Лента новостей

24 июня 2022 г.
За личный вклад в развитие профессионального образования
Вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб удостоен медали имени С.Я. Батышева Российской академии образования
23 июня 2022 г.
Поправки в Закон о БЮП приняты Государственной Думой
Будут расширены полномочия Минюста по мониторингу за оказанием бесплатной юридической помощи и уточнен порядок создания юридических клиник
23 июня 2022 г.
Снежный ком противоречий, нарушений и несуразностей
Некоторые подробности уголовного дела Дианы Ципиновой

Мнения

Интервью

Мы общими усилиями выстроили Корпорацию
16 июня 2022 г.
Евгений Семеняко
Мы общими усилиями выстроили Корпорацию
Закон об адвокатуре – потрясающая возможность для ее независимого саморазвития и саморегулирования

Непростой для анализа прецедент

19 мая 2022 г. 15:19

Совет АП обязан уведомить орган юстиции о восстановлении статуса адвоката по решению суда, указал ВС РФ


26 апреля Верховный Суд РФ вынес Апелляционное определение по делу № АПЛ22-112 об оспаривании абз. 3 подп. «а» п. 8 Порядка ведения реестров адвокатов субъектов РФ. Апелляционная коллегия ВС РФ не согласилась с доводами о том, что запись в реестре должна быть самостоятельно восстановлена региональным управлением Минюста после вступления в законную силу судебного акта об отмене решения о прекращении статуса адвоката. По словам президента АП Республики Дагестан (далее – АП РД) Акифа Бейбутова, судебные инстанции дали подробный правовой анализ обжалуемых нормативных положений и правильную оценку всем доводам административного иска. Вице-президент ФПА РФ Олег Баулин, назвав рассматриваемое дело довольно непростым для анализа прецедентом, заметил, что Минюсту России стоит оценить ситуацию и во взаимодействии с Федеральной палатой адвокатов РФ подумать над ее нормативным урегулированием.

Повод для обращения в Верховный Суд

Как сообщает «АГ», в сентябре 2018 г. Совет АП Республики Дагестан прекратил статус адвоката Расула Кадиева, но это решение было отменено Верховным судом РД в марте 2021 г. Впоследствии этот гражданин потребовал от регионального управления Минюста внести в регистрационный реестр адвокатов Республики Дагестан сведения о восстановлении его статуса адвоката на основании судебного решения, однако ведомство отказало со ссылкой на то, что АП РД не уведомляла его о восстановлении статуса Расула Кадиева. Свой отказ Управление Минюста по РД обосновало абз. 3 подп. «а» п. 8 Порядка ведения реестров адвокатов субъектов РФ.

Тогда Расул Кадиев обратился в Верховный Суд РФ с административным иском, в котором просил признать этот абзац Порядка недействующим. По его мнению, спорное положение НПА противоречит ст. 6 Закона о судебной системе РФ и ч. 1 ст. 14 Закона об адвокатуре, препятствуя ему в восстановлении статуса адвоката, поскольку незаконно перекладывает обязательства территориального органа юстиции по направлению уведомления на адвокатские палаты и содержит размытые формулировки относительно сроков и процедуры уведомления.

В возражениях на иск Минюст России, в частности, указал, что спорный НПА издан в пределах предоставленных министерству полномочий, а оспариваемое нормативное положение не нарушает прав, свобод и законных интересов административного истца и не противоречит правовым актам с большей юридической силой.

Иск остался без удовлетворения

Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении административного иска со ссылкой на то, что принятие Советом адвокатской палаты решения о восстановлении статуса адвоката служит необходимым условием для внесения территориальным органом юстиции сведений о восстановлении статуса адвоката в реестр адвокатов субъекта РФ и выдачи удостоверения. Внесение сведений (в том числе о восстановлении статуса адвоката) в реестр осуществляется на основании уведомления Совета адвокатской палаты с приложением указанных документов в 10-дневный срок со дня принятия соответствующего решения. Оспариваемое нормативное положение, подчеркнул ВС РФ, соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает права и законные интересы административного истца в упоминаемых им аспектах.

Не согласившись с решением ВС РФ, Расул Кадиев подал апелляционную жалобу, в которой, в частности, указал, что суд первой инстанции не дал надлежащей оценки его доводам о противоречии оспариваемого положения Порядка нормам федерального законодательства и его неопределенности. Он добавил, что в первоначальном административном иске он заявлял требование о признании недействующим абз. 2 п. «а» ч. 8 Порядка в части слов «восстановления статуса адвоката на основании решения суда», а не третьего абзаца.

Тем не менее Апелляционная коллегия ВС РФ не нашла оснований для удовлетворения жалобы. По ее мнению, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в рассматриваемом деле отсутствует основание для признания оспариваемого положения Порядка недействующим, а сам этот НПА издан Минюстом России в пределах предоставленных ему законодателем полномочий, с соблюдением порядка его принятия, государственной регистрации и опубликования.

Коллегия отметила, что на Совет адвокатской палаты возложена обязанность письменного уведомления территориального органа юстиции о приостановлении либо возобновлении статуса адвоката после принятия таких решений. Вместе с тем Закон об адвокатуре не содержит положений, устанавливающих процедуру и порядок восстановления статуса адвоката в случае, когда судом принято решение о признании незаконным решения Совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката.

«Исходя из изложенного, суд сделал обоснованный вывод о том, что необходимыми условиями для внесения территориальным органом юстиции сведений о восстановлении статуса адвоката в реестр адвокатов субъекта РФ являются принятие Советом адвокатской палаты решения о восстановлении статуса адвоката и направление уведомления адвокатской палаты с приложением соответствующих документов. Внесение сведений об адвокате в реестр осуществляется территориальным органом юстиции на основании уведомления Совета адвокатской палаты, – отмечено в апелляционном определении. – Проанализировав содержание оспариваемых положений Порядка, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что они основаны на приведенных нормах Федерального закона № 63-ФЗ, конкретизируют их, являются обязательными для всех участников рассматриваемых правоотношений и, следовательно, не нарушают права, свободы и законные интересы административного истца, в том числе свободно распоряжаться способностями к труду, выбирать вид деятельности и профессию».

Апелляция добавила, что оспариваемые положения Порядка, предусматривающие обязанность адвокатских палат направлять в территориальные органы юстиции уведомление о восстановления статуса адвоката на основании решения суда, по своему содержанию являются ясными и определенными. Неисполнение АП Республики Дагестан принятого в отношении Расула Кадиева судебного постановления об отмене решения Совета адвокатской палаты о прекращении его статуса адвоката не опровергает вывод суда первой инстанции о соответствии оспариваемой нормы Порядка НПА, имеющим большую юридическую силу, и не влечет отмену обжалованного решения, принятого судом в порядке абстрактного нормоконтроля.

В апелляционном определении также отмечено, что оспоренные предписания Порядка не препятствуют административному истцу в осуществлении своих прав на судебную защиту, если он не согласен с действиями (бездействием) АП РД при реализации данного Порядка (к чему по существу сводятся доводы апелляционной жалобы). «Утверждение административного истца в апелляционной жалобе о том, что в административном исковом заявлении, адресованном суду первой инстанции, им было заявлено требование о признании недействующим абз. 2 п. “а” ч. 8 Порядка, а не абзаца третьего вышеуказанной нормы, опровергается содержанием Порядка, из которого следует, что оспариваемое административным истцом предписание о направлении адвокатскими палатами в территориальные органы Минюста России уведомления в случаях восстановления статуса адвоката на основании решения суда содержится в абз. 3 подп. “а” п. 8 этого акта», – заметила Коллегия.

В комментарии «АГ» президент Адвокатской палаты Республики Дагестан Акиф Бейбутов отметил, что палата не привлекалась к участию в этом споре. Он отметил, что ранее Расулу Кадиеву неоднократно в ходе многочисленных судебных процессов по искам к Адвокатской палате, а также в ответах на его обращения разъяснялся установленный регламентом Совета АП РД порядок рассмотрения вопроса о восстановлении статуса адвоката на основании судебного решения путем подачи соответствующего заявления с приложением заверенной копии судебного решения с отметкой о вступлении в законную силу и фото в двух экземплярах.

«Однако вместо выполнения требований вышеуказанных нормативных и корпоративных актов Расул Кадиев обратился в суд с административным иском о признании несоответствующим законодательству РФ отдельных положений Порядка ведения реестра адвокатов субъектов РФ», – отметил Акиф Бейбутов. Он добавил, что судебными инстанциями даны подробный правовой анализ обжалуемых нормативных положений и правильная оценка всем доводам административного иска.

«Считаю необходимым отметить, что статус адвоката Расула Кадиева прекращен в рамках дисциплинарного дела, в этой связи отмена судом ранее принятого решения Совета влечет пересмотр дисциплинарного производства согласно Регламенту Совета АП РД по новым обстоятельствам», – также отметил президент АП РД.

В ФПА полагают, что Порядок может быть усовершенствован

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Олег Баулин назвал рассматриваемое дело довольно непростым для анализа прецедентом. «Критика судебных актов, вступивших в силу, – занятие неблагодарное, но тем не менее позволю себе высказаться по нескольким аспектам правовой ситуации. В апелляционном определении отмечается (и это одно из оснований его принятия) отсутствие в Законе об адвокатуре регулирования порядка внесения в реестр адвокатов сведений в случае признания судом незаконным решения о прекращении статуса адвоката. Отмечается справедливо, такой процедуры действительно нет, поскольку судебный акт с момента вступления в законную силу приобретает свойство обязательности, порядок исполнения судебных решений является универсальным и в дублировании применительно к каждому виду отношений не нуждается. Важно, что возможность и порядок исполнения судебного акта никогда не ставятся в зависимость от усмотрения одной из сторон спора», – подчеркнул он.

По словам Олега Баулина, в качестве второго основания выводов апелляционная инстанция сослалась на содержание ст. 16 Закона об адвокатуре, в частности на предусмотренную нормой обязанность Совета палаты в случае возобновления статуса адвоката направить в орган юстиции соответствующее уведомление. «Есть смысл посмотреть на название ст. 16 – “Приостановление статуса адвоката” – и оценить содержание, соответствующее наименованию. Норма статьи регулирует вопросы возобновления (по воле, кстати, адвоката) статуса после приостановления. Заметно, что речь идет о совершенно другом институте, а возобновление статуса не тождественно его восстановлению. Содержание судебного акта о признании незаконным решения Совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката заключается в том, что такого решения юридически не существует, и юридически никогда не было, и никаких правовых последствий оно не порождает. По прямой и непосредственной аналогии, к примеру, с последствиями признания недействительными сделок: не ответчика нужно обязывать обратиться в Росреестр с заявлением о погашении записи; следует погасить ее в ЕГРН вне зависимости от того, что ответчик, да и Росреестр по этому поводу думают», – подчеркнул он.

Вице-президент ФПА РФ добавил, что в Положении о порядке ведения реестра должно быть правило о том, что судебный акт, вступивший в законную силу, является самостоятельным основанием внесения записи в реестр адвокатов. «Однако такого правила нет, и в этой связи требования административного истца вряд ли привели бы к защите и реализации его права. Законность нормативного акта может проверяться в отношении норм, которые в нем есть, и не может в отношении правил, которые в нем отсутствуют. Думается, что Минюсту России стоит оценить ситуацию и во взаимодействии с ФПА РФ подумать над ее нормативным урегулированием», – заключил Олег Баулин.

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru.

Зинаида Павлова

Поделиться