Лента новостей

29 июля 2021 г.
Приговор явился следствием преследования адвоката за его позицию по делу
Мособлсуд оставил в силе обвинительный приговор адвокату, осужденному за клевету на судью
28 июля 2021 г.
Скорбная весть
Ушла из жизни член Совета ФПА РФ, президент АП Архангельской области Любовь Коростелева
27 июля 2021 г.
Пообщались и выработали подходы к решению серьезных проблем
Опубликован фильм о работе Южного форума адвокатов «Адвокатура в эпоху глобальных перемен»

Мнения

Алла Токманева
22 июля 2021 г.
Социально важное и нужное для общества дело
О развитии государственной системы бесплатной юридической помощи в Брянской области

Интервью

Чему не учат в вузах
22 июля 2021 г.
Максим Семеняко
Чему не учат в вузах
Санкт-Петербургский институт адвокатуры специализируется на прикладной тематике

Необходимо провести разъяснительную работу среди сотрудников СК

8 июля 2021 г. 17:10

Представителя АП Иркутской области вызвали на допрос с целью получить юридическую консультацию


5 июля АП Иркутской области (далее – АП ИО) направила письма прокурору области Андрею Ханько и и.о. руководителя СУ СК РФ по Иркутской области Дмитрию Вастьянову в связи с причиной вызова на допрос представителя палаты. В письмах в правоохранительные органы президент АП ИО Олег Смирнов отметил, что Адвокатская палата не наделена правом официального толкования норм законодательства, тем более в рамках предварительного следствия по уголовным делам. Как рассказал «АГ» вице-президент АП Иркутской области Сергей Старостенко, из общения со следователем сложилось впечатление, что тактика его вышестоящего руководства направлена, во-первых, на опровержение показаний адвоката и, во-вторых, на выяснение процедур поступления и учета денежных средств адвокатским образованием, а также отчета адвоката за получаемый гонорар перед адвокатским образованием, непосредственно не содержащихся в нормах Закона об адвокатуре и КПЭА.

В настоящее время в производстве второго СО третьего отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области находится уголовное дело, возбужденное по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении адвоката АП Омской области Евгения Голышева (в данный момент статус приостановлен. – Прим. ред.).

Так как вице-президент АП Иркутской области Сергей Старостенко присутствовал при обыске по месту жительства и месту нахождения офиса Евгения Голышева в Иркутске, старший следователь Виктория Файзуллина направила в Адвокатскую палату запрос, в котором указала на необходимость допроса ее представителя относительно особенностей взноса гонораров адвоката через кассу, уплаты налогов и иных сборов.

В ходе допроса выяснилось, что следствию необходимо было разъяснить положения гражданского и налогового законодательства, а также нормы Закона об адвокатуре в части порядка определения цены соглашения об оказании юридической помощи, сроков и порядка оприходования выплачиваемых доверителем денежных средств, ответственности за нарушение порядка внесения денежных средств на счет адвокатского образования, среднего размера гонорара по уголовным делам на территории Иркутска, порядка уплаты налогов и иных целевых отчислений адвокатами, порядка получения адвокатских ордеров. При этом следователем не выяснялись фактические обстоятельства, связанные с инкриминируемым Евгению Голышеву составом преступления.

В связи с этим президент АП Иркутской области Олег Смирнов направил письма прокурору и и.о. руководителя СУ СК РФ по Иркутской области. Он указал, что выяснение указанных обстоятельств путем допроса представителей адвокатской палаты не соответствует требованиям закона. Также он отметил, что, согласно ст. 56 УПК РФ, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Положения норм действующего законодательства общедоступны и таковыми обстоятельствами не являются.

Президент АП Иркутской области также указал, что порядок осуществления договорных и финансовых взаимоотношений регламентирован положениями ст. 25 Закона об адвокатуре и не может быть установлен на основании свидетельских показаний. Кроме того, в силу ч. 5 ст. 21, ч. 15 ст. 22‚ ч. 5 ст. 23, ч. 6 ст. 25 Закона Адвокатская палата не располагает и не может располагать сведениями о доверителях адвоката, заключенных им соглашениях, способе и порядке оплаты юридической помощи применительно к конкретному доверителю и адвокату.

В письмах подчеркивается, что Адвокатская палата не наделена правом официального толкования норм законодательства, тем более в рамках предварительного следствия по уголовным делам. Кроме того, допрос адвоката или представителя Адвокатской палаты в качестве свидетеля обвинения по указанным обстоятельствам влечет конфликт интересов внутри профессиональной корпорации, поскольку представитель Адвокатской палаты выступает в качестве свидетеля на стороне обвинения против участника своего же профессионального сообщества. Это противоречит принципам деятельности адвокатуры и законодательно установленной функции адвокатских палат по защите профессиональных прав адвокатов.

«На наш взгляд, подобные действия следователя не соответствуют положениям уголовного-процессуального закона, поскольку возлагают на представителей Адвокатской палаты Иркутской области несвойственные функции по разъяснению действующих правовых норм. Допрос адвоката в подобной ситуации является крайне нежелательным и не вызван интересами следствия», – отметил президент палаты.

Олег Смирнов попросил и.о. руководителя СУ СК РФ по Иркутской области провести разъяснительную работу среди сотрудников СК с целью исключения в дальнейшем фактов необоснованного вызова на допрос представителей АП Иркутской области. Прокурора он попросил провести проверку и принять меры прокурорского реагирования.

Как рассказал «АГ» Сергей Старостенко, из общения со следователем сложилось впечатление, что тактика вышестоящего руководства направлена, во-первых, на опровержение показаний Евгения Голышева и, во-вторых, на выяснение процедур поступления и учета денежных средств адвокатским образованием, а также отчета адвоката за получаемый гонорар перед адвокатским образованием, непосредственно не содержащихся в нормах Закона об адвокатуре и КПЭА.

Марина Нагорная

Поделиться