оказания адвокатами квалифицированной юридической помощи, а не для противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем. Норма о допустимости нарушения адвокатской тайны противоречит нормам международного права (например, Кодексу поведения для юристов в Европейском сообществе) и ограничивает право лиц, являющихся доверителями адвоката, на конфиденциальность отношений между ними.

Предлагаемое введение дисциплинарной ответственности за нарушение требований ст. 71 «антиотмывочного» закона противоречит Закону об адвокатуре (п. 6 ст. 7) и КПЭА, которые устанавливают ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих профессиональных обязанностей.

Предложение возложить на адвокатские палаты субъектов Российской Федерации осуществление контроля за исполнением требований ст. 71 ФЗ от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ и принимаемых в соответствии с ней нормативных правовых актов противоречит концепции законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также соотношению функций государственных органов исполнительной власти и институтов гражданского общества и профессиональных объединений.

Требование о предварительном согласовании изменений в КПЭА противоречит принципам корпоративности, независимости и самоуправления адвокатуры.

Федеральная палата адвокатов РФ также не считает необходимым закреплять в Законе об адвокатуре правовую норму об обмене реестрами адвокатов между Минюстом России и Росфинмониторингом и допускает включение в названный закон лишь одной поправки, ограничивающей право на приобретение статуса адвоката тех претендентов, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, к распространению оружия массового уничтожения, либо тех, чьи денежные средства или иное имущество заморожено органом, осуществляющим функции по противодействию финансированию терроризма, принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества.

В письме, направленном руководству Росфинмониторинга, содержится предложение учесть правовую позицию Федеральной палаты адвокатов РФ по законопроекту.

Поделиться