Лента новостей

12 декабря 2019 г.
Адвокат – особая профессия
В рамках «Юридической декады», приуроченной ко Дню Конституции РФ, 11 декабря состоялось совместное заседание Школы современного парламентаризма РАНХиГС и Ассоциации молодых парламентариев при Государственной Думе ФС РФ
12 декабря 2019 г.
Полезные нововведения
Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев рассказал в эфире канала «Россия 1» о поправках, внесенных в Закон об адвокатуре
12 декабря 2019 г.
Консолидация для укрепления авторитета права
Учрежден Клуб (Совет) заслуженных юристов Российской Федерации

Мнения

Сергей Макаров
12 декабря 2019 г.
Стажировке – да!
Но нужно изменить отношение к ней

Интервью

ФПА РФ поддержала законопроект о профилактике семейного насилия
13 декабря 2019 г.
Елена Авакян
ФПА РФ поддержала законопроект о профилактике семейного насилия
Член Совета ФПА РФ Елена Авакян дала интервью «Российской газете»

Не противоречит положениям КПЭА

13 августа 2019 г. 17:26

Адвокаты вправе взыскивать неустойку со своих доверителей за несвоевременную оплату юридической помощи


Как сообщает «АГ», Совет АП Ленинградской области (АПЛО) опубликовал разъяснение о праве адвокатов взимать неустойку (штрафа, пеней) с доверителей в связи с несвоевременной оплатой последними юридической помощи. Поводом для этого послужило обращение адвоката Б. в Совет палаты относительно возможности включения в соглашение с доверителем соответствующего условия о взимании неустойки за просрочку оплаты юридической помощи. По мнению президента АП Ленинградской области Владимира Захарова, закон позволяет адвокатам взыскивать неустойку, однако лишь в том случае, если доверитель не расторгает соглашение об оказании юридической помощи, но допускает несвоевременную ее оплату. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян, отметив соответствие разъяснения Совета АПЛО требованиям законодательства, выразил опасение, что указание в соглашении на неустойку может вызвать негативные эмоции и неоднозначное отношение у большинства доверителей, имеющих материальные затруднения.

Напомним, на очередном заседании Совета АП Ленинградской области среди прочих было рассмотрено обращение адвоката Б. в порядке п. 4 ст. 4 КПЭА. Адвокат сообщил, что, представляя интересы (защищая) доверителей по сложным делам, предусматривающим помесячную оплату, нередко сталкивается с ситуацией, когда выплаты производятся с большой задержкой. В связи с изложенным Б. попросил разъяснений Совета палаты по вопросу: может ли соглашение адвоката с доверителем включать в себя условие о выплате пеней в случае несвоевременной оплаты гонорара (либо его части). В ходе дискуссии члены АП ЛО пришли к выводу, что действующее законодательство не содержит запрета на подобные действия.

Со ссылкой на ч. 2 ст. 25 Закона об адвокатуре Совет АПЛО подчеркнул, что соглашение адвоката с доверителем представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Следовательно, вопрос расторжения такого соглашения регулируется ГК РФ и вышеуказанным законом.

Совет палаты пояснил, что существенными условиями данного соглашения, в частности, являются положения, регулирующие размер и порядок выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь. Он также напомнил, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (ст. 330 ГК РФ).

«В ст. 421 ГК РФ закреплен принцип свободы договора, который предполагает свободу участников гражданского оборота в выборе как партнеров по договору, так и условий его заключения, включая ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора, в том числе и санкций в отношении друг друга. Каких-либо ограничений или императивных указаний (запретов) в части установления пени или штрафов по договору поручения или по соглашению об оказании юридической помощи не содержит ни ГК РФ, ни Закон об адвокатуре, ни КПЭА», – отмечено в разъяснении.

Как пояснил Совет АПЛО, наличие у адвокатов меньшего объема прав, чем у других поверенных, в отношении защиты экономических прав нарушило бы конституционный принцип равенства. В связи с этим он заключил, что «возможность включения в соглашение об оказании юридической помощи неустойки (пени, штрафы) и последующего взыскания ее в судебном порядке с доверителя в случае нарушения сроков оплаты вознаграждения не противоречит положениям КПЭА».

В то же время, по мнению Совета палаты, доверитель вправе в любое время отказаться от исполнения соглашения об оказании юридической помощи при условии оплаты адвокату фактически понесенных им расходов. С учетом изложенного недопустимо включение в соглашение условий о выплате доверителем адвокату неустойки в случае досрочного расторжения соглашения по инициативе доверителя, так как это ограничивает его право, подрывает доверие к адвокатуре и не соответствует требованиям адвокатской этики.

Президент АП Ленинградской области Владимир Захаров в комментарии «АГ» отметил, что в отношениях с доверителями адвокаты будут действовать по ситуации: «Закон позволяет адвокатам взыскивать неустойку, но только лишь в том случае, если доверитель не расторгает соглашение об оказании юридической помощи, но допускает несвоевременную ее оплату».

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил соответствие разъяснения Совета АПЛО требованиям законодательства, в связи с чем сформулированная в нем правовая позиция может применяться в отношении финансово состоятельных доверителей, не выполняющих свои обязательства. «А вот у большинства доверителей, живущих не в столицах и с трудом способных выплатить сам гонорар, указание в соглашении на неустойку может вызвать массу негативных эмоций и неоднозначное отношение», – полагает адвокат.

По словам заместителя председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президента АП Санкт-Петербурга Юрия Новолодского, логика областной палаты заключается в том, что статус адвоката не должен быть ниже общих правовых позиций гражданина. «Гражданско-правовые договоры могут включать в себя определенные обеспечительные меры (в частности, установление неустойки), поскольку последние способствуют достижению договорных целей. Следовательно, если договор между адвокатом и доверителем является гражданско-правовым, то почему в нем нельзя предусмотреть обеспечительные меры? Наши коллеги из областной палаты приняли решение о том, что это не противоречит КПЭА, и это правильная позиция», – отметил он.

По его словам, на практике всем адвокатам будет предоставлена равная возможность разумного использования гражданско-правового инструмента в виде обеспечительных мер в договорных отношениях с доверителями. «А фактическое применение будет зависеть от самого адвоката и его отношений с доверителем», – подытожил Юрий Новолодский.

Поделиться