Лента новостей

1 марта 2024 г.
Перспективы развития КИС АР
Вице-президент ФПА РФ Елена Авакян выступила на ежегодной конференции адвокатов АП Кемеровской области – Кузбасса
1 марта 2024 г.
Страницы жизни в профессии
На сайте ФПА РФ размещен сборник работ победителей конкурса «Адвокатские истории»
29 февраля 2024 г.
В эфире – «Лучше спросите мэтра»
Президент ФПА РФ ответила на вопросы молодых адвокатов

Мнения

Екатерина Азовцева
1 марта 2024 г.
Просветительские мероприятия помогают родителям особенных детей воспользоваться льготами
Об участии в Правовом ликбезе для матерей, имеющих детей с инвалидностью

Интервью

Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
1 марта 2024 г.
Акиф Бейбутов
Дисциплинарная практика – неотъемлемая форма самоконтроля профессиональной корпорации
Основная задача дисциплинарных органов – выработать единые подходы к оценке действий (бездействия) адвоката в той или иной ситуации

«На истории с “подложной справкой” поставлена точка»

9 февраля 2023 г. 16:36

Суд обосновал размер присужденной адвокату Александру Лебедеву компенсации за незаконное уголовное преследование


Тверской районный суд г. Москвы изготовил мотивированное решение от 5 декабря 2022 г. (имеется у «АГ»), которым он взыскал с Минфина России компенсацию морального вреда в размере 350 тыс. руб. в пользу адвоката АП г. Москвы Александра Лебедева в качестве реабилитации за незаконное уголовное преследование по обвинению в воспрепятствовании правосудию и производству предварительного расследования (ч. 1 ст. 294 УК РФ). В частности, суд указал, что принимал во внимание обстоятельства привлечения адвоката к уголовной ответственности, категорию обвинения, срок меры пресечения, степень нравственных страданий, причиненных незаконным уголовным преследованием, а также требования разумности и справедливости. Напомним, 5 декабря 2019 г. суд вынес в отношении адвоката оправдательный приговор, который вступил в законную силу 6 июля 2020 г. В комментарии «АГ» Александр Лебедев выразил удовлетворение решением суда, посчитав самым важным признание того, что незаконное уголовное преследование причинило ему моральный вред.

Читайте также:
Адвокат удовлетворен решением суда
Александру Лебедеву присуждена компенсация за незаконное уголовное преследование

Как сообщалось ранее, в иске к Минфину Александр Лебедев указал, что с декабря 2017 г. по сентябрь 2021 г. защищался от необоснованного обвинения и отстаивал свою невиновность в судах различных инстанций. «В соответствии с ч. 1 ст. 136 УПК РФ Генеральный прокурор от имени государства обязан принести официальное извинение мне, как реабилитированному, за причиненный вред. До настоящего времени официальное извинение от имени государства за причиненный вред не принесено. Таким образом, государство в добровольном порядке не приняло мер к возмещению причиненного вреда, что свидетельствует о неуважении моих прав и игнорировании закона», – подчеркивалось в документе.

В иске также сообщалось, что в результате уголовного преследования Александр Лебедев был ограничен в различных правах. Так, право на неприкосновенность жилища было ограничено постановлениями судов, разрешившими следователю производство обысков по месту жительства и работы адвоката. Следователи обыскивали помещения и личные вещи детей и супруги адвоката в присутствии последней, однако необходимости в этом не имелось, так как адвокат выдал добровольно интересующие следствие предметы и документы. «В ходе обыска был изъят мой мобильный телефон, которым я не мог пользоваться до его фактического возвращения. В телефоне хранилась информация, не имеющая отношения к уголовному делу, она носила частный, приватный характер», – заметил истец.

Александр Лебедев добавил, что его право на свободу было ограничено с момента проведения обыска. Так, следователи запрещали адвокату покидать место производства обыска и пользоваться средствами связи, после обыска он был доставлен к следователю на служебном автомобиле в сопровождении сотрудников полиции. После избрания меры пресечения адвокат не мог покидать место жительства без разрешения следователя и должен был каждый раз получать у него разрешение на выезд из дома.

«Также я был обязан являться по вызовам следователя и суда в назначенное время, в связи с чем я был вынужден откладывать свои личные и рабочие дела, т.е. уделять меньше времени семье и работе. В рамках уголовного дела допрашивались близкие мне люди. В средствах массовой информации распространились сведения о возбуждении в отношении меня уголовного дела, в связи с чем была подорвана моя деловая репутация», – отмечалось в иске. Александр Лебедев оценил свои нравственные и физические страдания в 10 млн руб., отметив, что сумма соразмерна перенесенным переживаниям.

Рассмотрев дело, Тверской районный суд г. Москвы удовлетворил иск частично, взыскав с Минфина в пользу истца 350 тыс. руб. компенсации морального вреда.

Как указано в решении, в соответствии с ч. 1 ст. 150 ГК жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Согласно ст. 151 Кодекса, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу абз. 3 ст. 1100 ГК РФ моральный вред компенсируется независимо от вины причинителя вреда, причиненного гражданину в результате незаконных осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Ссылаясь на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, изложенные в Постановлении от 15 ноября 2022 г. № 33 «О практике применения судами норм компенсации морального вреда» (п. 1 и 14), суд отметил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права (жизнь, здоровье) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Под физическими страданиями, в свою очередь, следует понимать физическую боль, связанную с причинением увечья, иным повреждением здоровья, либо заболевание, в том числе перенесенное в результате нравственных страданий, ограничение возможности передвижения вследствие повреждения здоровья, неблагоприятные ощущения или болезненные симптомы, а под нравственными – страдания, относящиеся к душевному неблагополучию (нарушению душевного спокойствия) человека (чувства страха, унижения, беспомощности, стыда, разочарования; осознание своей неполноценности из-за наличия ограничений, обусловленных причинением увечья; переживания в связи с утратой родственников, потерей работы, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, раскрытием семейной или врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав и другие негативные эмоции).

«Принимая во внимание период уголовного преследования, суд полагает, что сам по себе факт причинения гражданину в результате этого страданий изначально предполагается, в связи с чем в силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ не подлежит доказыванию», – указано в решении. Апеллируя к п. 30 Постановления Пленума ВС № 33, суд добавил, что при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК); в связи с чем сумма, подлежащая взысканию с ответчика, должна быть соразмерной последствиям нарушения и компенсировать потерпевшему перенесенные им физические или нравственные страдания (ст. 151 Кодекса), устранить эти страдания либо сгладить их остроту.

Суд напомнил, что вопрос о разумности присуждаемой суммы должен решаться с учетом всех обстоятельств дела, в том числе значимости компенсации относительно обычного уровня жизни и общего уровня доходов граждан, в связи с чем исключается присуждение потерпевшему чрезвычайно малой, незначительной денежной суммы, если только такая сумма не была указана им в исковом заявлении. «С учетом изложенного, принимая во внимание обстоятельства привлечения Лебедева А.А. к уголовной ответственности, категорию преступления, по которой он обвинялся, данные о личности истца, срок меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, степень нравственных страданий, причиненных ему незаконным уголовным преследованием, а также принимая во внимание требования разумности и справедливости, суд определяет размер компенсации морального вреда, причиненного истцу, 350 000 руб. Указанный размер компенсации морального вреда суд полагает соответствующим фактическим обстоятельствам настоящего гражданского дела, разумным и справедливым, отвечающим требованиям добросовестности и объему перенесенных истцом страданий», – резюмируется в решении.

В комментарии «АГ» Александр Лебедев оценил решение положительно. «Суд признал причинение морального вреда, и это самое важное. Обжаловать решение я не стал, поскольку нет цели заработать на этом. На истории с “подложной справкой” поставлена точка. Я удовлетворен», – подытожил он.

Татьяна Кузнецова

Поделиться