Лента новостей

23 июля 2024 г.
В защиту прав обвиняемых
ФПА РФ представит правовую позицию на законопроект, ограничивающий сроки ознакомления с материалами уголовного дела
23 июля 2024 г.
В ФПА поддержали идею создания Ассоциации адвокатов по семейным и наследственным делам
Новое объединение будет способствовать обмену опытом между квалифицированными специалистами
22 июля 2024 г.
В ФПА обсудили проблемы профессионализации судебного представительства
Сохранить принципы независимости и некоммерческого характера деятельности

Мнения

Владимир Гарнин
22 июля 2024 г.
Развиваем традиционные направления и воплощаем новые идеи
О деятельности Комиссии по культурно-массовой и спортивной работе Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

Интервью

Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
22 июля 2024 г.
Овагим Арутюнян
Идеальная форма юридической деятельности – синтез научной и практической работы
«Хорошо, когда кто-то тебе помогает, особенно на начальном этапе, – это важно для любой профессии, а для адвокатуры, наверное, в особенности»

«Мы всех ждем в российской адвокатуре»

12 мая 2023 г. 11:00

11 мая в рамках тематического блока «Правосудие и разрешение споров: новые реалии и горизонты» состоялась сессия «Рынок юридических услуг и судебное представительство»


В числе спикеров – министр юстиции РФ Константин Чуйченко, президент ФПА РФ Светлана Володина, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник, президент ассоциации «Некоммерческое партнерство “Объединение Корпоративных Юристов”» Александра Нестеренко. Провел обсуждение полномочный представитель Правительства РФ в Конституционном Суде РФ и Верховном Суде РФ Михаил Барщевский. Основной темой оживленной дискуссии стал вопрос о том, как закрыть доступ в сферу судебного представительства лицам, не имеющим достаточной профессиональной подготовки. Министр юстиции РФ Константин Чуйченко предложил создать рабочую группу, для того чтобы продолжить поиск решения проблем в сфере оказания квалифицированной юридической помощи. Он заявил, что свободные юристы, занимающиеся судебным представительством, должны вступить в адвокатуру.

Перед началом обсуждения министр юстиции РФ Константин Чуйченко поздравил мэтра российской адвокатуры Генри Резника с юбилеем, пожелал ему профессионального и научного долголетия и вручил памятный подарок от Министерства юстиции РФ.

Квалификационный экзамен для судебных представителей?

Своим видением ситуации в сфере судебного представительства поделилась старший юрист КА г. Москвы «Барщевский и партнеры» Мария Пухова. Она напомнила о том, что ч. 1 ст. 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, тогда как в сфере судебного представительства достаточным подтверждением квалификации юриста является лишь диплом о высшем юридическом образовании или ученая степень по юридической специальности. Причем диплом не обязательно должен быть российским (т.е. не требуется ни знание российского права, ни знание русского языка), а юридическая специальность может быть любой, в том числе не предполагающей знания процессуального права.

Мария Пухова привела примеры из своей практики, подтверждающие, что такие требования не обеспечивают участия в судебном процессе в качестве представителей лиц, имеющих необходимую профессиональную подготовку, и призвала прекратить уникальный российский опыт подтверждения квалификации с помощью диплома, поскольку этот эксперимент не удался: «Действительного подтверждения квалификации нет, как и реального обеспечения права на получение квалифицированной юридической помощи».

Спикер предложила ввести специальный квалификационный экзамен для тех, кто осуществляет судебное представительство, за исключением адвокатов и юристов крупных компаний. По ее мнению, проведение такого экзамена следует возложить на квалификационные комиссии адвокатских палат субъектов РФ, поскольку в их состав входят представители органов законодательной, исполнительной и судебной власти, что обеспечивает необходимую публично-правовую составляющую. Помимо наличия высшего юридического образования, претендент должен отвечать таким требованиям, как дееспособность и отсутствие непогашенной судимости за умышленное преступление. Отвечающие этим требованиям и сдавшие квалификационный экзамен лица получат аккредитацию и будут зарегистрированы в открытом реестре судебных представителей, чтобы можно было убедиться в наличии у них достаточной квалификации. Поскольку законодательство меняется очень быстро, следует предусмотреть регулярную переаттестацию, в чем также можно обратиться к опыту адвокатуры.

Комментируя выступление Марии Пуховой, Михаил Барщевский заметил, что в этом вопросе важна позиция корпоративных юристов, но проблема не в их взаимоотношениях с адвокатами, а в «тех мошенниках, которые, даже получив юридический диплом, ничего не знают». По его словам, каждый год выпускается, по разным оценкам, от 200 до 300 тысяч юристов. «Но кто их готовит, есть ли у нас преподаватели, способные подготовить 200 тысяч квалифицированных юристов в год?»

Как прийти к качественно новому состоянию рынка юридических услуг?

Президент ассоциации «Некоммерческое партнерство “Объединение Корпоративных Юристов”» Александра Нестеренко отметила, что никаких конфликтов между юристами компаний и адвокатами нет, они вместе с Минюстом России работали над проектом Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи (в первоначальной редакции он был опубликован в 2017 г. – Прим. ред.). «Мы готовы к обсуждению критериев допуска к судебному представительству», – сказала она, подчеркнув при этом высокий профессионализм юристов компаний.

Директор по правовым вопросам X5 Group Елена Крупская, говоря об уровне квалификации судебных представителей, который она считает недостаточным, высказала сомнение в том, что дополнительные регуляторные меры могут привести к ожидаемому результату: «Суровость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». По ее мнению, и уважение к профессии, и повышение качества юридической помощи лежат в плоскости культуры – культура профессии должна стать выше.

Михаил Барщевский высказал иную точку зрения: ожидания, что рынок юридических услуг «сам все наладит», не оправдались, и начинать исправление ситуации надо «с того сегмента, где больше всего беды, – с судебного представительства, куда допускаются неквалифицированные юристы». Крупные компании не будут держать у себя плохих юристов, но хороший сегодня дорого стоит, поэтому, например, шиномонтажная мастерская не станет его привлекать. Объем той части рынка юридических услуг, которая не занята адвокатами и юристами крупных компаний, Михаил Барщевский оценил в 75%. При этом он посетовал, что, по его мнению, профессиональный уровень адвокатов снизился по сравнению с советским периодом, и предложил наделить адвокатские палаты правом контроля их деятельности с возможностью проверки досье, возродив таким образом практику, существовавшую во времена СССР в коллегиях.

Управляющий партнер «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев поддержал идею профессионализации судебного представительства и задал вопрос, почему до сих пор не реализована Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи, проект которой был подготовлен Министерством юстиции РФ в 2017 г. По его словам, реализацию этого проекта поддержали бы 100% адвокатов, а долгая пауза привела к тому, что быть адвокатом становится невыгодно, в частности, из-за разницы в налогообложении адвокатов и предпринимателей, оказывающих юридические услуги (15% и 6% соответственно).

Рустам Курмаев высказал просьбу к Минюсту России скорее реализовать Концепцию и ввести профессиональное судебное представительство. Кроме того, по его мнению, адвокатская деятельность в России должна быть признана предпринимательской, благодаря чему будут сняты некоторые ограничения в адвокатской профессии и адвокатура станет более привлекательной для юристов.

Управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев считает, что любое реформирование совершенно неправильно начинать и обосновывать недостатками, при любом реформировании надо сначала сказать о накопленном позитиве, а затем о том, что обусловит положительное развитие: «История говорит, что тот, кто начинает с очернительства, заканчивает революционным радикализмом и выплескивает ребенка с водой». По его мнению, за 32 года, прошедшие с момента распада СССР, сфера оказания юридических услуг существенно модернизирована, и теперь необходим реальный проект, осуществление которого позволит в 2031 г. сказать, что рынок юридических услуг находится в качественно новом состоянии.

Президент ФПА РФ Светлана Володина не согласилась с мнением, что профессиональный уровень адвокатов в последние 30 лет снизился. Касаясь предложения ввести специальный квалификационный экзамен для судебных представителей, не являющихся адвокатами, она высказала опасение, что это может привести к созданию «параллельной» адвокатуры. Также она заметила, что если судебный представитель сдал экзамен в квалификационной комиссии адвокатской палаты, то и жалобы на него будут поступать туда, а лучший путь для переаттестации судебных представителей – применение принятого в адвокатуре Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов и действующей системы профессионального обучения. «Если все готовы у нас сдать экзамены, мы всех ждем в российской адвокатуре», – заключила Светлана Володина и добавила, что размер налогов, которые уплачивают адвокаты, должен быть уменьшен до размера налогов на индивидуальных предпринимателей.

Адвокатура может существовать только как независимый от государства институт

Председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник подчеркнул: «Нет такой профессии – судебный представитель. Нет, не было и не будет. Профессии привязаны к отраслям права, к владению определенным предметом». Многие заканчивали юридические институты, но каким образом готовить судебных представителей? Судебное представительство – это совершение огромной профессиональной работы по подготовке исков, возражений на иск, добыванию доказательств, изучению огромного количества материалов. Есть такие профессии, как, например, адвокат, патентный поверенный. Если будет введено профессиональное судебное представительство, то в чем оно будет выражаться, кто будет готовить судебных представителей, какие дипломы они будут получать?

Как и Светлана Володина, Генри Резник считает, что предложение о профессионализации судебного представительства направлено на организацию «параллельной» адвокатуры. Он напомнил, что есть три требования, которые предъявляются к профессиональной деятельности независимого юриста: допуск к профессии, наработанные профессиональные стандарты и этические нормы, контроль самоуправляемой ассоциации. По его мнению, необходимо вернуться к разработанному Минюстом России проекту Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи: «Мы остановились в одном шаге до ее принятия, там есть предпосылки для консолидации юристов».

По словам Генри Резника, как и у всех других организаций, у адвокатуры есть проблемы (например, налогообложения, организации адвокатских образований), но не стоит умножать количество сущностей. Меняется время, меняются потребности в оказании юридической помощи, но всегда, во все времена, при всех режимах адвокат защищает частных лиц в правовом споре с государством, адвокатура несет идею права. По этой причине идея о том, что могут быть кардинально новые представители, вызывает непонимание. Надо консолидировать профессию и решать сложные проблемы, но нельзя забывать, что адвокатура может существовать только как независимый от государства институт, подчеркнул он.

Позиция Минюста России

Министр юстиции РФ Константин Чуйченко отметил, что на сегодняшний день судебное представительство осуществляют адвокаты, представители некоторых других профессий (например, патентные поверенные), корпоративные юристы, свободные юристы.

На совещании в Минюсте России, сообщил он, был сделан вывод, что основная дискуссия должна развиваться вокруг того, как решать проблему со свободными юристами. Если они хотят быть судебными представителями, то должны вступить в адвокатуру, поскольку адвокатура – это определенные фильтры на входе, формирование в том числе правил игры; деятельность адвокатуры регулируется законодательством, которое основывается на Конституции РФ и состоит из специального Закона об адвокатуре, других федеральных законов, нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих ее деятельность, а также из законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, принимаемых в пределах их полномочий.

«Судебное представительство не может оставаться в том состоянии, в котором сейчас находится», – сказал министр юстиции. Оно представляет собой часть правосудия, а в этой сфере должны работать только профессиональные люди, ведь, обладая процессуальными правами, представитель может запускать судебную машину в ту или иную сторону.

В отношении корпоративных юристов, продолжил министр, вопрос в том, захотят ли они вступать в адвокатуру, но они должны быть вправе представлять интересы только тех компаний, где работают, и не вправе оказывать услуги по представительству третьим лицам. Что касается представителей других профессий (патентных поверенных), то позиция пока не сформирована.

По словам министра юстиции, проблему надо рассматривать с точки зрения среднего уровня адвокатов и среднего уровня судебных представителей, начав с того, какой необходим объем работы, сколько в стране нужно судебных представителей (в данном случае – адвокатов). Что касается налогообложения адвокатов, «то там есть, наверное, неправильные вещи», но этот вопрос относится не столько к компетенции Министерства юстиции, сколько к компетенции Министерства финансов.

Поясняя, почему до сих пор не реализована Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи, Константин Чуйченко сказал, что проект существовал в различных редакциях, и предложил создать рабочую группу с участием представителей Минюста России, адвокатуры и корпоративных юристов, чтобы продолжить поиск решения проблем в этой сфере.

Говоря об адвокатуре, Константин Чуйченко подчеркнул, что адвокат – это часть правосудия, а быть независимым от правосудия невозможно. Независимость адвокатуры не должна быть беспредельной, она должна состоять прежде всего в том, что никто, кроме доверителя, адвокату не может сказать, какую позицию формировать по делу, какие доказательства представлять по делу. А в том, что касается взаимоотношений адвоката с государством, стандартов его поведения, государство должно иметь право на выражение своей позиции и она должна учитываться.

Константин Чуйченко обратил внимание, что во время обсуждения ни разу не прозвучало слов «адвокатская монополия», но Минюст России готов предложить этот путь – ограниченную «адвокатскую монополию». Если же усиливается положение адвокатуры, то могут быть усилены и полномочия министерства как регулятора, заметил он.

* * *

Завершая сессию, Михаил Барщевский поблагодарил всех участников за оживленную дискуссию и выразил надежду, что на следующем ПМЮФ появится возможность обсудить подготовленный документ.

Мария Петелина
Фото: Павел Садчиков

Поделиться